Цензура
23 июня 2018 г.
«Журналистская солидарность». Испытание легальностью
23 НОЯБРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Ну, что, теперь только вперед. В пятницу 21 ноября представители Министерства юстиции России сообщили, что профсоюз «Журналистская солидарность» получил государственную регистрацию. В четверг 27 ноября пойдем получать бумагу на руки.

Пять месяцев, если вести отсчет от первого учредительного собрания Московской организации профсоюза, которое состоялось 12 июля. Пять месяцев согласований текстов Устава и протоколов собраний и конференции, правок и переделок множества бумаг, все это позади. Впереди работа. Ее характер и объем существенно отличаются от характера и объема работы журналистского профсоюза любой другой страны, особенно страны европейской.

В нормальных странах нет государственных СМИ. Есть владельцы СМИ и есть журналисты. Работа профсоюза это трудовые гарантии журналистов. Задача защищать свободу слова от давления государства, конечно, есть везде, как везде есть проблема с качеством журналистики. Масштаб проблем разный. Одно дело сезонный насморк, другое – эпидемия лихорадки Эбола.

Журналистика в России это тяжелый больной. Подавляющее большинство СМИ (если не считать рекламных бесплатных газет и журналов и гламурного глянца) – принадлежит государству или аффилированным с ним компаниям. Те, кто там работает, это не журналисты, а пропагандисты или госслужащие по ведомству пиара. Рынка СМИ в России нет. Соответственно, нет и рынка труда журналистов. Большинству (более 90%) из примерно 400 тысяч работников СМИ, которые по закону о СМИ считаются журналистами, независимый профсоюз журналистов не нужен. Большая часть из них это государственные или муниципальные служащие, которые выстраивают отношения в системе административных координат. Для них слова зам.министра связи Волина про то, что «надо слушаться дядю, который платит деньги и не выдумывать всякие миссии журналистики», - эти слова не хамство одичавшего чиновника, а их собственное внутреннее убеждение и руководство к действию.

Поэтому, независимому профсоюзу журналистов придется одновременно выполнять две задачи. Во-первых, проводить демаркационную линию между журналистикой и тем, что ею не является. Причем, делать это постоянно и настолько наглядно, чтобы всем было видно: вот это колонка журналиста, а вот это – информационный снаряд, выпущенный во врага в информационной войне.

И, во-вторых, и это главная функция «Журналистской солидарности» - защищать те СМИ и тех журналистов, которые подвергаются давлению со стороны власти и владельцев. Оборачиваясь назад, на те эпизоды ущемления прав журналистов и СМИ, которые привели нас к данному состоянию, можно увидеть, что многое удалось бы предотвратить, если бы под руками у журналистов был такой инструмент, как свой профсоюз. Из всех состояний свободы легко достигается лишь состояние свободного падения. Свобода слова это та ценность, достижение и поддержание которой требует огромных усилий и мощной энергетики везде, а в России особенно. Время покажет, насколько в российских СМИ осталось журналистики, которая способна эти на эти усилия и эту энергетику.

На фото внизу: 26.09.2013. во время акции у здания Следственного комитета РФ в поддержку Дениса Синякова, арестованного вместе с экипажем и активистами судна "Гринпис".

Фото Вячеслав Прокофьев /ТАСС
Фото вверху - Метцель Михаил / ТАСС

















  • Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.

  • МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.

  • Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.