Медиафрения
16 декабря 2018 г.
Медиафрения. Аннигиляция русской культуры
2 ДЕКАБРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Нам всем повезло, что в правительстве за государственную политику в области СМИ отвечает Алексей Волин. Это, если кто забыл, тот самый зам. министра связи и массовых коммуникаций, который учил жизни и преподаванию профессоров журфака МГУ, объясняя им, что журналист работает на дядю и что дядя скажет, то и надо писать и говорить, поскольку дядя платит. «Задача журналиста — зарабатывать для тех людей, которые ему платят», — так Волин сформулировал миссию и кредо российской журналистики.

На минувшей неделе, выступая теперь уже в Воронеже на Открытом региональном медиафоруме, Волин существенно углубил, расширил и философски обосновал свою (и, очевидно, государственную) концепцию российской журналистики. «Журналистика как гуманитарная специальность в чистом виде не существует, — убежден Волин. — Она (журналистика) ближе к IT». Ну и, естественно, про то, что «журналистика ничем не отличается от любого другого наемного труда», «начальник вправе говорить, что, как и когда делать подчиненному». Одним словом, «извольте слушаться».

Гражданин РФ Алексей Волин имеет неотъемлемое право думать и говорить про журналистику все, что угодно. В том числе и то, что противоречит букве и духу российского закона о СМИ. А именно запрету на вмешательство учредителя в деятельность редакции (ст. 18), положениям о профессиональной самостоятельности редакции (ст. 19), правам редакции, закрепленным в Уставе (ст. 20), и правам журналистов (ст. 47), а также их обязанностям (ст. 49).

Гражданин РФ Алексей Волин имеет священное право на любую глупость в отношении любой профессии. Он, например, может считать и говорить, что единственная задача хирурга в частной клинике — зарабатывать деньги для владельцев клиники, и поэтому инвестор может стоять у него за спиной в операционной и приказывать, как и каким образом резать пациента, экономя время и медикаменты. Волин может также утверждать, что строитель обязан слушаться инвестора, если тот ему прикажет сэкономить на материалах вопреки строительным нормам. Гражданин Волин имеет право на все. Несколько сложнее с замминистра Волиным, который является сегодня главным спикером правительства РФ в вопросах политики в отношении СМИ. Когда объявленная им государственная политика настолько явно противоречит закону о СМИ, надо что-то менять: либо закон, либо политику.

Нам повезло с Волиным, поскольку это один из немногих людей в исполнительной власти, кто высказывает свои весьма экзотические взгляды недвусмысленно, отчетливо и к тому же в хорошей образной форме. Волин не ограничивается журналистикой и распространяет свою «философию дяди» и на кино: «Сейчас на съемочной площадке все определяет не режиссер, а продюсер», — объясняет замминистра. Свести все отношения творчества и бизнеса к одной формуле может только Волин, автору этих строк такое недоступно. Но есть некоторые подозрения, что если бы Эйзенштейн и Феллини, Спилберг и Куросава, Бергман и Скорсезе — не «определяли все на съемочной площадке» именно как великие режиссеры (при том, что иногда роли режиссера и продюсера удается совместить), то им вряд ли удалось бы создать шедевры киноискусства. Занудства ради стоит отметить, что Волин и здесь умудрился войти в противоречие с российским законом (ст. 1263 ГК РФ), который признает авторами фильма трех человек: режиссера, автора сценария и композитора.

Нам повезло с Волиным, поскольку он один из немногих людей во власти открыто говорит о своих предпочтениях в сфере журналистики, то есть дает установку СМИ и журналистам, на кого им надо равняться. «Если говорить про репортерскую журналистику, то очень сильная школа в газете «Жизнь» и канале Lifenews», — расставляет акценты Волин. И уточняет: «Это активная репортерская работа». Образец такой «активной репортерской работы» на минувшей неделе довольно много обсуждался в социальных сетях. Речь о переписке сотрудницы «Лайфньюс» Юли с хирургом Кащеевым по поводу эксклюзива из реанимации, где лежал Эльдар Рязанов. Представительница «сильной репортерской школы» пыталась договориться с врачом о том, чтобы «первой узнать, когда он (Эльдар Рязанов) умрет, за хорошее вознаграждение». Из текста письма «активного репортерского работника» «Лайфньюс» не вполне ясно, за что именно предлагается «хорошее вознаграждение»: за то, что великий режиссер умрет, или за то, чтобы сотрудница узнала об этом первой. Существенный штришок к портрету «сильной школы журналистики» — веселые улыбающиеся смайлики, сопровождающие письма Юли в реанимацию нейрохирургии.

Государственная политика в области СМИ в устах Волина имеет вполне завершенные и по-своему логичные очертания. Ее воплощения можно увидеть ежеминутно и круглосуточно в большинстве российских СМИ.

А ВОТ КОМУ ЦЕННОСТИ, РУССКИЕ, КУЛЬТУРНЫЕ, САМОБЫТНЫЕ!

Один из главных тезисов российской пропаганды — противостояние бездуховного Запада высоким духовным ценностям русской культуры, попытка навязать нам западную бездуховность и стремление защититься от ценностей нашей культуры всякими запретами. Широкий набор культурных ценностей был предъявлен публике в программе «Вести недели Дмитрия Киселева» 30 ноября 2014 года. Около половины всего времени двухчасовой программы занимала война. Было ощущение, что страна находится в кольце фронтов, ведет ожесточенные бои с неведомыми врагами по всему периметру своих продолжительных границ.

На Севере сражается Арктическая группировка. В Крыму формируется ударная армия и мощнейший флот. На Дальнем Востоке наши войска то ли уже отразили, то ли еще отражают нападение. Первые 8 минут итоговой передачи на главном государственном телеканале страны в дыму и пламени взлетали «Тополя», с ревом проносились через экран «Миги» и «Сушки», грозили миру мощные субмарины и стремительные танки. Следующие 7 минут занял сюжет о главном военно-политическом успехе России: о договоре о военном сотрудничестве с Абхазией и создании с этой страной объединенной группы войск.

Потом продолжительный сюжет о боях в Донецке и о житии боевика Арсения Павлова, более известного по псевдониму «Моторола». Судя по тональности жизнеописания в «Вестях недели», в лице «Моторолы» российская пропаганда, видимо, нашла того самого героя нашего времени, которого ей так долго недоставало. Военную тему продолжил репортаж о кибервойне и ужасном оружии под названием «Боевой червь». Дмитрий Киселев весьма выразительно изображал действие этого «Червя» с помощью мимики и жестов. Как пояснил ведущий «Вестей недели»: «Это все равно, что проникнуть в мозг своего врага и заставить его нести белиберду». Судя по поведению российских журналистов, политиков и экспертов, «Боевой червь», действительно, весьма эффективное и разрушительное оружие, и к тому же применяется уже не первый год.

Наблюдая постоянно такой набор духовных и культурных ценностей русского мира — «Тополя», «Сушки», «МИГи», «Искандеры», а также одухотворенное лицо «Моторолы» и другие лица боевиков Новороссии, — нельзя не удивиться тому, что этими ценностями кто-либо в мире может пренебречь, противостоять их притягательной силе. Нельзя не разочароваться в людях, которые пытаются препятствовать распространению этих культурных ценностей. Именно такое удивление и разочарование стало основным мотивом «Воскресного вечера с Владимиром Соловьевым» от 30.11.2014 г.

Вся студия «Воскресного вечера» была едина в том, что украинские власти, блокируя российские телеканалы и не пуская в свою страну руководителей и сотрудников российских телеканалов, а также других носителей русской духовности и высокой русской культуры, так вот, делая все это, украинские власти совершают роковую ошибку и преступление против своего народа.

Но в студии Соловьева был один человек, который, соглашаясь со всем вышесказанным, тем не менее, находил какие-то рациональные объяснения поведению украинских властей и даже умудрился усмотреть причины разрыва культурных связей и с нашей, российской стороны. Этот отщепенец — режиссер Иосиф Райхельгауз — почему-то связывал тот факт, что в эфире российского ТВ, в том числе и в передаче Соловьева более полугода называют фашистами избранных украинским народом лидеров, с нежеланием украинцев иметь дело с такими каналами информации.

Соловьев был очень удивлен. «А как же их называть, если они действительно фашисты?» — недоумевал телеведущий. И тут же объяснил, что «в России нет идеологического фронта… Мы, русские, не хотим войны и не призываем к войне». Мне сразу вспомнилось возмущение Соловьева в одной из передач, в которой он с негодованием обрушивался на беженцев с востока Украины, которые вместо того чтобы воевать, убивать и умирать, предпочли продолжить мирную жизнь на новом месте. Перед глазами тут же пронеслась вереница лживых сюжетов про распятых младенцев, посылки с отрезанными головами, сотни беременных изнасилованных девушек, чьи органы бандеровцы пустили на продажу. Если, по Соловьеву, это еще не разжигание войны, то как же будет выглядеть разжигание?

Вообще этот вот режиссер Райхельгауз, даром что народный артист России, а вел себя в эфире кое-как, не случайно писатель Олесь Бузина назвал его «скользким типом». И еще он, этот Райхельгауз, всем мешал. Вот, например, скажет киевский историк Александр Каревин, что в Украине собираются сжигать Пушкина, так режиссер Райхельгауз тут же со своим ядовитым вопросом, мол, кто собирается, где это можно посмотреть, типа ссылочку дайте. В итоге история с сожжением Пушкина как-то сошла на нет, а ведь какая могла быть красивая история!

Или вот еще. Ирина Бережная, бывший депутат Рады от Партии регионов, говорит, что в Украине запрещен киевлянин Булгаков. Нет бы хоть тут промолчать! Так режиссеру Райхельгаузу всюду надо: «Где он запрещен? Кем запрещен? Покажите запрещающие документы! Книги Булгакова в любом украинском книжном можно купить!» В конечном итоге писатель Бузина не выдержал и просто стал орать на режиссера Райхельгауза. Писатель Бузина всегда начинает свои выступления с того, что сообщает, что он, писатель Бузина, «всегда за правду». И в этот раз он тоже сначала кричал Райхельгаузу, что он за правду. Потом стал орать, что он «не только писатель, но и журналист, а значит…» — и тут крик писателя Бузины стал оглушительным: «Значит, я вас все равно переору!».

Впрочем, и сам Бузина тоже не без греха. Посрамив Райхельгауза, он сам допустил прокол. Обмолвился, что на Донбассе воюет российская армия. Писателя Бузину можно понять. В отличие от «украинцев по вызову» в студиях российских телеканалов, тех, которые давно переселились в Москву, писатель Бузина периодически бывает в Киеве. Поэтому просто поддакивать Соловьеву и Железняку для него означает полную и невозвратимую потерю лица. Но писатель Бузина, конечно, не учел, что признание российских войск в Украине, сделанное в эфире российского телеканала, это самый страшный грех, хуже публичной содомии.

Депутат Железняк немедленно объяснил, что если бы на Украине действовала российская армия, то там бы не погиб ни один человек. Это потому, доверительно сообщил Железняк, что у России есть чудесное оружие, которое уничтожает все электрические цепи в радиусе 60 км, и поэтому у противника все сразу перестает летать, ездить и стрелять. Мне сразу вспомнился ужасный «Боевой червь», о котором рассказал час назад Дмитрий Киселев, то, какое воздействие это оружие оказывает, и я подумал, что наши духовные ценности под надежной защитой.

А депутат Железняк, поведав о несокрушимом оружии российской армии, стал объяснять, что ценности русской культуры и духовности надо продвигать не только на Украину и в Белоруссию, но и в Болгарию, а также в страны Средней Азии. Режиссер Шахназаров поддержал депутата Железняка, сказав, что это война Запада против России, цель которой — вытолкнуть Россию из Европы. То есть они нас выталкивают, а мы им должны вталкивать свои культурные ценности.

Участники дискуссии, несколько увлеченные силовой стороной культурного противостояния, с энтузиазмом и знанием дела обсуждая, кто, кому, куда и каким способом заталкивает свои культурные ценности, как-то в стороне оставили вопрос о содержании заталкиваемого. Вместе с тем даже поверхностный анализ результатов культурного творчества тех деятелей российской культуры, журналистики и общественной мысли, от которых предложено оградить граждан Украины и Европы, показывает, что Украина и Европа не слишком пострадают от этого запрета. Поскольку с того момента, как эти люди стали подписывать всякие письма в поддержку власти, из их творчества стала уходить жизнь.

Это, возвращаясь к тезису Алексея Волина о том, что надо работать на дядю и слушаться дядю. Каинова печать власти убивает любое творчество, будь то журналистика, литература, театр или музыка. Булгаков, пытаясь поработать на усатого дядю, пишет прославляющую этого дядю пьесу «Батум», возможно, самое слабое произведение автора «Мастера и Маргариты» и «Собачьего сердца». Мандельштам, надеясь «договориться» со Сталиным, пишет ему «Оду», которая ни в какое сравнение с его другими стихами и прозой не идет, да и жизнь поэту не спасла… Анна Ахматова, надеясь спасти своего сына, Льва Гумилева, сидящего в лагере, пытается задобрить Сталина циклом верноподданнических стихов, уровень которых нельзя комментировать, дабы не омрачить память великой поэтессы… Ценности культуры, во-первых, плохо переносят, когда для их внедрения используют танки, «Тополя» и «Искандеры», а во-вторых, имеют обыкновение портиться, когда творцы слишком тесно прикасаются к власти. При таком тесном сближении происходит аннигиляция культуры.

ПОЧЕМУ ЭКСПЕРТАМ НЕЛЬЗЯ ХОДИТЬ НА ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ЭФИРЫ

В отличие от «Воскресного вечера с Владимиром Соловьевым» итоговая программа на Первом канале «Толстой. Воскресенье» иногда содержит элементы дискуссии. Или чего-то весьма похожего на дискуссию. В выпуске этой программы от 30.11.2014 г. участвовало сразу четыре человека, чьи высказывания, во-первых, не воспроизводили риторику и идеологию программы «Время», а, во-вторых, содержали мысль, а не лозунг. Эти четверо: экономист Андрей Нечаев, директор Института экономики РАН Руслан Гринберг, Валерий Семененко из объединения «Украинцы России» и редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Но абсолютное большинство участников были, конечно, по линии пропаганды. Речь, естественно, шла об Украине.

Тон и уровень дискуссии сразу задал Сергей Доренко, который сообщил, что главным бизнесом в Украине будет продажа собственных почек в Европу. Депутат Железняк обрадовался такой перспективе для украинцев и немедленно усугубил, пообещав, что украинские агрохозяйства будут с Чернобыльской зоной в центре. К сожалению, депутат не уточнил, пророчит ли он новую катастрофу или знает про какие-то новые неприятности из-за той трагедии, которая произошла 28 лет назад, но было ясно, что украинцам не поздоровится.

Эстафету предсказателей всяких бед для Украины подхватил Геннадий Зюганов, который объяснил, что на Украине теперь нет никакой Европы, а вот год назад она там была. И мечты там никакой нет, поскольку Украина оккупирована Америкой. Доренко поддержал Зюганова по старой памяти своего недолгого членства в КПРФ и сказал, что Украина — это Папуасия, а то, что там происходит, — это позор и национальное унижение.

Тут впервые удалось молвить слово кому-то, кто пришел размышлять, а не поливать грязью соседнюю страну. Валерий Семененко несколько наивно попытался воззвать к совести и разуму собравшихся, заявив, что нельзя с такой злобой и ненавистью говорить об Украине. Константин Ремчуков счел все крайне негативные прогнозы будущего Украины проявлениям избыточного скепсиса и обратил внимание, что украинская нация сегодня консолидирована как никогда, что может стать фактором успеха для реформ.

В этом же русле выступили Андрей Нечаев и Руслан Гринберг. Нечаев увидел в украинском руководстве политическую волю для проведения реформ, а в украинском обществе ту консолидацию, которой не было 10 лет назад, когда об этих реформах также говорили. Академик Гринберг отметил наличие у Украины ресурса выживания и сказал, что самая большая ошибка россиян думать, что они (украинцы) такие же, как мы. К сожалению, академику не дали закончить мысль, так что мы, видимо, никогда не узнаем, чем именно, по мнению Гринберга, украинцы отличаются от россиян.

Ведущему Петру Толстому необходимо было заткнуть рот тем, кто пришел на его передачу размышлять, поэтому он срочно передал слово Михаилу Делягину. Тот, пристально глядя на Андрея Нечаева, бывшего министра экономики в команде Егора Гайдара, сообщил, что историческое преступление российских коммунистов заключается в том, что они дали высшее образование Гайдару и его министрам. Это было начало. Дело в том, что в силу полной неспособности к ведению дискуссии и отсутствия мало-мальски убедительных аргументов, вся эта компания железняков, доренок, делягиных и прочих зюгановых и третьяковых при малейшем столкновении с внятно излагаемой альтернативной точкой зрения немедленно срывается на хамство, личные выпады, оскорбления, передергивания и оголтелую ложь.

Вот и Делягин, сделав довольно бессмысленный выпад в адрес Нечаева, взялся за Европу. Оказывается, предшественниками Евросоюза были Наполеон и Гитлер. Поскольку они тоже стремились объединить Европу. По логике Делягина, Газпром — это наследник Освенцима и Дахау, поскольку в этих учреждениях использовался газ.

Серию блестящих афоризмов продолжил Доренко, сообщив, что для того, чтобы Европа стала нашим союзником, «надо валить Америку». В унисон с Доренко выступил экономист Никита Кричевский, который дал суровую отповедь академику Гринбергу, пытающемуся вставить глубоко оппортунистический лозунг о необходимости восстановить доверие к России. «Не надо нам никакого доверия», — объяснил экономист Кричевский. «Либо нас будут бояться как сильных, либо нас растопчут», — знает экономист Кричевский.

Очень точный прогноз дал декан Высшей школы телевидения Виталий Третьяков: «Украина распадется в течение двух лет. Евросоюз распадется в период 2017-2025 гг. Россия будет жить долго и счастливо». В какой-то степени писатель Проханов, выступивший после декана Третьякова, подвел под его глубоко научный прогноз метафизическую и религиозную базу, от чего прогноз стал фактически неопровержимым, даже если он и не сбудется. Писатель Проханов рассказал, что сейчас, оказывается, по всей стране (видимо, России, Проханов не уточнил) — проходят русские соборы, на которых ведется поиск божественной истины и справедливости. А держава, которая исповедует божественную истину и справедливость, неизбежно будет во главе мира, поскольку все человечество жаждет справедливости.

На фоне таких точных прогнозов и глубоких мыслей явным диссонансом выглядели призывы Руслана Гринберга избавить, наконец, Россию от унизительной зависимости от бочки с нефтью, а также непатриотические идеи Андрея Нечаева о том, что стратегический выбор для России — быть вместе с Европой.

Ну не могла душа патриота Железняка выдержать такое. Естественно, он ответил. Во-первых, сказал, что Россия не должна быть с какой-то там Европой, она должна быть со всеми, и с Азией, и с Европой, и с Африкой. А во-вторых, желая, наконец, пресечь вылазки либералов на вверенном ему участке идеологического фронта, Железняк поведал, что все проблемы России от того, что нечаевы разворовали все, что можно, в 90-е годы.

Для описания дальнейшего надо учесть некоторые неполитические характеристики участников дискуссии. Экономист Андрей Алексеевич Нечаев, возраст 61 год, курит трубку, судя по пластике движений, находится не в лучшей физической форме. Депутат Сергей Владимирович Железняк, возраст 44 года, судя по цвету лица и подвижности, явно следит за формой. Но главное, конечно, разница в возрасте, которая в единоборствах и в уличном мордобое часто играет важную роль.

Когда экономист Нечаев после означенных слов депутата Железняка стал пересекать студию в направлении депутатского тела, жизненный опыт депутата Железняка и его развитая политическая интуиция безошибочно подсказали заместителю председателя Государственной думы, что сейчас его будут бить. И, скорее всего, по холеной депутатской морде. Пользуясь преимуществом молодости и явным превосходством в подвижности, депутат Железняк сумел заблокировать руки экономиста Нечаева и не позволить ему провести ни одного толкового удара. Дуэль моментально перешла в подобие схватки сумоистов, в которой депутат Железняк имел явное позиционное преимущество в силу большего живого веса и навыков выталкивания конкурентов с политического поля.

Вывод для уважающих себя профессиональных экспертов и либеральных политиков: не надо ходить на ток-шоу на федеральные каналы. Ничем хорошим это никогда не кончается. Ну а если невтерпеж, то хотя бы потренируйтесь, восстановите навыки ударной и бросковой техники. Другие аргументы вам вряд ли пригодятся.



На фото: Россия. Москва. 29 октября. Заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин перед началом пресс-конференции, посвященной презентации исследования "Экономика Рунета 2013-2014". Николай Галкин/ТАСС














  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Приручение рэперов, страдания по Брилеву и портрет барственного холуя
3 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Просмотрев выпуски новостей и ток-шоу в российском телевизоре за минувшую неделю, я уже почти написал обзор, но вдруг задумался. Что нового из очередной «Медиафрении» узнают люди? Что Соловьев в последнем «Воскресном вечере» обозвал президента Украины Петра Порошенко «иродом», а не «уродом», как обычно? Что один из его «экспертов» радостно сообщил, что «Порошенко перепутал томос с фаллосом», и сам весело смеялся удачной шутке? Как другой «эксперт» пугал аудиторию федерального канала тем, что в Украине «происходят гонения на истинных христиан»? Еще у меня был сюжет про то, как вся соловьевская шобла долго глумилась над специально приглашаемым для таких целей украинским «политологом» Дмитрием Ковтуном. В точности как в описанной Ильфом и Петровым сцене коллективной порки Васисуалия Лоханкина в «Вороньей слободке». То же торжество духа коммуналки и карикатурное бессилие жертвы…
Медиафрения. Высший холуяж эпохи постмодерна
19 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет, все-таки напрасно наговаривают на современных российских мастеров пера, мол, не тот у них класс, по сравнению с теми, что были в старые времена. В несправедливости этих оценок можно убедиться, прочитав очерк Андрея Колесникова в «Ъ» от 15.11.2018, в котором автор живописует визит Путина в Сингапур. Путинский заслуженный летописец долго и подробно описывает, как во время появления на саммите Путина обязали пройти сквозь рамку, а затем наступила кульминация – Путин ЗАЗВЕНЕЛ! Тут невозможен парафраз, нужна цитата от мэтра: «И ведь Владимир Путин зазвенел. Если до этого я все это видел, то теперь услышал. О том, что это было, можно только предполагать. И поверьте, есть люди, которые с той секунды только это и делают. И говорят теперь, что даже если бы он вытащил из карманов все, что по мнению службы безопасности, могло бы зазвенеть, например, тайный мобильный телефон, о существовании которого столько лет говорят все, кто про это ничего не знает, то звон все равно никуда бы не делся, сколько бы раз его сквозь эту рамку ни попросили еще пройти. Потому что это якобы звенит то, из-за чего все-таки именно так, а не иначе относятся к Владимиру Путину в мире. ПОТОМУ ЧТО ИЗ СТАЛИ». Конец цитаты.
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.