Цензура
09 декабря 2019 г.
Утренний кофе для Рунета
23 СЕНТЯБРЯ 2014, АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

ИТАР-ТАСС


После того, как газета «Ведомости» сообщила, что Владимир Путин собирается обсуждать на заседании Совбеза варианты отключения России от Интернета, все задаются вопросом, насколько это возможно технически. В способностях Кремля принять соответствующее политическое решение никто уже не сомневается (на заседании в понедельник, правда, этот вопрос не обсуждался, и вроде бы перенесен на среду). Короткий ответ – да, технически отрубить Рунет от Интернета возможно.

Для этого совсем необязательно рубить магистральные каналы связи – у России не так уж много точек международного обмена Интернет-трафиком (Internet exchange points) для такой большой территории – их всего четырнадцать. Для сравнения, во Франции их пятнадцать, а в США – 85. Поэтому вовсе необязательно приходить к каждому Интернет-провайдеру, достаточно нанести визит в эти четырнадцать точек, большинство из которых, к слову, принадлежат крупным операторам, и так лояльным государству.

Однако понятно, что такой метод подходит только для кратковременной изоляции. По-настоящему «суверенный Интернет» на этом сделать невозможно, поскольку, кроме всего прочего, Интернет в России работает на оборудовании, которое в стране не производят.

Больше 20 лет назад, в 1991 году, было принято судьбоносное решение для российского рынка телекоммуникаций, а потом и Интернета. Тогдашний министр связи Владимир Булгак решил, что новой России требуется быстрое развитие связи, и такие темпы реформ невозможно выдержать, инвестируя в отечественное оборудование, которое к тому времени отставало от зарубежного минимум на 25 лет. Булгак решил закупать иностранное оборудование. В результате в течение трех лет он увеличил число международных линий связи с 2 до 60 с лишним тысяч, все станции получили современное телекоммуникационное оборудование, что включает и пункты обмена трафиком, на которых сегодня стоит оборудование CISCO, то есть американской компании.

Такое развитие рынка привело к тому, что сегодня от зависимости от иностранного оборудования избавиться нельзя, как бы этого ни хотелось в Кремле. Есть только одна опция – выбор, от оборудования какой именно страны Россия хочет быть зависима. Варианта на сегодня два – или западное оборудование (американское, канадское и европейское, частично израильское), или оборудование, произведенное в Китае. Если речь идет о Китае, то есть две корпорации, у которых могут быть амбиции на замену всей линейки телекоммуникационного оборудования – Huawei и ZTE.

Это, в общем, большие и примечательные компании, но по нелепому стечению обстоятельств больше всего они примечательны тем, сколько раз за последние пару лет они попадали в скандалы из-за обвинений в установке закладок в своем оборудовании. В 2013 году Huawei даже пришлось объявить об уходе с американского рынка из-за этих обвинений.

Понятно, что в такой ситуации Кремлю придется просто выбрать, какие жучки лучше – китайские или западные – и это будет исключительно внешнеполитическое решение.

Судя по информации «Ведомостей», в рамках суверенизации Интернета может быть принято еще одно решение – функции администратора российских доменов от общественной организации, Координационного центра национального домена сети интернет, могут быть переданы государству. На практике это будет еще один шаг к тому, чтобы заставить сайты в национальных доменных зонах .ru и .рф держать свои серверы в России (как уже было сделано в Казахстане пару лет назад).

Вопрос в том, как такие идеи воспримет Интернет-индустрия. И пока реакция Рунета выглядит так, как будто это бюджетники ВПК, а не едва ли не единственный бизнес в стране, который развивался абсолютно самостоятельно, без всякой поддержки государства. Три месяца назад я писал о том, какое жалкое зрелище представляла собой встреча ведущих интернет-деятелей с Владимиром Путиным 10 июня, и как Рунет пропустил свой шанс представить общую позицию по поводу всего происходящего.

Этому должно быть какое-то объяснение — от банального страха до самоуспокоения, что каждому участнику удастся самостоятельно договориться.

Так случилось, что за день до появления статьи в «Ведомостях» я сидел в кабинете у директора Координационного центра национального домена Андрея Колесникова. Колесников доказывал мне с большим пылом, что репрессивные законы, принятые в отношении Интернета, на самом деле находятся в параллельной реальности и никакого воздействия на Интернет не оказывают. Через полчаса бесплодных препирательств он даже воскликнул: «Ну и что, влияет это на твой утренний кофе?»

Любопытно, чей еще кофе будет испорчен этой осенью.


Фото ИТАР-ТАСС / Денис Вышинский













  • Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?

  • НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.

  • Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вышка — не место для мысли. Впрочем, как и вся Россия
4 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело Егора Жукова имеет некоторые шансы стать таким же знаковым, какими в свое время стали дело Дрейфуса во Франции и дело Бейлиса в России. Разница в том, что тогда французская и российская общественность почувствовали угрозу, исходящую от нарастающего антисемитизма, смогли дать бой и, в конечном счете, эти локальные битвы выиграли. В случае с делом Егора Жукова шансов на торжество справедливости немного, и о причинах этого скажу чуть позже. Сначала о том, почему дело Егора Жукова выделяется даже на фоне общего судебного беспредела большого «московского дела», частью которого оно является. В Егора Жукова силовая обслуга режима вцепилась мертвой хваткой.
Прямая речь
4 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?
В СМИ
4 ДЕКАБРЯ 2019
НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.
В блогах
4 ДЕКАБРЯ 2019
Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.
Про поэта Орлушу и «концентрацию протестных мыслей»
20 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Если в стране разворачивается кампания по поиску врагов народа, то непременно появляются профессиональные герои-разоблачители, которые обязательно обнаружат, что аккурат под их домом враги копают тоннель из Бомбея в Лондон. Создав в Госдуме комиссию по расследованию иностранного вмешательства во внутренние дела РФ, депутаты запустили процесс, логика которого неизбежно должна была привести к обнаружению такого тоннеля. И он был обнаружен. В ходе расследования «иностранного вмешательства» депутаты пришли к выводу, что в ряде регионов России действуют финансируемые из-за рубежа лагеря, в которых проходят обучение организаторы протестных акций.
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Идиотизм этой инициативы заложен в ней с самого начала, и ничем, кроме фарса, работа такой комиссии не обернётся и обернуться не может...
В СМИ
20 НОЯБРЯ 2019
NEWSru.com: Госдума нашла в России иностранные "лагеря", где учат протестовать
В блогах
20 НОЯБРЯ 2019
Лев Рубинштейн: "Большой фразеологический словарь клоачной политической мысли 2000-х годов" ждет своих составителей и издателей. Ну, и читателей, само собой - чтение скучным не будет, это точно.
В физические лица инагентов будут плевать на улицах
14 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В ближайшее время Госдума, судя по всему, примет поправки в закон об «инагентах», которые неожиданными назвать уже сложно, но обескураживающими все еще, пожалуй, уместно. Итак, согласно нововведениям, которые в минувшую среду одобрил Комитет нижней палаты по информационной политике, по инициативе Минюста и МИДа в списки «инагентов» можно будет вносить не только организации, замаравшие себя позорным сотрудничеством с иностранными государствами, но и «физических лиц» из плоти и крови, провинившихся в том же преступлении. 
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: В России слово «агент» – синоним слова «шпион». У нас есть свой лексикон, фиксирующий оттенки смыслов в этой области...