Крым
21 ноября 2017 г.
Я вашему удивлению
23 ОКТЯБРЯ 2014, АНТОН ОРЕХЪ

ИТАР-ТАСС

Чем больше я читаю всяких высказываний и бурлений по поводу Крыма, Навального, Ходорковского и бутерброда, тем больше удивляюсь, ей-богу. Чего тут больше — максимализма, идеализма, наивности, максимально наивного идеализма — даже не пойму.

Сначала про Крым.

Позиция большинства либералов по Крыму сформулирована четко и ясно: украденное надо немедленно вернуть. Ну, не прямо завтра, а в тот момент, когда Путин куда-нибудь денется и установится нормальная власть. Навальный и МБХ сказали с точки зрения либерального канона что-то явно «не то».

Но этот канон и есть тот самый идеализм, максимализм и что угодно еще, в реальной жизни никак не воплощаемое. Конечно, украли — тут-то никто не спорит. Но украли не кошелек, с которым всё ясно. И даже не бутерброд.

Я вот вспоминаю многолетние разговоры хоть с либералами, хоть с консерваторами, хоть с публикой совсем оголтелой. Хоть убейте, не помню я никого, кто говорил бы про Крым без явного или тайного сожаления. Просто оголтелые требовали его отвоевать, а нормальные люди говорили, разводя руками, что «передали Крым хохлам по пьяни, но что уж тут поделаешь, будем жить вот так».

А сам Крым все это время может и не рвался изо всех сил «в родную гавань», но и Украиной в полном смысле не был. Ну вот, правда, не был!

Это очень сложная история, которую нужно было решать долго и трудно. Если Россия чувствовала, что это ее исконная — или как там еще — земля, она могла нудно, но упорно поднимать этот вопрос в ООН, в ОБСЕ и где хотите еще. Требовать референдума, еще чего-нибудь добиваться. Хотя понятно, что Украину эти поползновения не порадовали бы и стали бы источником постоянной напряженности. Но другого пути не было.

И тут подвернулся Майдан. И Россия просто воспользовалась моментом и сперла этот Крым! Но обратите внимание, что при всей чуровщине с «референдумом», реальных протестов против оккупации не было. Кроме крымских татар, с которыми ситуация вообще отдельная и очень печальная. Но в основной массе народ принял смену вывески либо радостно, либо потребительски, рассчитывая, что богатая Россия сейчас накидает тут денег бюджетникам, пенсионерам и далее по списку.

Что же касается отношения на «большой земле», то чего мы будем друг другу врать? Да, большинство, и большинство огромное, приняло возвращение Крыма как очень хорошую новость.

А теперь представим, что власть поменяется и вместо Путина в Кремле окажется какой-то добрый и славный человек, который первым делом передаст Крым Украине обратно с извинениями. Представили? Отлично! Завидую вашему воображению. Потому что не в теории, не в виде лозунга и публицистической статьи, а в реальной жизни ни один наш правитель на это пойти не рискнет. О чем, собственно, и сказали и МБХ, и Навальный. Это не романтично, это не идеалистично, но это правда. Потому что ломать — не строить. Ломать наша страна научилась хорошо, а строить не умеет совсем. Кража Крыма — это как раз из серии ломать. За две недели с помощью «вежливых людей» и «референдума». А строить — это очень долгий процесс поиска выхода из этой поганой ситуации.

Потому что так уж вышло, что когда-то жителей Крыма без их согласия передали, как этот пресловутый бутерброд, из РСФСР в УССР. Теперь их также без спроса забрали от Украины в Россию. В перспективе предполагается их также без спроса красивым жестом справедливости вернуть назад. Притом, что в самой России большинство по-прежнему будет считать Крым «нашим», да и в Крыму, я сильно подозреваю, не будут считать себя Украиной. Вот это, друзья мои, действительно проблема. Это не лозунги, не высокие идеалы — а проблема. И речь не о том, чтобы легализовать награбленное, а чтобы действительно уже дать крымскому народу самоопределиться. Быть ему Россией, быть Украиной, а может, вообще стать отдельным государством и вступить в ЕС раньше нас с украинцами.

С моей точки зрения, это достаточно очевидные вещи. И почему это вызвало такой взрыв и дискуссию я, честно вам говорю, действительно не понимаю.

Впрочем, догадка есть. И это уже не про Крым, а про непосредственно Навального, Ходорковского и так далее.

На память приходит случай из близкой мне спортивной темы. Это было, еще когда сборную по футболу тренировал обаятельный Гус Хиддинк, в которого уверовали как в чудотворца. И однажды сборная наша проиграла очень важный матч. И министр Мутко на полном серьезе сказал Хиддинку: «А я-то думал, Гус, что ты волшебник». Вы, друзья мои, зачастую относитесь к Алексею Анатольевичу и Михал Борисычу как к волшебникам, как к моральным авторитетам, как к средоточию всего самого лучшего, что только может быть в либеральном вожде. А они не такие — и никогда такими не были. Они-то как раз мужики очень сложные и, безусловно, прагматичные. А вы всякий раз разеваете рот от удивления, когда Навальный говорит что-то в духе Русского марша.

Попробуйте как-то понять, что Путин не нравится самым разным людям по самым разным причинам. Ходорковский, например, стал Ходорковским вовсе не потому, что бескорыстно шел бороться за народное счастье. Он просто переоценил свое могущество, и Путин расправился с ним жестко и цинично. И именно эта расправа представила все грани нашей системы во всем блеске. И именно поэтому МБХ стал символом. Символом бесправия, символом подлости и гнусности нашей власти. Но символом либерализма и демократии его сделали вы сами, придумав для него этот образ.

Я прекрасно помню споры-разговоры с участниками еще Маршей несогласных. Говорил, что нельзя в одной колонне с Лимоновым ходить. Потому что Лимонов — гопник. Потому что он и национал- и большевик — и даже не считает нужным это прятать. А вы говорили: нет, он суперчувак, он против Путина, и это главное. Быть против Путина — это еще не главное. Гораздо важнее не против кого ты или против чего — а за кого и за что. Поэтому не переносите свои фантазии на конкретных людей и не приписывайте им тех качеств, которыми они не обладают и даже не собираются обладать. И не живите лозунгами.

80-е и 90-е — это моя юность и молодость. И я до сих пор помню это обидное чувство, что мы день за днем упускаем время. Мы продолжали долбать Сталина и километрами писать статьи про ужасы ГУЛАГа, не замечая, что в магазинах пустые полки и люди уже не про Сталина сейчас думают, а про то, где пожрать взять. Это было не романтично и не идеалистично, это была реальная жизнь, о которой наши либералы думать не хотели. И, получив власть, просто не сумели ею распорядиться. Именно потому, что утонули в лозунгах про реформы и демократию, а на деле реформы превратились в чубайсовские ваучеры, а демократия в выборы 1996 года, и все это увенчалось Владимиром Владимировичем.

И вот я боюсь, что, когда нынешняя власть падет (а это совершенно точно случится), нам просто нечего будет предложить взамен. Будет много красивых слов и полная неспособность воплотить их в жизнь. Мы первым делом кинемся возвращать Крым.

Но тогда уж давайте будем последовательны. И вернем Курилы японцам. Не забыли, что и такая проблема есть? Или Курилы — это не важно, потому что было уже слишком давно? Типа «заиграно», и все как-то привыкли, что Курилы наша земля. А вот японцы не привыкли до сих пор. И что будем делать?


На фото: Россия. Москва. 31 марта. Рисунок полуострова Крым цветами российского флага и надпись "Крым и Россия вместе навсегда" на стене дома на Таганской площади, в котором проживал Александр Солженицын. (Сейчас рисунка уже нет).
Фото Зураба Джавахадзе / ТАСС













  • Алексей Макаркин: Одно дело, когда отбирают собственность у человека, воспринимаемого как врага и находящегося за пределами Крыма, а совсем другое – если это предприниматель, живущий прямо там. 

  • "Коммерсант": Господин Аксенов предложил вице-премьеру инициировать внесение в Госдуму отдельного федерального закона, который регулировал бы процесс прекращения прав на участки в Крыму...

  • Анатолий Баранов: Видимо, господин Аксенов решил, что Крым уже достаточно российский, чтобы поступать там по российскому беспределу. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Экспроприация в период позднего путинизма
19 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Как сообщает «Ъ», глава оккупационной власти Крыма Сергей Аксенов предложил внести поправки в закон «О принятии в РФ Республики Крым…», которые позволят ему прекращать права собственности на участки и недвижимость, оформленные, когда полуостров входил в состав Украины. Вряд ли Сергея Аксенова, которого в Крыму до этого знали под творческим псевдонимом Гоблин, интересуют земельные участки в степных районах Крыма. Гоблинская душа бывшего рейдера из ОПГ «Сэйлем» тоскует по лакомым территориям на крымском побережье, отжав которые можно получить, по оценкам экспертов «Ъ», не менее 1 миллиарда долларов.
Прямая речь
19 МАЯ 2017
Алексей Макаркин: Одно дело, когда отбирают собственность у человека, воспринимаемого как врага и находящегося за пределами Крыма, а совсем другое – если это предприниматель, живущий прямо там. 
В СМИ
19 МАЯ 2017
"Коммерсант": Господин Аксенов предложил вице-премьеру инициировать внесение в Госдуму отдельного федерального закона, который регулировал бы процесс прекращения прав на участки в Крыму...
В блогах
19 МАЯ 2017
Анатолий Баранов: Видимо, господин Аксенов решил, что Крым уже достаточно российский, чтобы поступать там по российскому беспределу. 
Грабь своих, чужие удивятся
20 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Что ни говорите, а в этом безумии определенно есть система. По причине третьей годовщины аннексии Крыма (радостно отпразднованной в минувший уик-энд подведомственным народом, который согнали на митинги и фестивали) президентский толмач Дмитрий Песков дал интервью РБК. В котором ожидаемо сообщил, что главный начальник заранее предвидел негативные последствия такого решения, пошел на это осознанно и совершенно ни о чем жалеет. При этом г-н Песков признал, что в результате этих исторических решений экономическое положение как всей страны в целом, так и каждого отдельного россиянина серьезно ухудшилось.
Прямая речь
20 МАРТА 2017
Дмитрий Орешкин: Для власти такое ощущение «потери крыши», чувство, что с этой страной и её населением можно делать всё, что угодно, — глубоко ошибочно и чрезвычайно опасно.
В СМИ
20 МАРТА 2017
«Ведомости»: Присоединение Крыма к России обернулось не только огромными потерями для российской экономики, атакой на институты гражданского общества и международной изоляцией.
В блогах
20 МАРТА 2017
Усы Пескова: Дума разрешила не платить налоги в России тем, кто попал под санкции. Не врали, выходит, чиновники, что санкции это благо.
Российская банковская система их паспорта не переварит
7 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Вот это, собственно говоря, и называется «катастрофически низкий уровень государственного управления». 18 февраля президент Путин подписывает Указ «О признании в Российской Федерации документов и регистрационных знаков транспортных средств, выданных гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины». Другими словами, Россия признала паспорта ДНР и ЛНР. Понятное дело, начался скандал, украинская сторона немедленно заговорила о «ползучей аннексии» самопровозглашенных республик...
Прямая речь
7 МАРТА 2017
Дмитрий Орешкин: Тут конфликт между прагматичными соображениями и пафосными заявлениями высшего руководства, прижимающего наших братьев к сердцу и целующего их в губы перед камерами.