Медиафрения
20 ноября 2017 г.
Медиафрения. Культ смерти и лжи
30 СЕНТЯБРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ИТАР-ТАСС

Центральным событием минувшей недели, если на эту неделю смотреть глазами российской пропаганды, была акция на Поклонной горе 27.09 под названием «Донецк: невинно убиенные». Это событие полностью транслировалось федеральным каналом «Россия-24» и было главным сюжетом всех новостей по всем каналам российского ТВ. Несмотря на утверждение организаторов, что акция не является ответом на Марш мира, было ясно, что это именно что попытка «асимметричного ответа» на одну из наиболее массовых и успешных акций российской оппозиции. Есть много публикаций и фотографий, позволяющих каждому убедиться в этом самостоятельно. Оставим, однако, в стороне количественные сравнения. В колонке речь пойдет о содержании акции на Поклонной, поскольку это содержание стало в значительной степени пропагандистским ядром не только минувшей недели, но и всего последнего периода.

На сцене дети. Они поют. Мальчик поет о том, как его убили. Девочка поет о том, как убили ребенка. Слова им написали взрослые. Дети не успели их выучить, поэтому сбиваются, заглядывают в бумажки, которые каждый держит перед собой. На сцене взрослый усатый мужчина. Он офицер, приехал из Донбасса, воевал против украинской армии, убивал и этим гордится. А еще он гордится тем, что воевал и убивал, выполняя «интернациональный долг» в Афганистане, а потом воевал и убивал в Чечне. Еще он скорбит о своих коллегах (видимо, «невинно убиенных»), погибших соответственно в Афганистане, Чечне и Украине.

В Афганистане погибло около 14 тысяч советских военнослужащих и около 2 миллионов афганцев. Зачем они погибли и кому именно «интернационально задолжали», сейчас никто объяснить не может. В двух чеченских войнах погибли свыше 10 тысяч российских военнослужащих и многие десятки тысяч чеченцев. Погибли, видимо, за то, чтобы режим Рамзана Кадырова получал баснословные суммы от Аллаха в виде дани, которую ему платит Россия. Но культ героически погибших, культ смерти и убийства остается ядром пропаганды.

Путин в своих нескольких публичных выступлениях говорил о «воле к смерти» как о главной национальной скрепе. Призыв «умереть под Москвой» при отсутствии хоть какого-нибудь различимого Наполеона, посягающего на нашу столицу, указание в качестве главных ценностей таких, как «на миру и смерть красна», «умремте за други своя», — все это в условиях мирного времени очевидные атрибуты культа смерти, возведенного на официальный государственный уровень.

Культ смерти (танатолатрия ) в истории человечества распространялся в тех обществах и в тех слоях населения, которые находились в тупике или деградировали. Культ бога смерти Танатоса был распространен в Спарте во II-III веках до н.э., в эпоху упадка и поражений. В наши дни культ Святой смерти (Санта муэрте) распространен в наиболее криминальных кварталах Мехико и в мексиканских тюрьмах. В религии вуду есть культ Барона субботы, духа смерти. В День, а точнее, в Ночь мертвых на Гаити толпы паломников устраивают оргии в честь Барона субботы, живым воплощением которого объявлял себя, кстати, гаитянский диктатор Франсуа Дювалье.

Танатолатрия в ее российской версии имеет, естественно, свои особенности, связанные прежде всего с невиданной мощью отечественной пропаганды. Кстати, братом-близнецом бога смерти, Танатоса, был небезызвестный Гипнос, бог сна, обитающий в сумрачной пещере, откуда вытекает ручей забвения. Культ смерти, основой которого является беспамятство и сон разума, порожденные пропагандой, это и есть формула сегодняшнего российского общества.



Жертвоприношения


Культ смерти часто связан с человеческими жертвоприношениями. Поклонение, например, Миктлантекутли, богу смерти ацтеков, сопровождалось ритуальным каннибализмом. Нарождающийся в России культ смерти требует человеческих жертв, причем таких, которые осуществляются с участием близких людей и воспринимаются ими не как чудовищная трагедия, а чуть ли не как должное, как счастливое приближение к богу.

Первый канал 25.09 в программе «Время покажет» поведал историю матери ополченца, который погиб на Украине. Женщина участвует в программе охотно, крупный план дает ее исхудавшее лицо, глаза, в которых есть страсть и вера. Вера в то, что так было надо. Потому что сыну Господь послал видение, что он, сын, пойдет на войну и погибнет там как герой. Он очень хотел погибнуть в чеченскую войну. Не получилось. По телевизору увидел Мариуполь и Одессу и сказал: все, больше не могу. И поехал. Мать его напутствовала: «Ты можешь быть убит, но не бойся смерти». И теперь в студии того самого ТВ, которое показало ее сыну Одессу и Мариуполь, но не показало сотни убитых защитниками «русского мира» украинских патриотов, которых топили, предварительно вспоров живот, отрезали головы, грабили в городах Донецкой и Луганской областей, — в студии этого самого ТВ, убийцы ее сына, несчастная мать убежденно произносит: «Они все святые. Они вознеслись». И студия хором повторяет: «Царствие им небесное».

Темы человеческого жертвоприношения и кровавого навета стали финальной кульминацией в очередном «Списке Норкина», показанном на НТВ 26.09. Впрочем, начало передачи не предвещало особых ужасов. Как, впрочем, и основная тема — «Верите ли вы, что олигархи готовят украинский сценарий для России?». Чтобы у участников программы не было сомнений в том, кто именно умышляет погибель отечества, Норкин назвал их поименно и на экране постоянно возникали лица троих главных «майданщиков» России: Березовского, Невзлина и Ходорковского. Видимо, то обстоятельство, что Борис Абрамович вот уже полтора года как решает проблемы куда более серьезные, чем судьбы какой-то там России, не выводит его из норкинского списка подозреваемых. Так же как и то, что ни Невзлин, ни Ходорковский ни по одному параметру вот уже более 10 лет не подпадают под термин «олигарх». Впрочем, все это не помешало 47% публики в студии верить в то, что именно эти три олигарха готовят украинский сценарий для России. Соответственно 53% в это не верят.

Основными участниками дискуссии были Андрей Нечаев, бывший министр экономики в правительстве Егора Гайдара, и Андрей Караулов, ведущий «Момента истины», в дополнительных, надеюсь, комментариях не нуждающийся. Кроме них на стороне Караулова выступали еще около десятка человек, включая постоянных спикеров из зала, а на стороне Нечаева был депутат Госдумы Дмитрий Гудков. Но главными «поединщиками» были Нечаев и Караулов.

Собственно, Караулов и был тем главным орудием, которое наводил на цель Норкин для того, чтобы поразить врага. А главным врагом в этом «списке Норкина» был, конечно, Михаил Ходорковский со своим нашумевшим заявлением о том, что ему, возможно, придется взвалить на себя тяжесть проведения российских реформ. Приведя цитату из Ходорковского, Норкин попросил ее прокомментировать Караулова, на что тот ответил, что не хочет комментировать серийного убийцу, который к тому же бредит властью.

На этом исчезла всякая возможность для уважающих себя людей продолжать дискуссию. Когда один из игроков сбрасывает шахматы со стола и достает финку, несколько странно пытаться доигрывать партию. Нечаев с Гудковым попытались, и, на мой взгляд, напрасно, несмотря на то, что Нечаев был довольно убедителен и хладнокровен, насколько это вообще возможно в таких обстоятельствах. Впрочем, все это перестало иметь какое-либо значение, после того как слово взяла Фарида Петухова, вдова мэра Нефтеюганска, по обвинению в убийстве которого отбывает пожизненное наказание сотрудник ЮКОСа Пичугин, а Леонид Невзлин заочно был обвинен в организации этого убийства. Европейский суд по правам человека отметил в деле Пичугина нарушения нескольких статей Европейской конвенции по правам человека, а представитель Совета Европы включила «дело Пичугина» в перечень «Политически мотивированных судебных процессов в странах Европы». Михаил Ходорковский никогда никаким судом и следствием ни в каком убийстве не обвинялся.

Тем не менее, госпожа Петухова, сообщив, что «это человек трехголовый», уточнила, что «он (Ходорковский) вор, мошенник, предатель и убийца». Караулов, развивая эту тему, объяснил, что, поскольку мэр Петухов был убит в день рождения Ходорковского, то это служит очевидным доказательством того, что убийцы преподнесли своему патрону «голову врага в подарок», как это бывало в варварские времена. Мне сразу вспомнилось, как некоторые «проницательные» оппозиционеры таким же образом углядели непосредственную руку Путина в убийстве журналистки Анны Политковской, чья гибель пришлась аккурат на день рождения ВВП.

Впрочем, Караулов пошел дальше, чем мог бы зайти любой другой участник этого шоу, заявив, что располагает записью с дня рождения Ходорковского, на которой зафиксировано, как МБХ аплодирует, узнав об убийстве Петухова, а также, что у него есть и другая пленка, на которой Невзлин, нюхая кокаин, в наркотическом кураже грозит Путину карами за то, что тот снял с работы министра МВД Рушайло.

Вот именно в этом месте мне представляется уместным поразмышлять в очередной раз об участии представителей демократической оппозиции в пропагандистских телешоу. Тем более что отдельных представителей этой оппозиции по одному стали звать то к Соловьеву, то вот в «Список Норкина». Если исходить из того, что подобные передачи не решают задачи СМИ, а представляют собой боевые единицы информационных войск, ведущие войну на поражение мозгов россиян и граждан сопредельных государств, то такой подход может подсказать правильное решение вопроса, ходить иль не ходить. «Да, ходить», если есть уверенность, что вы можете разрушить операцию, которую осуществляет данное подразделение, защитить жертвы информ-орудия от поражения. Чем? Конечно, правдой! Но высказанной настолько громко и убедительно, что никакой ведущий (играющий всегда против вас) не сможет эту правду заглушить, монтажер — вырезать, а «оппоненты» — переорать.

В случае с Карауловым полагаю, что, поскольку нахождение с этим персонажем в одной студии может иметь только одно оправдание, а именно: моральное уничтожение мерзавца, то следовало сразу после заявления о наличии записи с Ходорковским, аплодирующим убийству Петухова, и записи Невзлина, нюхающего кокаин, потребовать немедленно эти записи предъявить миру с указанием на источник. В случае отказа объявить Караулову и Норкину, что они клеветники и подлецы и дискуссия с ними невозможна по гигиеническим соображениям. Поскольку ни Андрей Нечаев, ни Дмитрий Гудков ничего этого не сделали, а продолжали «дискуссию», то по факту они стали соучастниками Караулова. Факт соучастия подтвердил итоговый опрос в студии, в результате которого уже 48% (на 1% больше) стали верить, что олигархи готовят украинский сценарий для России. То есть у Караулова стало больше сторонников на 1% благодаря Нечаеву и Гудкову, участие которых позволило имитировать дискуссию и победу в ней.



Соучастие


Похожая картина имитации плюрализма была и в «Воскресном вечере с Владимиром Соловьевым», куда были приглашены сначала Борис Надеждин, а потом, на вторую часть, Владимир Рыжков. Надеждин был там, где говорили про Украину, а Рыжкову дали пообсуждать проблемы российской экономики.

По украинской тематике Соловьеву наконец удалось найти достойного оппонента отечественным политикам и политологам. Некоторое время в этом качестве выступал депутат Верховной рады Левченко, но в последнее время он, хотя и был всегда за союз с Россией, все чаще вступал в споры и раза два сумел даже сказать что-то членораздельное против «линии партии», то есть против Соловьева. Однако теперь все. Соловьев нашел свой идеал украинского политика. Это Виталий Грушевский, депутат Верховной рады, в прошлом, естественно, от Партии регионов. Фигура настолько карикатурная, что возникает подозрение, уж не для дебатов ли на российских каналах Грушевский был запущен в Верховную раду. Поскольку ни для чего иного, кроме как работать «грушей» для битья, политик, кажется, не пригоден. В течение этого года сообщения о том, что избиратели избили депутата Грушевского, поступали несколько раз. Последний раз избиратели люстрировали его, поместив в мусорный бак. Вот прямиком оттуда, надев под костюмный пиджак вышиванку, Грушевский и явился к Соловьеву.

Цитировать то, что говорил сей цветок украинского парламентаризма, нет никакой возможности. Это примерно то же самое, что цитировать нашего Железняка, такие же напыщенные фразы, лишенные всякого смысла. Собственно, Грушевский это и есть наш Железняк, только в вышиванке и помещенный в конкурентную среду украинской политики. Будь Железняк в Украине, он точно так же оказался бы в мусорном баке и был бы так же жалок и смешон.

Опытный Борис Надеждин сразу понял, кто в студии главный шут, и немедленно сказал Грушевскому, что помещение в урну благотворно сказалось на его полемическом потенциале, а также пожелал российским депутатам периодически проходить данную процедуру. Впрочем, ни украинские, ни российские депутаты шутку Надеждина не оценили, поэтому демократический оппозиционер резко сменил тон и занял пустующую в данной передаче нишу кота Леопольда, призывая во всем происходящем искать позитив.

Призыв искать позитив в Украине, прозвучавший в студии Соловьева, был так же неуместен, как призыв к жесткому вегетарианству посреди стаи оголодавших волков. Участники, как обычно, состязались в том, кто круче обругает Украину и США. Сначала лидерство захватил Карен Шахназаров. Он сказал, что поскольку мы, россияне, не ведем антиукраинскую пропаганду, то и не вспоминаем о том, что в Хатыни зверствовали не немцы, а как раз украинцы. При этих словах у меня возникло ощущение, что в данный момент режиссер именно антиукраинской пропагандой и занимается. После чего Шахназаров обратился ко дню сегодняшнему и сообщил, что президент США Обама объявил войну Российской Федерации. Поскольку это ужасное известие не вызвало в присутствующих никакого смятения, Шахназаров добавил, что президент Украины Порошенко в Вашингтоне говорил о войне с Россией и призывал Запад и Европу поучаствовать в этой войне.

Тут Соловьев заинтересованно спросил, почему, если Порошенко утверждает, что Россия напала на Украину, он, Порошенко, не объявляет войну России. Желающих объясняться вместо Порошенко в студии не нашлось, зато, воспользовавшись паузой, инициативу перехватил политолог Ремизов, который сообщил, что украинский народ впал в состояние массового психоза, что это форма патологии и они, украинцы, убивают свой шанс стать европейской страной, отказываясь вступать в Таможенный союз. К сожалению, политолог Ремизов не пояснил, каким образом Франции, Германии и Великобритании и еще паре десятков стран удалось стать европейскими странами минуя Таможенный союз. Впрочем, возможно, что все эти страны недостаточно европейские, или совсем не европейские…

Во второй части «Воскресного вечера» Соловьев призвал лучшие умы страны ответить на вопрос «Что делать внутри страны в условиях надвигающейся изоляции?». К решению этой проблемы были привлечены депутат Александр Хинштейн, академик Андрей Кокошин, юрист Михаил Барщевский, директор Института социологии РАН Михаил Горшков, секретарь Общественной палаты Александр Бренчалов и другие. От демократической оппозиции был позван Владимир Рыжков.

Большинство участников дискуссии были очень довольны санкциями и грядущей изоляцией, считая, либо что «кризис это всегда большие возможности» (Александр Бречалов), либо что «западные санкции это для нас хороший исторический шанс» (Михаил Барщевский). Ожидаемым диссонансом звучали слова Владимира Рыжкова, который говорил о невозможности развития в условиях милитаризации экономики и коррупции, которая давит бизнес. Несмотря на то, что Рыжков выступал вполне разумно и убедительно, на собравшихся это не произвело никакого впечатления. На Рыжкова реагировали как на вмешавшегося в разговор взрослых людей подростка, к тому же подростка дурно воспитанного. Ему мягко объясняли, что, во-первых, никакой милитаризации экономики нет (а поскольку цифр бюджета ни Рыжков, ни его оппоненты не приводили, то у массовой аудитории вполне могло сложиться впечатление, что правы депутаты, экономисты и академики, а не одинокий в этом споре Рыжков), а во-вторых, что усиленные вложения в оборонку — это очень хорошо, поскольку дает людям работу и тянет за собой всю экономику.

Соловьев и Хинштейн взахлеб и наперебой восхищались сталинскими принципами организации экономики. Хинштейну особенно нравились сталинские принципы подбора руководителей и еще забавный принцип из мира спорта: если не добыл олимпийское золото, то едешь добывать золото на рудники. Соловьев тут же подхватил: «А зато вся элита была национально ориентированная!»

Экономические дебаты у Соловьева случились через два дня после того, как Госдума приняла в трех чтениях закон, запрещающий иностранные инвестиции в российские СМИ. Для того чтобы защитить россиян от западной информационной войны. Как объяснил Дмитрий Киселев, «с помощью западных СМИ внутри нас поддерживается раскол». Правда, ни Киселев, ни кто-либо из депутатов так и не привел ни одного примера хоть какой-то публикации в СМИ с иностранным участием, направленным на раскол в российском обществе, в то время как отечественные государственные СМИ занимаются этим постоянно, натравливая то «Уралвагонзавод» на «креативный класс», то патриотов на либералов, то русских на выходцев с Кавказа и Средней Азии.

Бессмысленность данного закона усугубляется его исключительной вредностью, разрушительностью для медиарынка, который тоже является частью экономики. Вместе с «Ведомостями», «Деловым Петербургом» и «Фонтанкой» депутаты обрушили весь рынок журнального глянца, на котором фактически держалась киосковая сеть распространения, ликвидируются образовательные и развлекательные телеканалы. Ради какого-то фантома убита целая отрасль медиа, включая производство и дистрибуцию, в которой работают сотни тысяч людей. Ни одному депутату не пришло в голову, что рынок не может существовать, если акциями компаний нельзя торговать на бирже, а в ситуации, которая сложилась в сфере российских СМИ, покупать медийные активы смогут только члены кооператива «Озеро» или безумцы, жаждущие расстаться со своими деньгами.

Ни один из этих вопросов не был даже обозначен на «экономической» части «Воскресного вечера», как не был задан детский в своей простоте вопрос: а зачем загонять страну в изоляцию, чтобы потом мучительно думать, как в этой изоляции выжить?

Когда я говорю о незаданных вопросах, то обращаюсь, конечно, не к генералам и офицерам информационных войск. Речь идет о тех, кого для ширмы и для имитации плюрализма зовут в студии федеральных каналов. Это война, господа. Пусть информационная, но самая настоящая война. Поэтому, оказавшись в расположении противника, а точнее, врага, надо ломать им повестку дня, взрывать их пропагандистские построения изнутри, не давать встроить себя в заведомо проигрышную логику обсуждения, в которой ведущий, как «играющий арбитр», умело подводит вас к поражению. Эта информационная война невиданной жестокости. В ней нет правил и великодушия. А главное, эта информационная война обязательно порождает войну обыкновенную, ту, в которой убивают. В Украине мы это увидели наглядно, в полный рост.


На фото: Россия. Москва. 27 сентября. Актриса Зинаида Кириенко, член Совета Федерации РФ, председатель Всероссийского общественного движения "Матери России" Валентина Петренко и вице-спикер Госдумы РФ Сергей Железняк (слева направо) во время акции скорби по убитым мирным жителям в Донецкой области на Поклонной горе.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Джапаридзе

















  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.