Европа
17 января 2019 г.
Так пусть они рухнут, рухнут, рухнут, обветшавшие давно…
9 НОЯБРЯ 2014, НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

ИТАР-ТАСС

В эти дни весь мир отмечает 25-летие падения Берлинской стены, которая на протяжении многих лет была символом несвободы, тоталитаризма, нарушений прав человека. Принято считать, что начало краха коммунистической доктрины связано именно с этой датой. В столицу Германии съехались главы многих государств, представители самых разных стран… Приехал в Берлин и Михаил Горбачев, по праву считающийся одним из архитекторов нового мира, в котором немецкий народ объединен в пределах единого государства.

Впрочем, судя по всему, для сегодняшней России день 9 ноября праздничным не стал.

Своими соображениями по этому поводу с читателями «ЕЖа» делится публицист и историк Николай Сванидзе.


Дата падения Берлинской стены — это дата не из истории Германии, это часть истории Европы и всего человечества, она означает рухнувший «железный занавес». И объединение Западной и Восточной Германии — это объединение Западной и Восточной Европы. Тогда казалось, что объединение включает и Россию, но, как выяснилось, тут все ошибались, хотя что будет дальше — мы сказать не можем.

Событие огромного масштаба, которое во всём мире, кроме России, воспринимается позитивно. Именно оно заставляет любить Горбачёва и считать его однозначно положительной и крупной фигурой, опять же во всём мире, кроме России, потому что нет пророка в своем отечестве. Наша нынешняя оценка этого события расходится с общемировой радикально. И в словах пресс-секретаря президента, что Путин и не собирался ехать на годовщину падения Стены, между строк очевидно звучит: это для нас не праздник, это не та дата, которую мы должны отмечать. У такого отношения есть несколько причин, которые сопрягаются друг с другом.

Во-первых, это созревшая, пропагандистски развёрнутая и «расцарапанная до крови» ненависть к перестройке и Горбачёву. С другой стороны, это представление о том, что всё, что хорошо для Запада, плохо для нас. Если Запад отмечает — значит, для нас это траур.

Самая важная причина состоит в том, что падение Берлинской стены — это завершение холодной войны. А поскольку мы фактически объявили себя идейно-политическими наследниками СССР, то поражение в этой войне — наше поражение. И чего его отмечать? Кроме того, после падения Берлинской стены мы оказались в объятиях этого проклятого Запада со всеми его соблазнами, мы фактически «отдались» Западу — и об этом тоже неприятно вспомнить и думать. Мы были на грани потери нашей духовной самости и независимости. И только президент Путин Владимир Владимирович спас нас от окончательного грехопадения.

Наконец, падение Берлинской стены — это падение Империи. Стена, как кольцо Всевластия, была уничтожена, и вместе с ней была уничтожена чёрная башня советской тоталитарной державы. Но это весь мир считает ее таковой, мы какое-то время разделяли это мнение, но теперь выясняется, что башня была хрустальной. И когда над ней надругались, то фактически надругались над всеми нами. И отмечать это — просто мазохизм, по такому поводу горюют, а не празднуют.

Наше руководство ясно даёт понять: у нас с вами, уважаемые партнёры, разные праздники. То, что для вас — веселье, для нас — траур, у одного костра мы с вами сидеть не будем. Это подчеркивается ещё одним событием — выступлением Путина перед молодыми историками, фактически совпавшим с годовщиной падения Берлинской стены, в ходе которого президент произнёс похвальное слово пакту Молотова-Риббентропа. Теперь уже совершенно очевидно, что всё связанное с реалиями советской империи — это благо. Очевидно, что именно такие трактовки будут заложены в новый учебник истории и будут соответствующим образом пропагандироваться среди молодёжи. Есть даже нечто символическое в том, что встреча Путина с историками и его отказ от поездки на празднование падения Берлинской стены совпали. Думаю, что это не случайно.

Но, как в своё время сказал Владимир Ильич Ленин по поводу падения другой, романовской, империи: «Покрытая кровью и грязью телега Российской Империи опрокинулась сразу». И в этом он был прав. Империи такого рода, производящие очень внушительное впечатление, стоят, как выясняется, на глиняных ногах. Но это понимают уже пост-фактум, после того как они опрокинулись и качество ног стало можно оценить. А пока такие конструкции не рухнули, измерить запас их инерции очень сложно даже для специалистов экстра-класса.




На фото: инсталляция по случаю 25-летия падения Берлинской стены в Германии.
Фото JOERG CARSTENSEN / ЕРА / ТАСС












  • Алексей Макаркин: Расширять клуб избранных никто не хочет. И каждый будет кивать на другого, говоря, что он не хочет, а мы-то всегда готовы, если будет консенсус.

  • РИА Новости: С 1 января Германия на два года становится непостоянным членом Совбеза ООН.. Германия вместе с Японией, Бразилией и Индией выступают за расширение совета.

  • Эль Мюрид: Принципиально ничего нового - Германия и ранее выступала за реформирование Совбеза. И не только она одна.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Реформа ООН — апория или парадокс?
28 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас 27.12.2018 в очередной раз заявил о том, что Германия претендует на место постоянного члена в Совете безопасности ООН, которое она должна получить в результате реформы Организации объединенных наций. DW цитирует слова министра о том, что структура созданной 70 лет назад ООН устарела, а в результате реформы она должна «отражать расстановку сил в современном мире» и что большинство членов ООН поддерживают идею реформы. «Будет нелегко, однако мы не устанем снова и снова вносить эту тему в повестку дня», — объяснил свою позицию Хайко Маас.
Прямая речь
28 ДЕКАБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Расширять клуб избранных никто не хочет. И каждый будет кивать на другого, говоря, что он не хочет, а мы-то всегда готовы, если будет консенсус.
В СМИ
28 ДЕКАБРЯ 2018
РИА Новости: С 1 января Германия на два года становится непостоянным членом Совбеза ООН.. Германия вместе с Японией, Бразилией и Индией выступают за расширение совета.
В блогах
28 ДЕКАБРЯ 2018
Эль Мюрид: Принципиально ничего нового - Германия и ранее выступала за реформирование Совбеза. И не только она одна.
Русский след во французском бунте? А почему нет?
10 ДЕКАБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Четвертая суббота горячего французского протеста выдалась не менее бурной, чем предыдущие. Итогом, как водится, стали сожженные автомобили, разбитые витрины, разгромленные магазины и торговые ряды. Представители столичной мэрии утверждают, что во время субботней акции ущерб, нанесенный городу, оказался существенно более значительным, чем раньше. И это несмотря на то, что тактика французских правоохранителей претерпела заметные изменения. Во-первых, поведение, в частности, парижских полицейских стало жестче, а, кроме того, в одной только столице уже накануне субботних выступлений были задержаны сотни потенциальных бунтарей. 
Прямая речь
10 ДЕКАБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Стремление России, с её точки зрения, выстроить симметрию, заставляет её демонстрировать симпатию к участникам акций...
В СМИ
10 ДЕКАБРЯ 2018
Полит.ру: ...около 600 аккаунтов в твиттере, которые ранее заподозрили в «пропаганде взглядов Кремля», переключили свое внимание на протесты во Франции...
В блогах
10 ДЕКАБРЯ 2018
Александр Тверской: Вы ничего не понимаете в российском ТВ и зря его ругаете. Если хочется разобраться, что происходит в мире, то надо смотреть только федеральные каналы Мордора. 
Танками по «человеческому лицу» социализма
22 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
По данным Левада-Центра, о событиях «Пражской весны» слышали 32% россиян, их которых 36% считают ввод советских войск правильным, 19% полагают, что этого не надо было делать, а 45% затруднились с ответом. То есть и сегодня «Праганаша». То есть мы «можемповторить» и это. Популяция поддержит. Тогда, 50 лет назад, 7 тысяч танков Варшавского договора проехались по «человеческому лицу», которое глава КПЧ Александр Дубчек и его соратники по наивности пытались придать социализму. Сегодня информационные танки путинских СМИ круглосуточно и ежедневно дробят своими гусеницами черепа россиян, их мозги смывает в канализацию.
Прямая речь
22 АВГУСТА 2018
Алексей Макаркин: Для европейцев, даже для чехов, события "Пражской весны" – это история, а для нас это почти что сегодняшний день.