Цензура
23 ноября 2017 г.
Картонная декорация
31 АВГУСТА 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

ЕЖ/Олендская Мария

С моим опытом посещения судов, как в качестве обвиняемого по уголовным и административным делам, так и в качестве зрителя на процессе Ходорковского и на «Болотном деле», ничего принципиально нового я не увидел. Конечно, после таких ужасов сегодня был, что называется, вариант light как минимум, потому что все на свободе и живы. Но степень деградации российского правосудия поражает, фактически, это уже только форма, «картонный суд», декорация, внутри которой нет ничего. Александр Рыклин справедливо сказал, что обвинение было совершенно не подготовленным, они сбивались, путались и толком даже не пытались нам противостоять, потому что сказать им было нечего, всё было абсолютно ясно.

Но я не могу сказать, что я ничего не ожидал, потому что каждый раз на таких процессах присутствует романтическая вера в «человеческий фактор». Вот сидит судья, у него два уха, два глаза, нос, он очень похож на человека, нет оснований считать его дебилом, он говорит слова, не проносит ложку мимо рта. Он нормальный. И те доводы, которые сегодня многократно прозвучали — совершенно неоспоримы, там нет никакой лазейки для иного решения, кроме как в пользу отмены блокировки. И поскольку в отношении любого человека есть некая «презумпция невиновности» и судья — человек, а не злая королева из сказки, то остаётся надежда на то, что он поступит по-человечески и как профессионал. Александр Рыклин в своей речи ему напомнил об этой возможности: никто не может запретить быть порядочным человеком. И сегодня судья мог подтвердить свою профессиональную репутацию, «поправить карму», но он решил этого не делать. Ничего нового не произошло, мы лишь ещё раз убедились, в каком абсурдном мире находимся.

ЕЖ/Олендская Мария

ЕЖ/Олендская Мария

При этом, как сказал один из моих знакомых сегодня, мы являемся свидетелями последних дней, когда ещё сохраняется хотя бы эта картонная декорация. Кажется, скоро мы перейдём уже к военно-полевым трибуналам, судя по направлению развития страны. А пока что продолжается плохая игра в правосудие. В общем, чувства сложные, с одной стороны, никто ничего не ожидал, а с другой — опять не сработала вера в право человека не быть свиньёй и сохранять достоинство.

Что касается сути вопроса, то это всё довольно смешно. Был очень трогательный момент, когда представитель Генпрокуратуры сделал замечание представителю Роскомнадзора, что его ведомство не выполнило предписание и не заблокировало зеркала, расположенные в Лондоне или Амстердаме. И представитель Роскомнадзора честно посетовал, что да, это так. Теперь остаётся ждать прихода «Единой России» к власти в Голландии или Великобритании, чтобы решить вопрос. Вообще, всё это было бы смешно, если бы не было так убого.

ЕЖ/Олендская Мария
На фото юристы ЕЖа: Светлана Кузеванова (Центр защиты прав СМИ) и Сергей Зинатулин

Было там и одно ноу-хау. Половина процесса ушло на то, что представители «Ежедневного журнала» пытались добиться ответа на вопрос, что они должны сделать, чтобы доступ к ресурсу был возобновлён, какой материал является экстремистским. Разумеется, ответа на этот вопрос не было, потому что он означал бы решение проблемы, а политический характер дела означает, что противоположная сторона в этом не заинтересована. И в речи представителя прокуратуры прозвучала фраза о «тенденциозности контента». Я спросил этого доблестного капитана, в какой норме закона что-то говорится о «тенденциях». По моему устарелому представлению что-то может быть противозаконным или законным, правовым или противоправным, но я впервые слышу, как на суде обсуждаются тенденции.

В результате мы хорошенько изваляли этого капитана в дёгте и перьях по поводу этой самой «тенденциозности». Но когда слово взяла представительница Роскомнадзора, она повторила тот же самый тезис и, разумеется, была точно также вывалена в дёгте и перьях. Это показатель той толщи, где находится страна. Нами управляют двоечники, трусливые и убогие. Но это не означает, что они не злоупотребляют своей властью.

Фотографии ЕЖ














  • Николай Сванидзе: Это угроза информационного «железного занавеса», акт зрелой, продвинутой холодной войны и уверенный шаг в сторону серьёзного закручивания гаек.

  • Дождь: Как сказано в итоговом варианте поправок, инициатива распространится на СМИ, которые зарегистрированы в иностранном государстве и получают деньги от иностранного государства.

  • Лев Рубинштейн: На данный момент словосочетание "Иностранный агент" для меня звучит скорее нейтрально... Но очень скоро, я думаю, эти два слова будут восприниматься однозначно восторженно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Кругом сплошные иностранные агенты
15 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла поправки в статью 6 закона «О СМИ», обязывающие иностранную прессу регистрироваться в качестве иностранных агентов. Эта новость имеет несколько аспектов. Аспект № 1. Это наш «ответ» американцам, мгновенный, а также «вынужденный и зеркальный». Последние слова — цитата из спикера Госдумы Вячеслава Володина, который заявил, что поправка в российский закон «О СМИ» стала ответом на требование Минюста США к телеканалу RT – America зарегистрироваться в качестве иноагента, которое было выполнено 13.11.2017. Насчет «мгновенности» российского ответа — тут Володин точен: 13.11 RT стала иноагентом в США, а 15.11 Госдума нанесла ответный удар. А насчет зеркальности он, конечно, соврал.
Прямая речь
15 НОЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: Это угроза информационного «железного занавеса», акт зрелой, продвинутой холодной войны и уверенный шаг в сторону серьёзного закручивания гаек.
В СМИ
15 НОЯБРЯ 2017
Дождь: Как сказано в итоговом варианте поправок, инициатива распространится на СМИ, которые зарегистрированы в иностранном государстве и получают деньги от иностранного государства.
В блогах
15 НОЯБРЯ 2017
Лев Рубинштейн: На данный момент словосочетание "Иностранный агент" для меня звучит скорее нейтрально... Но очень скоро, я думаю, эти два слова будут восприниматься однозначно восторженно.
Российский журналист должен быть вооружен и очень опасен
27 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На сайте российского оружейного концерна «Калашников» появилось объявление, что производитель «настоящего культурного бренда России» готов обеспечить журналистов недорогим, но качественным огнестрельным оружием. Всем сотрудникам СМИ «Калашников» готов продать «надежный и мощный» травмат МР-80 со скидкой 10% при предъявлении журналистского удостоверения. Оружейные бизнесмены таким образом откликнулись на покушение на убийство журналистки «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр и последующее заявление главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова, который в эфире «Эха» сказал, что планирует вооружить своих сотрудников.
Прямая речь
27 ОКТЯБРЯ 2017
Зоя Светова: Убийство журналиста за его профессиональную деятельность всегда является политическим убийством, присущим диктаторским и тоталитарным режимам.
В СМИ
27 ОКТЯБРЯ 2017
Коммерсант FM: Новость о покушении на Татьяну Фельгенгауэр переполошила профессиональное сообщество... Дмитрий Муратов заявил, что принял решение вооружить своих журналистов...
В блогах
27 ОКТЯБРЯ 2017
Рыклин Александр: По-моему, если речь идет о безопасности, проблема полностью надумана - конечно, когда есть угроза, надо носить оружие и уметь его использовать...
Нежелательная свобода
18 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России обозначила кандидатуры в список «нежелательных СМИ», деятельность которых в ближайшее время может быть ограничена на территории России. Андрей Климов, председатель этой комиссии, сказал, что для перечисления фигурантов списка «хватит пальцев одной руки». Источник РБК в Совете Федерации уточнил, что в списке точно окажутся CNN, «Голос Америки» и «Радио Свобода». В этой новости есть три аспекта: анатомический, политический и информационный. По поводу анатомии. 
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: После того, как в Штатах возникла проблема у Russia Today, власти прямо заявляли о том, что ответ на это будет аналогичный и прямой, и теперь надо ждать этого ответа.