«Дела» Навального
18 августа 2018 г.
Двое в комнате: Фемида и Путин
10 ДЕКАБРЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

ТАСС


По горячим следам

10 декабря, 15:00

В повестке было написано: «надлежит явиться».

Чистое хамство, между нами: ничего мне не надлежало, разумеется. Мог и не ходить, но пошел, движимый любопытством. Кроме того: в Следственном управлении Генпрокуратуры меня допрашивали, а чем Бастрыкин хуже Чайки или Устинова? Ничем совершенно, в одну цену.

В общем, я пошел. Точнее, меня подвезли. Сделать это вызвался Александр Подрабинек, и проконсультировать заодно: Сашиного опыта по допросной части хватит на пол-Евразии.

Приехали мы чуть раньше, решили выпить чаю, Саша и говорит: возле Лефортовской тюрьмы есть хорошее кафе… Опытный человек, поживший!

Первое впечатление от Следственного комитета: тесноватый предбанник у бюро пропусков и хамоватый старший сержант на входе с самоощущением минимум полковничьим. Чувство, что ты попал туда, где вершатся судьбы, возникает сразу.

Минут пятнадцать меня помариновали у турникета, и я даже начал было подумывать о том, чтобы пойти отсюда по своим делам, — ибо мне, ну, ровным счетом ничего не нужно было от старшего следователя по особо важным делам С.С. Степанова! Мне казалось, что хотят видеть — меня.

Но тут за мной все-таки спустились.

Выходя с моим сопровождающим из лифта, я нос к носу столкнулся с Михаилом Шацем, уже опрошенным для нужд закона. «Вообще-то нас должны были вести разными коридорами», — удивился он. КВН — это отличная реакция, прежде всего!

Старший следователь оказался действительно человеком очень большого роста. («Дядя Степа?» — пошутил я накануне в фейсбуке, но этот Степанов был все-таки не Степан, а Сергей.)

Мы с ним очень быстро прошли по пути, проторенному накануне Львом Рубинштейном: паспортные данные, 51-я статья Конституции, отказ от пояснений. К формальной формулировке в протоколе я добавил для ясности, что мой отказ связан с очевидным для меня политическим характером дела, — и мы приветливо попрощались со Степановым С.С.

В общем, ничего интересного.

Если бы не сам кабинет.

Братцы мои! В этом кабинете кроме Степанова обитают еще двое: Фемида и Путин.

Фемида представлена в виде большой скульптуры, довольно, признаться, распутного вида. То есть весы замечаешь не сразу. Глаза у девушки предусмотрительно завязаны, чтобы не видеть происходящего.

Путин же представлен большим портретом, выполненным на ткани. Глаза как раз не завязаны, а смотрят прямо в душу. Добрые такие, добрые... ну, вы знаете.

Причем Фемида стоит за монитором и следователю Степанову совершенно не видна. А Путин виден ему с рабочего места — очень хорошо.

Вот, собственно, и все, что я хотел рассказать вам о своем походе в Следственное управление.



На фото: Россия. Москва. 10 декабря 2014 года. Писатель Виктор Шендерович (справа) у здания СК РФ, куда он был вызван для официальной беседы в связи с расследованием хищения средств при организации фестиваля "Книги в парках". Слева - правозащитник, журналист и общественный деятель Александр Подрабинек. Сергей Савостьянов/ТАСС












  • Леонид Гозман: Российская власть не хочет признавать существование над собой какого-либо закона вообще. В этом смысле любое решение ЕСПЧ будет оскорбительно для Российской Федерации.

  • BFM.RU: В Верховном суде адвокаты Алексея и Олега Навальных настаивали на прекращении дела в связи с отсутствием состава и события преступления.

  • Алексей Навальный: Ха, вы же помните, как Путин и его депутаты разрабатывали целую схему «как нам не исполнять решения ЕСПЧ».

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд РФ — верный страж правящего режима
26 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Осенью прошлого года Европейский суд по правам человека постановил, что приговор братьям Навальным по делу «Ив Роше» «произвольный и необоснованный», а главное — обвинил Россию в нарушении 7-й статьи Конвенции о защите прав человека. То есть ЕСПЧ констатировал, что решения по тому делу были вынесены «не исключительно на основании Закона». Другими словами, признал, что суд тот был политически мотивирован. После этого Алексей Навальный подал заявление в наш Верховный суд, требуя отмены неправовых решений, по которым его брат Олег отбывает реальный срок в одной из колоний Орловской области, а сам он, будучи осужденным условно, оказался лишен пассивного избирательного права.
Прямая речь
26 АПРЕЛЯ 2018
Леонид Гозман: Российская власть не хочет признавать существование над собой какого-либо закона вообще. В этом смысле любое решение ЕСПЧ будет оскорбительно для Российской Федерации.
В СМИ
26 АПРЕЛЯ 2018
BFM.RU: В Верховном суде адвокаты Алексея и Олега Навальных настаивали на прекращении дела в связи с отсутствием состава и события преступления.
В блогах
26 АПРЕЛЯ 2018
Алексей Навальный: Ха, вы же помните, как Путин и его депутаты разрабатывали целую схему «как нам не исполнять решения ЕСПЧ».
Навального можно не любить. Но нельзя не поддерживать
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
После того, как несколько месяцев назад огромное число людей откликнулось на призыв Алексея Навального и вышло на несанкционированные акции в столице, вряд ли стоит удивляться тому, что и в тех городах, где он проводит «предвыборные мероприятия», на них приходят тысячи его сторонников. Это, кстати, очень убедительный ответ тем, кто в свое время говорил и писал, что Навальный, дескать, исключительно про Москву. Ну, может, еще и про Питер, а российской глубинке он глубоко безразличен. Тысячи людей, вышедшие на встречи с Навальным, что в минувшие выходные прошли в Мурманске, Екатеринбурге и Омске, опровергают этот тезис самым решительным образом!
Прямая речь
18 СЕНТЯБРЯ 2017
Дмитрий Орешкин: Его задачей является показать, что он сильнее всей псевдоправовой структуры, построенной в путинской России. То, чем он занят сейчас – это задел на будущее. 
В СМИ
18 СЕНТЯБРЯ 2017
Интерфакс: Представители предвыборного штата Алексея Навального сообщили о самом крупном митинге в истории Омска. 
В блогах
18 СЕНТЯБРЯ 2017
Natalia Gevorkyan: Навальный проводит кампанию западного образца. Хорошая тренировка
Итоги недели. Зачем сегодня путинизм с человеческим лицом
4 АВГУСТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Конец уходящей недели ознаменовался судебными сюрпризами. Все прогрессивное человечество напряженно замерло в ожидании очередных длительных административных сроков для Алексея Навального и лидеров его штаба, однако дело (вернее — дела) завершилось космическими штрафами. Прогрессивное человечество с облегчением вздохнуло и тут же постановило материальные потери оппозиционерам возместить. В любом случае, я поздравляю Алексея Навального, Леонида Волкова и Николая Ляскина с таким исходом судебной эпопеи. В тюрьме плохо, и коли в этот раз удалось ее избежать, значит, есть чему радоваться…
У Кремля нет стратегии борьбы с Навальным
10 ИЮЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Весь конец прошлой недели и минувший уикенд власть проигрывала Алексею Навальному в каждой точке их соприкосновения. Это несмотря на то, что давление на оппозиционного политика заметно растет и принимает все более репрессивный характер. И даже в Гамбурге Владимир Путин перед Алексеем Навальным спасовал. На пресс-конференции, посвященной итогам саммита G-20, на которой журналист американского телеканала CBS задал Путину прямой вопрос о нежелании последнего произносить вслух имя оппозиционера Навального, тот сказал буквально следующее: «Мы можем иметь диалог, особенно такого уровня, как президентский и правительственный, с людьми, которые предлагают конструктивную повестку дня. Даже критического характера. А если речь идет только о том, чтобы привлечь к себе внимание, то это неинтересно для диалога».