Медиафрения
22 ноября 2017 г.
Медиафрения. Война с бесконечно малыми
23 СЕНТЯБРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ИТАР-ТАСС

Меня всегда удивляли математики, которые такое значение придают бесконечно малым величинам, считая этот раздел математики одним из фундаментов своей науки. А такой солидный человек, как Ньютон, из-за этих несчастных бесконечно малых обвинил другого солидного человека, Лейбница, в том, что тот украл у него идеи исчисления этих ничтожеств. Редкостная мелочность! В наше время бесконечно малые тоже становятся предметом постоянного внимания таких больших (а по бюджетам так и бесконечно больших) организаций, как федеральные телеканалы и прочие российские СМИ.

БЕСКОНЕЧНО МАЛЫЙ ВНУТРЕННИЙ ВРАГ

Телезрители и читатели прокремлевских изданий наверняка досадовали, почему такое ничтожное событие, как «Марш мира», состоявшийся 21.09 в Москве, упоминается в программах федеральных каналов и на страницах солидных газет. Как сообщил «Евроньюс», участников было не более 3 тысяч человек. Другой официоз был более щедр: 5 тысяч. Программа «Вести» объяснила, что это были те 5 тысяч обжор и гурманов, которые пришли протестовать против грядущего исчезновения хамона.

«Известия» в материале под заголовком «Марш мира» перерос в реквием по оппозиции» (периодические похороны оппозиции стали для габреляновских СМИ довольно унылым ритуалом) сообщают, что митинг (?!) получился крайне малочисленным. Надо обладать «известинским» зрением, чтобы обнаружить какой-либо митинг там, где было шествие. Но дальше еще интереснее. «По мнению политолога Вячеслава Никонова и члена Общественной палаты Антона Цветкова, организаторы «Марша мира» вывели людей на улицы, чтобы отработать гранты американского Госдепа». Обычно расхождение между цифрами милиции и реальной численностью акций оппозиции в три раза: например, милиция объявляет 5 тысяч при том, что реально было около 15 тысяч. В данном случае, когда голова колонны уже дошла до конца проспекта Сахарова, а ее хвост еще плотной толпой стоял на Пушкинской площади перед металлоискателями, а сама колонна на этот раз шла не по одной, как в прошлые разы, а по двум сторонам бульваров, численность такого шествия, видимо, может оцениваться в интервале от 50 до 60 тысяч человек.

То, что «Известия», «КП», ЛайфНьюс и федеральные каналы любую акцию оппозиции описывают как сборище горстки тупых отщепенцев, прибежавших за печеньками Госдепа, это привычно и естественно. Неприятно удивило, что в этот раз в этом ряду оказалось одно из лучших российских интернет-изданий, екатеринбургский ZNAK.com. Особенно досадно, что автором публикации под названием «Марш без перемирия» стал один из лучших журналистов страны, обладатель удивительного литературного стиля, Андрей Козенко. «В этот раз, — пишет Козенко, — не было практически никого из тех, кого причисляют к лидерам оппозиции». Возможно, у Козенко какая-то другая оппозиция, у которой иные, неведомые мне лидеры, которых не было. Автор этих строк видел на шествии Немцова, Касьянова, Митрохина, Явлинского, Рыжкова, Быкова, Сатарова, Шендеровича и еще с десяток тех, кого можно «причислять к лидерам оппозиции». Исключая, конечно, Навального и Удальцова, которые под арестом.

Кроме возмутительной «неявки» лидеров оппозиции, Козенко увидел еще две проблемы акции. «Во-первых, у «Марша» были трудности с содержательной частью». Я, пройдя через металлоискатель, получил значок «Нет войне!», и содержательная часть «Марша» этим значком была, в общем и целом, для меня исчерпана. Для любителей стилистических изысков была масса плакатов и про «Путина на нары», и про «Руки прочь от Украины», и прочие уточнения и ответвления от главной темы. Видимо, Андрей Козенко встречал марши, на которых обсуждались глубокие философские и геополитические проблемы. Мне не так повезло в жизни. Наверное, поэтому мне показалась странной еще одна проблема, которая, по мнению автора ZNAK.com, не позволяет считать акцию оппозиции успешной. «Обратило на себя внимание, — с грустью констатирует Козенко, — что пропутинские активисты и либералы попросту не слышат друг друга». Это он, видимо, про те эпизоды, когда провокаторы пытались забросать колонну помидорами и яйцами, а также орали из-за забора матерные ругательства. В эти моменты многотысячная колонна, наверное, должна была остановиться и, утирая гнилой помидорный сок с лиц и одежды, вступить с провокаторами в дискуссию, стремясь «услышать» детали того, что не расслышали, ну, а, если не получится, словить еще один помидор в «мерзкую либеральную харю».

Для меня этот текст Козенко остается загадкой. Очень надеюсь, что это просто халтура, о которой можно будет забыть после следующего качественного материала этого талантливого журналиста.

Тема войны с бесконечно малым, но крайне опасным внутренним врагом на минувшей неделе была главной в очередном «Списке Норкина» (НТВ, 19.09). Опрос, который Андрей Норкин вынес фактически на всенародный, с учетом охвата канала, референдум, по своей глубине превосходит шекспировское «быть или не быть». Ведущий НТВ в течение часа вопрошал студию: «Оскорбляет ли вас публично выраженное презрение к Родине?» В качестве главного оскорбителя был избран писатель Виктор Ерофеев со своей колонкой «Как тут жить дальше?», опубликованной в «Снобе» 2 сентября. Справедливости ради, содержание ерофеевской статьи меня лично в восторг не привело, показалось некоторым перепевом того, что «Вехи», в частности Михаил Гершензон, писали сто лет назад, а Чаадаев в своих «Философических письмах» утверждал почти двести лет назад. Все те же мысли о некоторых, мягко говоря, изъянах в нашем отечестве и населяющей его популяции граждан. «Народ, — пишет Ерофеев, — в восторге от запретов. Народ мечтает вспомнить молодость и встать в бесконечную очередь за лучшей в мире говенной колбасой». Ну, и далее в таком духе.

Заслушав в студии цитату из Ерофеева, прочитанную диктором, Норкин ставит вопрос на голосование и получает каноническую цифру, которая уже стала своего рода «золотым сечением», «божественной пропорцией», отражающей соотношение добра и зла в российском народонаселении: 83% считают себя оскорбленными за Родину, а 17% отщепенцам не обидно, когда их Родину публично презирают. Для защиты зла в студию приглашается Марат Гельман, а светлую сторону мира, как обычно, защищает Кургинян.

Кургинян тут же заявил, что для нормального человека тут нет вопроса, также как нет вопроса об отношении к оскорблению матери. Гельман пытался что-то говорить о праве художника на провокацию, но получалось у него неубедительно, поскольку каждый раз, когда Кургинян принимался орать, в сторону его оппонента долетало всякое, и Гельману приходилось все время отодвигаться, что ставило его в положение труса, который боится противника. Кроме того, Гельман зачем-то все время говорил о праве творческого человека на провокацию, что в глазах аудитории выглядело как прямое оправдание зла. Человек сам признает, что защищает провокацию и провокаторов, сам себя обличает.

Потом на защиту добра были призваны продюсер Иосиф Пригожин и режиссер Владимир Бортко, а в поддержку зла на помощь вконец заплеванному Кургиняном Гельману Норкин позвал Николая Ускова. Чтобы придать дискуссии новое дыхание Норкин задал вновь прибывшим вопрос: «Почему среди артистов так распространена привычка: Родину не любить?» И добавил то, что его, видимо, давно беспокоило: «Кто им дает право извиняться за Россию?»

Пригожин тут же сказал, что таким надо срочно менять паспорт и уезжать. А когда Николай Усков вспомнил лермонтовское «Прощай, немытая Россия!», то коммунистический депутат-режиссер Бортко хитро прищурился и спросил: «А не припомните ли, чем это кончилось для поэта?» И когда Усков растерянно ответил, что Лермонтова убили, то Бортко торжествующе воскликнул: «Во-о-от!», чем убедил всех присутствующих, что говорить гадости про Россию небезопасно.

По итогам этой дискуссии стало ясно, что в одном строю на стороне добра, вместе с Кургиняном, Пригожиным и Бортко, незримо стоят убийца Лермонтова Николай Соломонович Мартынов, убийца Пушкина Жорж Шарль Дантес и другие достойные люди и патриоты. А сторону зла в этой студии могли бы защищать, кроме уже упомянутых Чаадаева, Лермонтова, Пушкина и Гершензона, такие люди, как Салтыков-Щедрин или академик И. П. Павлов, который в своей Нобелевской лекции о русском массовом уме, прочитанной в 1918 году в Петербурге, сказал следующее: «Русская мысль совершенно не применяет критики метода, то есть нисколько не проверяет смысла слов, не идет за кулисы слов, не любит смотреть на подлинную действительность… Русский человек, не знаю почему, не стремится понять то, что он видит. Он не задает вопроса с тем, чтобы овладеть предметом, чего никогда не допустит иностранец». Конец цитаты. Такой вот он русофоб, гордость российской науки, академик Павлов, Кургиняна на него не было.

Жаль, что в студии не нашлось никого, кто публично сказал бы Норкину, что своими пошлыми передачами о любви к Родине он улучшает среду обитания для кургинянов, пригожиных и бортко, а также для новых дантесов и мартыновых, и одновременно делает эту среду малопригодной для появления нового Пушкина, Лермонтова, Чаадаева, а также нового академика Павлова.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО ШОТЛАНДЦЕВ

Российское начальство и все истинные патриоты болели за шотландцев. Им было просто жизненно необходимо, чтобы Шотландия отделилась от Англии. Ведь тогда наш исконный недруг получил бы фактически смертельную пробоину ниже ватерлинии. Ох, какой праздник был бы в минувшие выходные в российских СМИ! Ведь гадкая страна теперь должна была бы сменить название: какая же она Велико-Британия, если без Шотландии. А просто Британия это уже совсем другое дело, такую мелочь можно и из Совета Безопасности турнуть и вообще… Все эти грёзы развеялись. Не смогли шотландцы выиграть на своем поле, на своих избирательных участках. Не смогли своего Чурова воспитать в своих рядах… Испортили праздник.

Владимир Соловьев и его гости в передаче «Воскресный вечер» от 21 сентября смогли сохранить хорошую мину при плохой игре и выжать из шотландского референдума максимум пользы для России и Новороссии. Во-первых, они установили, что результаты референдума подтасованы. Первым об этом сообщил депутат Верховной Рады Украины от Партии Регионов Сергей Горохов, который объяснил, что референдум в Донецке и Луганске был гораздо более цивилизованным, чем в Шотландии, где голосовали без предъявления паспорта. Эту тему развил российский депутат и политолог Вячеслав Никонов, пояснив, что эти дикие горцы голосовали не только без паспортов, но и без регистрации. Член Совета Федерации Климов возмутился, что так вообще кого угодно можно провести на участок и позавидовал тому, что европейские выборные «карусели» еще почище наших будут.

Для обитателей «Воскресного вечера» шотландский референдум стал хорошим поводом для того, чтобы потоптаться на Западном мире вообще и на Великобритании в частности. Политолог Алексей Мухин сообщил, что референдум стал результатом ряда ошибок (чьих ошибок, каких именно ошибок и как они привели к референдуму, политолог из вредности не сказал, видимо, не желая оказывать интеллектуальную помощь потенциальному противнику), а также что Лондон унизился, вернув Шотландию в лоно. Получается, что если бы Шотландия вышла из Великобритании, это было бы по Мухину торжество Лондона. Кроме того, Мухин выяснил, что этот референдум свидетельствует о распаде Евросоюза, который (Евросоюз, а не Мухин) является игрушечным образованием, и его распад провоцируют США.

Вообще, об ужасах Европы в связи с шотландским референдумом говорили все участники «Воскресного вечера». Политологи Михаил Ремизов и Вячеслав Никонов по очереди практически одними словами говорили, что наступает, наконец, закат Европы, а также кризис политических институтов и закат национальных государств. Израильский публицист Авигдор Эскин поднял дискуссию на недосягаемую метафизическую высоту и с этой высоты провозгласил «тупиковость незыблемости границ и права наций на самоопределение». И пока ошарашенная его интеллектуальной смелостью студия примолкла в изумлении и пыталась осмыслить масштаб сказанного, Эскин заявил, что государства должны иметь целью божественную идею, к воплощению которой должны стремиться. Мне это напомнило идеи всемирного халифата, целью которого является торжество ислама на Земле, а промежуточной целью – уничтожение государства Израиль, что вряд ли понравилось бы Авигдору Эскину.

В конце этой части «Воскресного вечера» Соловьев сообщил, что неудача с референдумом в Шотландии приводит к фашизму (как связаны эти два обстоятельства Соловьев не пояснил, видимо, так же, как и политолог Мухин, не желая вооружать англичан истинным гуманитарным знанием). В завершение сюжета о шотландском референдуме Соловьев сурово предупредил зрителей, что парад суверенитетов в Европе должен быть для них уроком.

Тут можно согласиться с Соловьевым в том смысле, что референдум в Шотландии это и впрямь урок, а точнее, мастер-класс демократии. Люди годами готовили референдум. Говорили друг с другом. Убеждали. Потом проголосовали. Причем, так, что никаких вопросов ни у кого не возникло. И как-то обошлись без «зеленых человечков», как в Крыму, без стрельбы и ввода «миротворческих войск», как в Абхазии и Южной Осетии, без «отпускников» и «добровольцев» из соседнего государства, как в Новороссии.

ПОРОШЕНКО КАК ПРОБЛЕМА

Как легко было бы работать российским пропагандистам, если бы президентом Украины был Ляшко, или Ярош, да хоть тот же Тягнибок. В крайнем случае, Тимошенко. Украинцы из вредности избрали Порошенко. Нет, назвать фашистом хоть Порошенко, хоть папу Римского у Соловьева с Киселевым языки не сплющатся. Но все-таки, хоть какой-то основы для пропаганды душа явно просит, надо ведь вранье на что-то намазывать, чтобы была не чистая ложь, а полуправда. А Порошенко ни в словах, ни в действиях особых зацепок не дает, приходится выпускать на арену тех, кто парит в облаках чистой фантазии и ни при каких обстоятельствах на почву фактов спуститься не готов. На минувшей неделе об Украине на федеральных каналах токовали исключительно бароны мюнхгаузены.

Украинский депутат Сергей Горохов, например, сообщил, что на стороне Украины воюют 10 тысяч натовских советников, включая полевых командиров. «Негры воюют!» — с ужасом восклицал депутат. Поскольку общая численность сил АТО была 50 тысяч человек, то силы НАТО составляют 20%. С учетом сотен пленных, в их число должны были попасть хоть пара десятков натовцев. Видимо то, что этих пленных натовцев до сих пор не показывают по российским телеканалам, означает, что руководство каналов завербовано натовским Генштабом?

Звезда российского ТВ, глава парламента Новороссии Царев для того, чтобы нацепить на Порошенко ярлык фашиста, использует метод дедукции. Он объясняет, что в США и во всех проамериканских странах власть устроена так, что там нет оппозиции, поскольку там фашизм. Это большая посылка царевского силлогизма. Дальше все уже элементарно. Поскольку режим Порошенко проамериканский (малая посылка), значит Порошенко фашист (вывод). Этими сокровищами новоросской мысли Царев делился в передаче «Политика» с Петром Толстым на Первом канале 21 сентября. Царева поддержал лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов, который заявил, что он «не верит Порошенко» и не считает, что «Порошенко готов идти на мир».

Но не все эксперты этой программы были столь безжалостны. Политолог Вероника Крашенинникова была готова протянуть украинскому руководству руку, наполненную интеллектуальной гуманитарной помощью. Она совершенно бескорыстно подсказала братскому народу «единственно возможное решение проблемы – это демилитаризация Украины».

Эта подсказка выглядит особенно ценной с учетом того, что еще один политолог, выступающий экспертом в этой же программе, объявил, что «границы между странами постсоветского пространства не являются для кого-либо священными». А сама Крашенинникова, чтобы уже ни у кого не было сомнений в правильности идеи демилитаризации Украины, объяснила, что границы России должны значительно расшириться.

Вообще, российские политики и эксперты, они, как дети — реагируют на все крайне непосредственно, и если бы от них не зависели в какой-то степени условия жизни в нашей стране и в ряде соседних стран, то наблюдать за ними было бы весьма забавно. Вот, например, сенатор Тарле в «Воскресном вечере» у Соловьева реагирует на то, как Верховная Рада Украины приняла закон о люстрации. Сенатор не может скрыть свой испуг и возмущение. «Закон о люстрации!! – восклицает он. – Это что такое?! Их же сейчас в мусорные баки забрасывают!» Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что сенатор примеряет закон о люстрации на себя. Так же как и в целом всю ситуацию в Украине, включая эпизод, когда протестующие помещают депутата Верховной Рады в мусорный бак.

И этот закон, и этот эпизод, и вообще все, что происходит в Украине, в Европе и во всем Западном мире, частью которого очень медленно, мучительно, с кровью, но неотвратимо становится Украина, — все это очень не нравится сенатору Тарле и депутату Миронову, политологам Никонову и Крашенинниковой, ведущим телешоу Соловьев и Толстому, и тысячам таких же, как они, привыкшим жить в условиях монополии, беззакония и безответственности. Но больше всего им не нравится и вызывает безумный страх то, что в России много людей, которым не нравится жить в условиях монополии, беззакония и безответственности. Сентябрьский «Марш мира» показал, что таких людей больше чем казалось. Что они не бесконечно малая величина. Поэтому российская власть и воюет с нами с таким ожесточением, в том числе и руками многочисленных телелжецов.


Фотография ИТАР-ТАСС












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.