Цензура
20 января 2017 г.
Утренний кофе для Рунета
23 СЕНТЯБРЯ 2014, АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

ИТАР-ТАСС


После того, как газета «Ведомости» сообщила, что Владимир Путин собирается обсуждать на заседании Совбеза варианты отключения России от Интернета, все задаются вопросом, насколько это возможно технически. В способностях Кремля принять соответствующее политическое решение никто уже не сомневается (на заседании в понедельник, правда, этот вопрос не обсуждался, и вроде бы перенесен на среду). Короткий ответ – да, технически отрубить Рунет от Интернета возможно.

Для этого совсем необязательно рубить магистральные каналы связи – у России не так уж много точек международного обмена Интернет-трафиком (Internet exchange points) для такой большой территории – их всего четырнадцать. Для сравнения, во Франции их пятнадцать, а в США – 85. Поэтому вовсе необязательно приходить к каждому Интернет-провайдеру, достаточно нанести визит в эти четырнадцать точек, большинство из которых, к слову, принадлежат крупным операторам, и так лояльным государству.

Однако понятно, что такой метод подходит только для кратковременной изоляции. По-настоящему «суверенный Интернет» на этом сделать невозможно, поскольку, кроме всего прочего, Интернет в России работает на оборудовании, которое в стране не производят.

Больше 20 лет назад, в 1991 году, было принято судьбоносное решение для российского рынка телекоммуникаций, а потом и Интернета. Тогдашний министр связи Владимир Булгак решил, что новой России требуется быстрое развитие связи, и такие темпы реформ невозможно выдержать, инвестируя в отечественное оборудование, которое к тому времени отставало от зарубежного минимум на 25 лет. Булгак решил закупать иностранное оборудование. В результате в течение трех лет он увеличил число международных линий связи с 2 до 60 с лишним тысяч, все станции получили современное телекоммуникационное оборудование, что включает и пункты обмена трафиком, на которых сегодня стоит оборудование CISCO, то есть американской компании.

Такое развитие рынка привело к тому, что сегодня от зависимости от иностранного оборудования избавиться нельзя, как бы этого ни хотелось в Кремле. Есть только одна опция – выбор, от оборудования какой именно страны Россия хочет быть зависима. Варианта на сегодня два – или западное оборудование (американское, канадское и европейское, частично израильское), или оборудование, произведенное в Китае. Если речь идет о Китае, то есть две корпорации, у которых могут быть амбиции на замену всей линейки телекоммуникационного оборудования – Huawei и ZTE.

Это, в общем, большие и примечательные компании, но по нелепому стечению обстоятельств больше всего они примечательны тем, сколько раз за последние пару лет они попадали в скандалы из-за обвинений в установке закладок в своем оборудовании. В 2013 году Huawei даже пришлось объявить об уходе с американского рынка из-за этих обвинений.

Понятно, что в такой ситуации Кремлю придется просто выбрать, какие жучки лучше – китайские или западные – и это будет исключительно внешнеполитическое решение.

Судя по информации «Ведомостей», в рамках суверенизации Интернета может быть принято еще одно решение – функции администратора российских доменов от общественной организации, Координационного центра национального домена сети интернет, могут быть переданы государству. На практике это будет еще один шаг к тому, чтобы заставить сайты в национальных доменных зонах .ru и .рф держать свои серверы в России (как уже было сделано в Казахстане пару лет назад).

Вопрос в том, как такие идеи воспримет Интернет-индустрия. И пока реакция Рунета выглядит так, как будто это бюджетники ВПК, а не едва ли не единственный бизнес в стране, который развивался абсолютно самостоятельно, без всякой поддержки государства. Три месяца назад я писал о том, какое жалкое зрелище представляла собой встреча ведущих интернет-деятелей с Владимиром Путиным 10 июня, и как Рунет пропустил свой шанс представить общую позицию по поводу всего происходящего.

Этому должно быть какое-то объяснение — от банального страха до самоуспокоения, что каждому участнику удастся самостоятельно договориться.

Так случилось, что за день до появления статьи в «Ведомостях» я сидел в кабинете у директора Координационного центра национального домена Андрея Колесникова. Колесников доказывал мне с большим пылом, что репрессивные законы, принятые в отношении Интернета, на самом деле находятся в параллельной реальности и никакого воздействия на Интернет не оказывают. Через полчаса бесплодных препирательств он даже воскликнул: «Ну и что, влияет это на твой утренний кофе?»

Любопытно, чей еще кофе будет испорчен этой осенью.


Фото ИТАР-ТАСС / Денис Вышинский













  • Лев Рубинштейн: Если в России появится какая-то альтернативная организация писателей, которая займётся реальной правозащитной деятельностью, то я бы в неё вступил.

  • "Ведомости": Писатели Борис Акунин и Александр Иличевский заявили о решении покинуть Русский ПЕН-центр на своих страницах в Facebook.

  • Алексей Венедиктов: Ой, Сергея Пархоменко исключили из российского Пен-центра! Единогласно! Мои поздравления

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Русский ПЕН-центр раскололся
11 ЯНВАРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вчера поэт и публицист Лев Рубинштейн заявил о выходе из состава Русского ПЕН-центра. В своем обращении к коллегам он объяснил, что раскол «обнажил вполне сущностную стилистическую несовместимость». Эти «стилистические расхождения, — пишет поэт Рубинштейн, — обозначили – по крайне мере для меня – неуместность и мучительную двусмысленность самой моей принадлежности к организации, руководство которой  изъясняется – в том  числе от моего имени – на таком языке». Писатель Александр Иличевский вышел из Русского ПЕН-центра тихо, почти молча. Просто сказал, что выходит.
Прямая речь
11 ЯНВАРЯ 2017
Лев Рубинштейн: Если в России появится какая-то альтернативная организация писателей, которая займётся реальной правозащитной деятельностью, то я бы в неё вступил.
В СМИ
11 ЯНВАРЯ 2017
"Ведомости": Писатели Борис Акунин и Александр Иличевский заявили о решении покинуть Русский ПЕН-центр на своих страницах в Facebook.
В блогах
11 ЯНВАРЯ 2017
Алексей Венедиктов: Ой, Сергея Пархоменко исключили из российского Пен-центра! Единогласно! Мои поздравления
За что посадили Алексея Кунгурова
21 ДЕКАБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Тюменский суд отправил блогера Алексея Кунгурова на 2,5 года в колонию-поселение, признав его виновным по статье 205.2 УК РФ – публичные призывы к террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Орудием преступления суд признал его статью в «Живом Журнале» под названием «Кого на самом деле бомбят путинские соколы». Суд проходил в закрытом режиме в связи с тем, что эксперт, который проводил лингвистическую экспертизу для суда, заявил, что ему угрожают убийством. Автор этой экспертизы — доцент кафедры журналистики Тюменского государственного университета Владимир Лысов. 
Прямая речь
21 ДЕКАБРЯ 2016
Григорий Дурново: В последнее время, наказывая за высказывания, суды стали чаще использовать статьи, связанные с терроризмом. Это началось после того, как был принят «пакет Яровой»...
В СМИ
21 ДЕКАБРЯ 2016
РИА "Новости": По данным местных СМИ, блогера обвиняли в оправдании запрещенной в России террористической организации "Исламское государство" при написании поста в ЖЖ.
В блогах
21 ДЕКАБРЯ 2016
Антон Носик: Во всех своих ключевых аспектах «дело Кунгурова» — значительно более запредельное, чем мое собственное.
Страдания по цензуре
28 НОЯБРЯ 2016 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
О цензуре в России бытуют три распространённых суждения. Первое: некоторая цензура нам все-таки не помешает. Например, этическая. Чтобы были четко очерчены этические границы творчества. Да и вообще в советское время цензура хоть и была, но она не мешала тому, чтобы создавались великие произведения, скорее этому способствовала, держа творца в тонусе. А в антисоветское время ее вот нет и творцы выдают пшик. Поэтому, чтобы не было пшика, творцов надо немножко поприжать.
Суд, наконец, определит, какого размера гудвилл у Сечина
11 НОЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 11.11.16, Московский арбитражный суд оценит, наконец, истинные размеры гудвилла у Игоря Ивановича Сечина. То, что у него очень большой гудвилл, было известно и раньше, но сегодня размер этой удивительной конструкции будет определен с точностью до доллара. Вообще-то термин «гудвилл» (goodwill) используется аудиторами для оценки нематериальных активов компании. То есть берут стоимость компании и вычитают цену того, что можно потрогать руками – железо всякое, дома, производственные мощности и все остальное, что можно оценить и продать отдельно. А все, что остается – это и есть гудвилл, то есть репутация, доброе имя и деловые связи, которые на этом имени держатся.