Украина
23 февраля 2019 г.
Москва и Киев намерены совмещать войну с переговорами
20 АВГУСТА 2014, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ИТАР-ТАСС

Пресс-службы глав государств России и Украины объявили о том, что Владимир Путин и Петр Порошенко встретятся 26 августа в Минске в рамках саммита Таможенныйсоюз-Украина. Заместитель главыАдминистрации президента Украины Валерий Чалый поспешил заявить, что предстоящие две недели станут решающими в переводе конфликта из военной стадии в политическую, выразив надежду, что встреча в Минске станет «началом реального переговорного процесса по урегулированию украинского кризиса». Однако такой подход представляется в нынешней ситуации излишне оптимистическим. Пока что можно говорить лишь о некоторой тактической победе со стороны тех, кто взял на себя функции посредников в урегулировании конфликта — Европейского союза и белорусского президента.

Насколько можно понять, осознав невозможность сближения позиций Москвы и Киева, европейская дипломатия сконцентрировалась на формальной задаче — обеспечить личную встречу Путина и Порошенко. Но даже это выглядело непростой целью. Кремль настаивает: на юго-востоке происходит внутриукраинский конфликт, к которому Россия непричастна. Посему и переговоры Киеву надлежит вести с сепаратистами (может быть, именно поэтому в руководстве самопровозглашенных республик людей с московской пропиской поменяли на «коренных донбассцев»). Украина же считает, что если Россия развязала агрессию, то и переговоры надлежит вести непосредственно с Москвой.

Пришлось выдумывать специальный формат, который вроде предполагает, что Путин и Порошенко будут участвовать в общих переговорах относительно того, каким образом соглашениемежду Украиной и ЕСповлияет на экономику стран Таможенного союза. Замечу, на фоне потерь, которые несет российская экономика в результате конфликта, сегодня смешно даже вспоминать, что поводом послужило недовольство соглашением между Киевом и ЕС.

Но отдадим должное Александру Лукашенко, который не упустил возможности поместить себя в центр мировой политики. Именно он предложил провести переговоры в таком формате. Лидерам «евразийской тройки» и Украины нужно «сесть и поговорить», «принципиально обсудить, что же происходит», ибо никто не мог и «подумать, что среди самых близких и родных народов может возникнуть такая каша». Ему же принадлежит и инициатива приглашения представителей ЕС в Минск. Туда предполагают прибыть три еврокомиссара — по иностранным делам (Кэтрин Эштон), торговле (Карел Де Гюхт) и энергетике (Гюнтер Эттингер).

Однако при том, что все условия созданы, двусторонняя российско-украинская встреча может и не состояться. «Переговоры ведутся на различных уровнях и активно, сейчас прикладываются усилия для поиска механизмов урегулирования внутриукраинского кризиса. Факт хороший, явление отрадное, но в каком именно формате они, эти переговоры, будут продолжаться… Об окончательных договоренностях говорить бы не хотел», — напускает туману путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков. О встрече непосредственно Путина и Порошенко он сказал: «Переговоры не простые, поэтому возможны самые разные форматы, еще раз повторяю, но когда и как — об этом пока говорить преждевременно».

Главное же — совершенно непонятно, что именно могло бы составлять основу российско-украинского компромисса. Насколько можно понять, официальный Киев, чьи войска втягиваются сейчас в уличные бои в Донецке и Луганске, намерен добиться победы военным путем. Он требует от Москвы прекратить поддержку сепаратистов. Единственный инструмент здесь — угроза новых санкций. Но отказ от вмешательства означает прямое унижение Путина. Согласись он на это, главный начальник рисковал бы разочаровать большинство россиян.

Цель Кремля — замораживание конфликта в его нынешней стадии, фактическая легитимизация самопровозглашенных республик. «Боснийский вариант», о котором заговорили, здесь явно не пройдет. Ведь при урегулировании в Боснии, компромисс заключался в том, что все участники конфликта получали под свой контроль определенные территории. Согласись Порошенко на такой сценарий — это означало бы политическое самоубийство.

Если происходящее и будет чем-то походить на Боснию, так только тем, что боевые действия будут происходить одновременно с переговорами. Москва явно не собирается ослаблять поддержку сепаратистов. Неслучайно практически одновременно с сообщениями о предстоящей встрече Путина и Порошенко в прессе появилась информация о том, что в Луганск вошла российская тактическая группа — 1200 вооруженных людей и около 100 единиц военной техники.

Не исключено, что подобная информация не более чем уловка информационной войны. Но как быть с никак не прокомментированном российскими официальными лицами заявлением нового премьера ДНР Александра Захарченко о том, что на российской территории в течение четырех месяцев готовили больше тысячи бойцов, которые сейчас влились в состав ополченцев? Как быть с восторженными репортажами корреспондентов федеральных телеканалов о том, что у «ополченцев» все больше танков, бронетранспортеров и систем залпового огня? Они утверждают, что все это трофеи. Если так, то совершенно непонятно, каким образом «ополченцы» пополняют боезапас, как обеспечивают себя топливом в ходе весьма интенсивных военных действий. Придется предположить, что на них работает система тылового обеспечения украинской армии…

Как бы то ни было, очевидно: пока каждая из сторон намерена добиться поставленных целей на поле боя, ждать прогресса в переговорах не приходится.


На фото: Россия. Москва. 20.08.2014. Во время демонтажа украинского флага, вывешенного на жилом доме на Котельнической набережной.

Фото ИТАР-ТАСС/ Вячеслав Прокофьев

















  • Алексей Макаркин: Это декларативные положения. Стремиться в НАТО и ЕС никто никому не мешает, но есть достаточно серьёзные ограничители для принятия туда Украины.

  • Daily Storm: Верховная рада Украины утвердила поправки к Конституции, согласно которым стратегический курс государства включает в себя вступление в Европейский Союз и НАТО...

  • Олег Пономарь: Также в Конституции закреплена европейская самоидентификация украинского Народа. Мы - европейская Нация, ничего общего с Ордой. Всех поздравляю!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Цивилизационный выбор Украины стал необратимым
8 ФЕВРАЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Поправки в Конституцию Украины, в преамбуле которой теперь будет закреплено положение о «европейской идентичности украинского народа и необратимости европейского и евроатлантического курса Украины», были приняты Верховной радой 7.02.2019. «За» — 334 из 385 присутствующих, «против» — 35. То есть «за» — вся Рада, «против» — один «Оппозиционный блок». Цивилизационный выбор Украины с момента обретения ею независимости менялся несколько раз. В Декларации о государственном суверенитете, принятой Верховным советом Украины в 1990 году, было записано, что в будущем Украина должна стать нейтральным государством...
Прямая речь
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Алексей Макаркин: Это декларативные положения. Стремиться в НАТО и ЕС никто никому не мешает, но есть достаточно серьёзные ограничители для принятия туда Украины.
В СМИ
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Daily Storm: Верховная рада Украины утвердила поправки к Конституции, согласно которым стратегический курс государства включает в себя вступление в Европейский Союз и НАТО...
В блогах
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Олег Пономарь: Также в Конституции закреплена европейская самоидентификация украинского Народа. Мы - европейская Нация, ничего общего с Ордой. Всех поздравляю!
Нет у революции конца? Украина: две революции, а во власти представители все той же номенклатурной обоймы
10 ЯНВАРЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Постоянные читатели моих статей знают, что я отрицательно отношусь к президенту Украины Петру Порошенко. Точнее сказать, к его деятельности на занимаемой должности. За что мне достается от фанатов Петра Алексеевича, которые, по давнему обыкновению большинства обывателей, путают власть и страну, смешивают критику режима с нелюбовью к стране. И тут же, разумеется, припечатывают меня как пособника Путина (что должно выглядеть совершенно нелепо для тех, кто, опять же, следит за моими публикациями — назову только две навскидку: «Я – украинец!» и «Российский вермахт в Украине», когда уже из самих названий понятна моя недвусмысленная позиция по отношению к путинской агрессии).
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь.