Медиафрения
22 ноября 2017 г.
Медиафрения. Ангел необъяснимого
9 ДЕКАБРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Если историки будущего станут судить о сегодняшней России по материалам российских СМИ (надеюсь, что это будет лишь сугубо вспомогательный источник), то у них может сложиться впечатление, что в первую неделю декабря 2014 года в стране произошло одно, но зато грандиозной важности событие — послание президента Путина. Стилистика отображения этого события в российских СМИ лучше всего характеризуется баннером в студии «Вестей»: «Послание свыше» — то есть речь идет о предмете совершенно сакральном, находящемся за пределами земного мира.

«Коммерсантъ» в статье «Владимир Путин захватил телевизор» сообщает, что «послание президента Федеральному собранию в этом году собрало у телеэкранов рекордное число зрителей. По предварительным данным TNS Russia, трансляцию на трех каналах смотрело более половины московской телеаудитории старше 18 лет». В целом по стране по Первому каналу Путина смотрели 27,2% телезрителей, по «России 1» — 22%. Это максимальные показатели с 2000 года, с момента первого послания Путина.

Дмитрий Киселев в «Вестях недели» от 7.12.2014 сравнил речь Путина с такими историческими выступлениями государственных деятелей в переломные моменты, как обращение Франклина Рузвельта к американцам в 1933 году, речь Черчилля про «пот и кровь» в 1940-м, обращение де Голля к Франции в 1944-м. Выстроив этот исторический ряд — Рузвельт – Черчилль – де Голль — и увенчав его Путиным, Дмитрий Киселев сообщил, что «в послании Путин обозначил новый курс», и строго предупредил, что «России придется шевелиться». Мне неизвестны данные исследований о том, какой процент россиян начал шевелиться после послания Путина и предупреждения Киселева, какой процент шевелился до этих событий и сколько соотечественников, не вняв разумным требованиям, так и остались недвижимыми. Но, судя по содержанию СМИ, шевеление политиков, экспертов и журналистов если и произошло, то все больше напоминало броуновское движение. Причина хаотического характера шевеления не только в особенностях моторики указанных категорий россиян, но и в тексте послания, а также в том, как этот текст соотносится с реалиями.

Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее

Послание Путина и его медийное обрамление находятся совсем не в том историческом ряду, где стоят речи Рузвельта, Черчилля и де Голля. В качестве предтечи уместнее назвать речь Сталина от 17.11.1935 на Первом всесоюзном совещании работников и работниц — стахановцев, где были произнесены знаменитые слова «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее!». Слова эти были сказаны накануне пика массовых репрессий. Кирова к тому времени уже убили, мгла уже накрывала страну, Вышинский уже был назначен прокурором СССР, в республиках, краях и областях уже были созданы «тройки» НКВД, а советские медиа и поэты-песенники еще долго заходились в приступах ликования по поводу гениальной речи вождя. Почти год спустя, в 1936-м, когда первый московский процесс над Зиновьевым-Каменевым уже состоялся, а до Большого террора оставалось несколько месяцев, поэт Лебедев-Кумач сочинил песню:

ЗвОнки как птицы, одна за другой
Песни летят над Советской страной.
Весел напев городов и полей –
Жить стало лучше, жить стало веселей.

Крови на руках Путина несопоставимо меньше, чем на руках Сталина. Их сходство в том, насколько произносимые слова расходятся с реалиями в подведомственной стране, прямо противоположны этим реалиям. Сталинское «жить стало веселее» на фоне репрессий. Путинское послание кремлевские журналисты назвали «манифестом свободы». Основанием стали, в том числе, слова в послании: «Свобода для развития в экономике, социальной сфере, в гражданских инициативах — это лучший ответ как на внешние ограничения, так и на наши внутренние проблемы».

Насчет свободы в экономике я плохой эксперт, об этом лучше спросить у Владимира Евтушенкова и Алексея Навального, у них как раз сейчас выдалась масса свободного времени и их обоих всегда можно найти по домашним адресам, 24 часа в сутки. А вот насчет гражданских инициатив, и в частности в сфере СМИ, то здесь именно в последнее время наблюдается просто обострение свободы. Просто какие-то спазмы и приступы. Единственный на всю страну независимый федеральный телеканал «Дождь» выгнали из помещения. До этого отрезали от аудитории, запретив кабельным каналам заключать с ними договоры. Потом запретили зарабатывать на рекламе. Государство-садист ставит эксперимент на выживание.

Примерно такому же садистскому издевательству подвергается лучший в стране региональный эфирный телеканал, томский ТВ2. Слово «лучший» — не мое личное мнение, а оценка и томичей, и телевизионного сообщества, которое вручило ТВ2 22 награды ТЭФИ и ТЭФИ-Регион: это несопоставимо больше того, что получила любая другая региональная телекомпания страны. Весной 2014 года связисты прекратили вещание ТВ2, поскольку у них пришел в негодность фидер (кусок кабеля), а починка столь сложного инженерного сооружения у томских связистов займет несколько месяцев. Роскомнадзор вынес предупреждение… ТВ2, поскольку телеканал не вещает, а значит, должен лишиться лицензии. Наконец «сакральный фидер» починили, на днях предупреждение было снято, но ровно затем, чтобы на следующий день связисты объявили, что расторгают с ТВ2 договор о вещании. На вопрос «Почему?» связисты убедительно отвечают: потому что. Возможно, в процессе ремонта фидер шепнул связистам, что он отказывается проводить через свое кабельное естество такой неправильный контент, который производит ТВ2.

С июня 2014 года государственный каток утюжит Институт региональной прессы и персонально его директора Анну Шароградскую, которую 6 июня не пустили в США читать лекции американским студентам. По мнению ФСБ, деятельность Анны Аркадьевны подпадает под две статьи УК РФ: под 280-ю (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и 282-ю (возбуждение ненависти либо вражды). В журналистском сообществе Шароградскую знают все, кто относится к журналистике как к профессии, а не только как к источнику дохода. Тем, кто не в курсе, можно пояснить, что обвинение Анны Аркадьевны в экстремизме выглядит так же правдоподобно, как упрек математика Перельмана в стяжательстве или телеведущего Караулова в неподкупности. И тем не менее, Московский районный суд Санкт-Петербурга под председательством судьи Лемеховой Т.Л. отклонил жалобу А.А.Шароградской на неправомерные действия таможни и ФСБ. То есть Институт развития прессы — иностранный агент, его директор — экстремистка. Остается один вопрос. Если Анна Шароградская — экстремист, то почему от нее так оберегают американских студентов – не пускают читать им лекции, а в России разрешают действовать, пусть и под вывеской «иностранного агента». Что ж получается — для ФСБ России американские студенты дороже российских журналистов?

Ангел необъяснимого

В рассказе Эдгара По «Ангел Необъяснимого. Экстраваганца» человеку, который не верил в необъяснимое, явился специальный ангел, который заставил человека в это необъяснимое поверить. Методы убеждения у ангела были вполне дъявольские. Он ссорил свою жертву с невестой, выдирал волосы, устраивал в его доме пожар, заставлял топиться в реке, бросаться с обрыва и наконец, подняв на веревке в гондолу воздушного шара, спросил, верит ли жертва его издевательств в необъяснимое. Услышав в ответ испуганное «да», Ангел Необъяснимого коварно отпускает веревку — и несчастный падает в печную трубу собственного дома.

Российских журналистов, экспертов и политиков не надо подвергать таким испытаниям. У них есть генетическая память, поэтому они готовы не только поверить в необъяснимое, но и объяснить любую чушь, если эта чушь исходит от первого лица. Вот сказало лицо про Крым, что «именно здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного российского государства», — тут же все и прозрели: вот он, действительно, исток, мы же всегда его там и искали. Ну не в Москве же, а тем более в каком-то там Киеве духовный исток России искать. И пусть историки сомневаются, что киевский князь Владимир крестился в греческом городе Херсонесе, начальство сказало: «Крым — наша Храмовая гора, наш сакрал!» — значит, так тому и быть, отныне и навсегда.

Но если объяснение необъяснимого в сакральной сфере выглядит вполне естественно, то в сфере экономики объяснять необъяснимое несколько труднее. А именно такую задачу поставил перед своими гостями Владимир Соловьев во второй части «Воскресного вечера» 7.12.2014. Соловьев хотел, чтобы эксперты хоть что-нибудь объяснили ошеломленному ценами и курсом доллара населению, а главное, растолковали, какое значение для жизни этого населения имеют те слова, которые низенький лысоватый человечек произносил 4 декабря в Кремле.

В этой серии соловьевского воскресного концерта не было ни одного бутафорского оппозиционера, только правоверные твердокаменные путинцы. Все очень старались. Все начинали свои речи с фразы «Президент сказал правильные слова о…», а далее следовало объяснение, в чем же на этот раз был прав Путин. Они говорили больше часа. И не сказали ни-че-го! Думаю, они завидовали тем экспертам, которых позвали, чтобы публично ненавидеть Украину и США. Это же такая простая работа. Ведь когда ты говоришь, что в Украине фашисты, а в США до сих пор негров вешают, то лишь немногие зрители «России 1» успевают в перерыве на рекламу слетать в эти страны и сверить сказанное с фактами. А в случае с экономикой любой телезритель сверяет реплики экспертов с ценниками в магазинах и с цифрами на экранах обменных пунктов, которые имел возможность наблюдать за полчаса до эфира.

Поэтому почти каждый эксперт, спев обязательную арию про то, что президент все сказал и сделал правильно, тут же обращался к реальной экономике на территории подведомственной этому президенту страны и ругал эту экономику последними словами. Председатель совхоза имени Ленина Павел Грудинин сообщил, что теперь ферму или коровник строят чуть не в полтора раза дольше, поскольку раньше строительство согласовывалось с главой района, а теперь и с губернатором области.

Член Совета Федерации Сергей Лисовский был настроен крайне решительно. Вот, сказал Лисовский, говорят, что нам указали путь. А я (в смысле он, Лисовский) не понял, что это за путь. В чем миссия, строго спросил присутствующих член Совета Федерации. Президент должен указать направление. Нам надо изменить курс. Нам в 90-е навязали либеральный курс. Таков был диагноз экономики страны от Сергея Лисовского, который не ограничился диагностикой, а прописал и лечение. Курс лечения по Лисовскому состоит из двух мер: во-первых, закрыть Высшую школу экономики, а во-вторых, вернуться в нормальный Советский Союз с плановым хозяйством и прочими атрибутами. Злоязыкий Соловьев не преминул заметить, что взгляды Лисовского стали столь величественно-державными сразу после того, как Лисовский продал свой куриный бизнес и обзавелся статусом сенатора. А я невольно задумался над шансами на реализацию двух предложений Лисовского: закрыть Вышку и вернуть СССР. Мне показалось, что, поскольку на пути закрытия Высшей школы экономики встанут довольно влиятельные люди из числа системных либералов, а также из клана державных патриотов, то Лисовскому есть смысл сосредоточиться на возврате СССР как менее трудоемкой задаче. А там можно будет подкопить сил и взяться за более сложный и более революционный проект по закрытию ВШЭ.

Еще более решительную позицию занимал, как всегда, Николай Стариков, лидер партии «Великое Отечество». Он был единственным, кто позволил себе намек на критику путинского послания, сказав, что «экономическая часть послания наименее проработана». Стариков объяснил, что «либеральная экономика не годится для того уровня суверенитета, который сегодня имеет Россия». Лидер «Великого Отечества» знает, что частный капитал не может играть решающую роль в экономике суверенного государства». Ехидный Соловьев тут же спросил Старикова, являются ли США суверенной страной, поскольку в экономике этой страны частный капитал играет вполне решающую роль. Однако Старикова так просто не собьешь, он легко пропустил вопрос мимо ушей и обрушился на малый бизнес, обвинив его в том, что он не построит заводы и Днепрогэс.

В сеансе объяснения необъяснимого принимали участие несколько человек, в чьи служебные обязанности входит вера в экономическую свободу, поэтому они по долгу службы должны быть либералами. Это Борис Титов, уполномоченный при президенте по правам предпринимателей, и Виктор Ермаков, уполномоченный по защите малого и среднего бизнеса. Однако ни один из них не вступил в полемику с антилибералами Стариковым и Лисовским. И это вполне объяснимо, что в процессе объяснения необъяснимого люди выходят за пределы логики. Поскольку невозможно оставаться на позициях поддержки президентской внешней и внутренней политики и одновременно искать какие-то другие причины экономического кризиса, кроме самоизоляции России в результате аннексии Крыма и войны с Украиной. Кроме тотальной коррупции, чиновничьего произвола и экономики для друзей, при которой не может быть устойчивого роста.

Несчастья, которым подвергся герой рассказа Эдгара По из-за злой воли Ангела Необъяснимого, на самом деле, возможно, имели вполне объяснимые и даже банальные причины. Герой этот изрядно набрался за ужином, о чем сам в рассказе упоминает. Спьяну уронил зажженную свечу, устроил пожар, побежал за водой к реке, сорвался в реку, потом, спьяну же, полез на крышу и упал в печную трубу. Винить свое пьянство в собственных бедах герою было не с руки, поэтому воображение и нарисовало ужасного Ангела Необъяснимого.

Беды путинской России так же трудно объяснить, как и беды героя рассказа Эдгара По, если пытаться обойтись без указания на реальные причины неприятностей (в случае с героем По это пьянство, в случае с путинской Россией — авантюризм и полная неадекватность лидера и его окружения) и стремиться найти некие мистические причины (в случае с героем По это Ангел Необъяснимого, в случае с путинской Россией — мистическое и многовековое стремление Запада уничтожить Россию).

Органчики и подпевалы

В 2014 году из России ушла жизнь. Поскольку вся жизнь переместилась на территорию Украины. Именно там, в Крыму, как выяснилось, находится наш духовный исток. Там же, в Новороссии, происходят все самые важные события, решается, по словам Проханова, судьба мира. Обсуждение украинских событий в студиях российских телеканалов, если в студию попал человек, не считающий Украину фашистским государством, по тональности напоминает религиозные споры в эпоху религиозных войн. Поскольку многие участники «дискуссии» встречаются в данных интерьерах уже не первый десяток раз, роли давно распределены и слова, которые могут произносить актеры, известны всем участникам и прилежным телезрителям задолго до того, как эти слова будут произнесены.

Старожилы федерального эфира делятся на два типологических амплуа: «органчики» и «подпевалы». Типичный «органчик» — это депутат Железняк. Если он открывает рот, то из него обязательно раздаются звуки о последовательной и абсолютно честной, мудрой и нравственной политике России, о двойных стандартах Европы, о глупой и разрушительной политике США, ну и, конечно, о преступной хунте, захватившей власть в Украине в результате фашистского переворота. «Органчик» Железняк можно заменить «органчиком» Яровой, или «органчиком» Исаевым, или еще десятком других «органчиков», и это никоим образом не скажется на содержании «дискуссии».

Другой тип «органчиков» — это представители «Новороссии». Звуки примерно те же, но иногда добавляется леденящая душу «конкретика» про 400 изнасилованных беременных девушек и прочие ужасы. В «Воскресном вечере» Владимира Соловьева звуки издавали «органчики» Сергей Железняк, а также политолог Дмитрий Куликов, депутат парламента Новороссии Ирина Попова и координатор объединения «Куликово поле» Егор Кваснюк.

Другое амплуа — «подпевалы». В «Республике ШКИД» есть такой педагог Пал Ваныч, который подлаживался к воспитанникам и с этой целью пел им студенческие куплеты весьма вольного содержания, рифмуя курсисток с сосисками, а медичек со спичками. Результатом такого подпевания стал сначала кратковременный успех у подростковой аудитории, а затем позорное изгнание. Типичные «подпевалы» — это Борис Надеждин и Сергей Станкевич. Они сильно отличаются от своего литературного прототипа тем, что имеют, в том числе, и благородную мотивацию. «Подпевая» крымнашистскому большинству в студии, они стремятся к тому, чтобы в общем людоедском хоре прозвучала их либеральная гуманистическая мелодия.

Вот как эта тактика «подпевал» выглядела 7.12.2014 в первой части «Воскресного вечера». Сначала подпевание от Надеждина: « Я надеюсь, что роль Америки в мире падает… Я ненавижу ситуацию, когда Америка диктует всему миру». В этот момент у «органчика» Железняка происходит сбой программы: либераст Надеждин против Америки?! Железняк с растерянной улыбкой начинает выражать одобрение Надеждину. Тот, будучи уверен, что он уже фактически свой в доску, переходит ко второй части плана: начинает выводить на чистую воду Егора Кваснюка, пытаясь его раскрутить на признание, что у них в Новороссии воюют российские военнослужащие. Кваснюк и не скрывает, прямо говорит, что у них большое количество т.н. советников, каждый четвертый из воюющих — это российский военный, либо отпускник, либо отставник.

Соловьев понимает, что во вверенном ему эфире сейчас начнется разоблачение главной военной тайны России, той самой, о которой знает весь мир, то есть будет прямо сказано, что в ДНР и ЛНР есть военное присутствие России. Этого Соловьев допустить не может, и он тут же пресекает безобразие, обрушиваясь на Надеждина: «Вы все время пытаетесь найти присутствие российских войск на Украине. Ничего не выйдет! Там, где вы учились, мы преподавали!». Я честно пытался найти следы преподавателя В.Р. Соловьева в физтехе и московском юридическом, где учился Б.Б. Надеждин, но так и не нашел. Видимо, он там преподавал под псевдонимом, а учитывая, что Соловьев моложе Надеждина на пару месяцев, тот факт, что он был его преподавателем, свидетельствует о необычайно рано раскрывшихся талантах популярного телеведущего.

Впрочем, обнародование отношений «учитель – ученик» не помешало Соловьеву до конца передачи ласково называть Надеждина не иначе как провокатором. Общий вектор данной передачи, как и всех остальных в последние восемь месяцев, был вектор на раскручивание войны и вовлечение в нее все новых российских военных, как отставников, так и отпускников. На это были направлены реплики депутата «парламента Новороссии» Ирины Поповой о несчастной женщине, которую заживо съели крысы, о том, что «Украина — это обезьяна с гранатой». На то же работали слова академика РАН и депутата Госдумы Андрея Кокошина о том, что России надо «делать военные жесты в отношении Запада» (когда Соловьев выразил надежду, что военные жесты не означают всплытие наших подводных лодок у статуи Свободы, академик Кокошин раздумчиво протянул: а почему бы и нет?). Никаких иных вариантов, кроме большой войны с Украиной, а скорее всего и со значительной частью остального мира, не сулит приглашение в федеральный эфир таких «экспертов», как Егор Кваснюк, убежденных, что «надо заканчивать с этими лживыми перемириями» и «выбивать этих уродов с Новороссии». Причем под «уродами» подразумеваются украинские военные, а под «Новороссией» — в лучшем случае не только ДНР и ЛНР, но и Одесса, Запорожье, Николаев и другие области юга и востока, а в худшем — вся Украина, кроме пары западных областей.

О том, как российские СМИ работают на раскручивание колеса смерти, можно судить по таким видеороликам, как тот, что был на минувшей неделе размещен в видеоновостях РИА «Новый регион». Интервью с Михаилом Лаптевым из уральского городка Камышева. У Михаила одна нога, вторую оставил в ЛНР. Вопрос корреспондента РИА: когда появилось желание поехать? Ответ: ну, наверное, СМИ, Интернет… Какое-то время наблюдал за этим беспределом… месяца три-четыре. Потом собрался и поехал.

Таких видео-обвинений, устанавливающих непосредственную причинно-следственную связь между гибелью (увечьем) людей и контентом российских СМИ в Интернете, сегодня уже десятки. Те уральские, сибирские, питерские, московские, нижегородские и ростовские парни и мужчины, которые закопаны в украинской земле или вернулись на родину в цинковых гробах, — они не дают интервью. Но их жизни, как и жизни и судьбы тысяч погибших и искалеченных в Украине, на совести всех соловьевых, норкиных, толстых и киселевых российского ТВ. Отвечать обязательно придется. Причем чем раньше, тем лучше для них же.

Фото ТАСС/ Владимир Смирнов














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.