Цензура
21 февраля 2018 г.
Картонная декорация
31 АВГУСТА 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

ЕЖ/Олендская Мария

С моим опытом посещения судов, как в качестве обвиняемого по уголовным и административным делам, так и в качестве зрителя на процессе Ходорковского и на «Болотном деле», ничего принципиально нового я не увидел. Конечно, после таких ужасов сегодня был, что называется, вариант light как минимум, потому что все на свободе и живы. Но степень деградации российского правосудия поражает, фактически, это уже только форма, «картонный суд», декорация, внутри которой нет ничего. Александр Рыклин справедливо сказал, что обвинение было совершенно не подготовленным, они сбивались, путались и толком даже не пытались нам противостоять, потому что сказать им было нечего, всё было абсолютно ясно.

Но я не могу сказать, что я ничего не ожидал, потому что каждый раз на таких процессах присутствует романтическая вера в «человеческий фактор». Вот сидит судья, у него два уха, два глаза, нос, он очень похож на человека, нет оснований считать его дебилом, он говорит слова, не проносит ложку мимо рта. Он нормальный. И те доводы, которые сегодня многократно прозвучали — совершенно неоспоримы, там нет никакой лазейки для иного решения, кроме как в пользу отмены блокировки. И поскольку в отношении любого человека есть некая «презумпция невиновности» и судья — человек, а не злая королева из сказки, то остаётся надежда на то, что он поступит по-человечески и как профессионал. Александр Рыклин в своей речи ему напомнил об этой возможности: никто не может запретить быть порядочным человеком. И сегодня судья мог подтвердить свою профессиональную репутацию, «поправить карму», но он решил этого не делать. Ничего нового не произошло, мы лишь ещё раз убедились, в каком абсурдном мире находимся.

ЕЖ/Олендская Мария

ЕЖ/Олендская Мария

При этом, как сказал один из моих знакомых сегодня, мы являемся свидетелями последних дней, когда ещё сохраняется хотя бы эта картонная декорация. Кажется, скоро мы перейдём уже к военно-полевым трибуналам, судя по направлению развития страны. А пока что продолжается плохая игра в правосудие. В общем, чувства сложные, с одной стороны, никто ничего не ожидал, а с другой — опять не сработала вера в право человека не быть свиньёй и сохранять достоинство.

Что касается сути вопроса, то это всё довольно смешно. Был очень трогательный момент, когда представитель Генпрокуратуры сделал замечание представителю Роскомнадзора, что его ведомство не выполнило предписание и не заблокировало зеркала, расположенные в Лондоне или Амстердаме. И представитель Роскомнадзора честно посетовал, что да, это так. Теперь остаётся ждать прихода «Единой России» к власти в Голландии или Великобритании, чтобы решить вопрос. Вообще, всё это было бы смешно, если бы не было так убого.

ЕЖ/Олендская Мария
На фото юристы ЕЖа: Светлана Кузеванова (Центр защиты прав СМИ) и Сергей Зинатулин

Было там и одно ноу-хау. Половина процесса ушло на то, что представители «Ежедневного журнала» пытались добиться ответа на вопрос, что они должны сделать, чтобы доступ к ресурсу был возобновлён, какой материал является экстремистским. Разумеется, ответа на этот вопрос не было, потому что он означал бы решение проблемы, а политический характер дела означает, что противоположная сторона в этом не заинтересована. И в речи представителя прокуратуры прозвучала фраза о «тенденциозности контента». Я спросил этого доблестного капитана, в какой норме закона что-то говорится о «тенденциях». По моему устарелому представлению что-то может быть противозаконным или законным, правовым или противоправным, но я впервые слышу, как на суде обсуждаются тенденции.

В результате мы хорошенько изваляли этого капитана в дёгте и перьях по поводу этой самой «тенденциозности». Но когда слово взяла представительница Роскомнадзора, она повторила тот же самый тезис и, разумеется, была точно также вывалена в дёгте и перьях. Это показатель той толщи, где находится страна. Нами управляют двоечники, трусливые и убогие. Но это не означает, что они не злоупотребляют своей властью.

Фотографии ЕЖ














  • Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.

  • РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 

  • Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Искоренение исторических ересей
16 ФЕВРАЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе ждут внесения закона, предложенного Рамзаном Кадыровым и единогласно принятого 13.02.18 парламентом Чечни. Закон предусматривает уголовное наказание лиц, намеренно искажающих правду о Великой Отечественной войне. По этому законопроекту уголовная ответственность вводится «за совершение действий, оскорбляющих чувства ветеранов и память погибших в Великой Отечественной войне, искажающих историю ВОВ и отрицающих решающий вклад СССР и его многонационального народа в победу во Второй мировой войне».
Прямая речь
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.
В СМИ
16 ФЕВРАЛЯ 2018
РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 
В блогах
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.
Срамное слово
26 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда депутат Драпеко, выступая в Госдуме, говорила о необходимости создать в России Совет по нравственности, который будет определять, что такое хорошо, а что плохо и что нам можно показывать, а что нельзя, — это выглядело довольно уныло, немного смешно и невероятно стыдно. Потому что слово «нравственность», примененное к путинской России, выглядит глумлением. Это как говорить о гуманизме Сталина, память которого так дорога депутату Драпеко, или Гитлера, которого путинская власть почему-то считает хуже Сталина, хотя путинский режим больше похож на фашизм, чем на сталинизм. Это как писать антисемитскую гадость на Стене плача в Иерусалиме.
Прямая речь
26 ЯНВАРЯ 2018
Анатолий Голубовский: Государство вроде как хочет контролировать ситуацию, но не может. Страна в институциональном хаосе, её практически нет.
В СМИ
26 ЯНВАРЯ 2018
РИА Новости: "Справедливая Россия" предлагает подумать над созданием в РФ Совета по нравственности, который бы решал экспертным путем, должен ли тот или иной фильм быть показан на территории страны...
В блогах
26 ЯНВАРЯ 2018
Яап Эггермонт: Совет по нравственности, значит. Ну что ж. Тем приятней русским людям будет всем этим депутатам потом эту нравственность в жопу засовывать.
Минкульт решил отменить «Смерть Сталина»
24 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завтра, 25.01.18, в России должна была состояться премьера англо-французской комедии «Смерть Сталина» режиссера Армандо Ианнуччи. Премьеры не будет, поскольку Минкульт отозвал прокатное удостоверение по просьбам общественности. Тут важно раскрыть вот этот псевдоним — «общественность». Можно с высокой долей уверенности утверждать, что в состав «общественности» никогда не войдет ни один читатель этого текста, а также люди типа писателей Войновича, Улицкой, Шендеровича или режиссеры типа Мирзоева, Серебренникова, Учителя. «Общественность» — это член Общественного совета Минкульта Павел Пожигайло, который еще в сентябре 2017-го начал присматриваться и принюхиваться к сомнительному изделию, изготовленному в странах НАТО, и обнаружил там массу провокаций.
Прямая речь
24 ЯНВАРЯ 2018
Алена Солнцева: Для того чтобы провести цензуру в жизнь окончательно, нужны некие законные основания. Пока их находят с натяжкой...