Медиафрения
25 ноября 2017 г.
Медиафрения. Системное юродство и государственное скоморошество
16 ДЕКАБРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Юродивые и скоморохи на Руси — порождение народной культуры, противостоящей культуре официальной. Форма протеста — осмеяние порока и зла, в том числе церковного ханжества и тоскливой глупости начальства. Юродство и скоморошество на службе государства — это оксюморон, деревянное железо, жареный лед. Однако в минувшую неделю именно эта странная конструкция доминировала в эфире российского ТВ. Нынешние юродивые и скоморохи не ходят голышом, не таскают вериги и не носят личины (впрочем, насчет личин, я, видимо, поторопился) — они все без исключения облачены в дорогие костюмы и, в отличие от своих предшественников, любят комфорт и неплохо обеспечены.

В середине декабря 2014 г. российский агитпроп при помощи системных юродивых и государственных скоморохов решал два главных вопроса. Первый: как потихоньку слить проект Новороссия таким образом, чтобы популяция, которую девять месяцев вводили в боевой транс рассказами о распятых русских младенцах и изнасилованных русских беременных девушках, теперь признала правильным решение оставить эту священную часть русского мира в составе фашистской Украины. Вопрос второй: как сделать так, чтобы рухнувший рубль не потащил за собой главный рейтинг, а взлетевшие ввысь цены не заставили население задрать голову и там, наверху увидеть источник своих неприятностей.

Для решения этих задач были использованы три главных метода. Метод первый: «с глаз долой — из сердца вон». Удельный вес темы Новороссии в эфире и на полосах наиболее влиятельных газет резко снизился. В студиях главных ток-шоу перестали табунами бродить воинственные активисты ДНР и ЛНР, а те немногие, кого еще пускают, уже не рассказывают, как они возьмут Киев и повесят Порошенко с Яценюком. Второй метод — хаотизация и забалтывание, когда в студии полтора десятка «экспертов» орут одновременно, а ведущий намеренно не дает договорить тому единственному, у которого есть какая-либо внятная идея, зато «зеленый свет» дается наиболее крикливому. Третий метод — предоставление эфира юродивым и скоморохам, находящимся на казенном довольствии.

Одно из проявлений государственного юродства нашло свое воплощение на страницах «Независимой газеты» 15 декабря 2014 г. в материале популярного блогера Дмитрия Медведева, который в свободное время возглавляет правительство РФ. В статье «Россия и Украина: жизнь по новым правилам» автор сообщает много интересных вещей. Он, например, уверен, что «самое трудное у Киева еще впереди». Вполне возможно, что публицист Медведев и прав в отношении трудностей, ожидающих граждан Украины и властей этой страны. Пожалуй, что и наверняка прав. Дело, однако, в том, что большинство читателей «Независимой газеты», равно как и остальные 140 миллионов жителей подведомственной Дмитрию Медведеву территории, с гораздо большим интересом узнали бы, что впереди у России и что конкретно собирается делать возглавляемое им правительство для того, чтобы в условиях обвала рубля и роста цен жизнь на этой территории не стала невыносимой.

Далее Медведев чеканит формулу: «Донбасс — территория Украины, а Крым — России». По поводу второй части формулы мнение Медведева и официальная позиция абсолютного большинства государств на планете Земля кардинально расходятся, и последствия этого расхождения правительству Медведева в ближайшее время придется ощутить во всей полноте. Что же касается первой части «формулы Медведева», то она представляет собой довольно банальную истину. Правда, непонятно, почему, если глава российского правительства признает Донбасс территорией Украины, военнослужащие российской армии в массовом порядке едут в «отпуск» воевать с украинской армией за отделение этого самого Донбасса от Украины.

Впрочем, юродство Дмитрия Медведева какое-то тусклое, неумелое и невыразительное, как, впрочем, и все остальное, что он делает: от блогерства до руководства правительством. На российской политической сцене есть гораздо более опытные и заслуженные юроды.

ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА НА АРЕНЕ

О журналисте можно судить по тому, какое из миллионов событий дня, он, журналист, считает главным и производит в ранг новости. 14 декабря 2014 г. правозащитники вспоминали Андрея Дмитриевича Сахарова, который умер четверть века назад. Для них это было главным событием дня. У Владимира Соловьева другой календарь: в «Воскресном вечере» 14 декабря в качестве отдельного почти часового блока был включен сюжет про 22-летие ЛДПР и, соответственно, некоторая, правда, не вполне круглая годовщина политической биографии господина Ж., который в этот день был бенефициаром сразу на обоих главных телеканалах России: на Первом у Толстого в «Воскресенье» и на России-1.

Господин Ж. играет в российской политике и российских медиа совершенно особую роль. Не было ни одной мыслимой гадости, которую он бы не поддержал, от ГКЧП до агрессии против Грузии и Украины. Публичное глумление над женщинами и призывы к ксенофобии, практически открытая торговля депутатскими голосами и местами в депутатских списках — все эти и многие другие вещи, превращающие российское политическое поле в зловонную клоаку, — везде господин Ж. первопроходец и законодатель моды. Неоценима роль Ж. в дискредитации российского парламентаризма в глазах населения, поскольку, глядя на его многолетние юродство и кривляния, многие россияне решили, что это и есть плоды разделения властей, т. е. демократия в действии. При этом Ж. — лидер по присутствию в федеральном эфире. С самых первых шагов политический успех Ж. — дело рук журналистов.

В эфире «Воскресного вечера» Соловьев, старательно состроив серьезное лицо, обращается к Ж. как к гуру: «Как вы видите выход из кризиса?» Ж. начинает раскручивать сеанс юродства с характерными бессвязными отрывистыми криками и нарастающей истеричностью: «Единственный выход — война! У Америки нет ни духовности, ни талантов, там только доллар!! Уметь выжить в самой трудной обстановке!! Вот ралли, «Мерседес» — застрянет, а наш «Камаз» — прет! В Якутии — минус 60! Если в Европе сделать минус 30 — Европы не будет!»

Соловьев видит, что ветеран российской политики несколько сбился с темы, оглохнув от собственного крика, и приходит ему на помощь вопросом, а что же надо сделать? «Сделать реальной угрозу военного столкновения, — отвечает Ж. — «Но не начинать войну. США есть, что терять, и они испугаются». Получив этот выдающийся по геополитической мудрости рецепт в сфере внешней политики, Соловьев спешит узнать мнение гуру в области политики внутренней и с придыханием задает вопрос, что именно надо сделать с Россией. И гуру незамедлительно оглашает свой фирменный рецепт: национализация плюс создание мощного КГБ.

Соловьеву как опытному скомороху важно вытащить из своего партнера все хохмы, и он задает вопрос о монархии, которую Ж. потребовал возродить в России во время своей знаменитой Крымской речи. И тут выясняется, что фамилия того Владимира, который должен стать новым царем, вовсе не Путин, и жить «лучше и веселее» россияне станут при царе, которого будут звать почему-то на китайский манер: Жи Ри Но. Причем прелесть китайского варианта для России император Жи Ри Но видит отнюдь не в привитии трудолюбия и конфуцианской этики, а в опыте площади Тяньаньмэнь. «У главы государства руки должны быть немного в крови», — доверительно сообщает россиянам будущий император. В завершение сеанса Соловьев спрашивает заслуженного либерального демократа, есть ли у него мечта. «Я бы очень мечтал, — с улыбкой отвечает Ж., — чтобы в Нью-Йоркскую гавань вошел весь Тихоокеанский флот, а американцы потом плакали, провожая его с грустью».

Те россияне, которые по уважительным причинам или по собственной халатности не смогли насладиться откровениями Ж. у Владимира Соловьева на России-1, имели счастливую возможность прикоснуться к его мудрости в программе «Воскресенье» Петра Толстого, где Ж. в ходе обсуждения проблемы роста цен являл миру все ту же волшебную формулу решения всех проблем: национализация плюс создание мощного КГБ. Причем, если у Соловьева Ж. претендовал на вакансию царя, то в программе Толстого был готов немедленно возглавить «экономическое КГБ», в которое надлежало превратить Федеральную антимонопольную службу. Впрочем, вряд ли сторонников Ж. могут смутить такие мелкие нестыковки.

КОРРЕКТИРОВКА ЦЕЛИ

Если еще в начале декабря у российской пропаганды были два главных объекта ненависти — Украина и США, то к середине декабря Украину понемногу стала вытеснять Польша. Большой сюжет в киселевских «Вестях недели» от 14 декабря 2014 г. был посвящен сюжету «Война с памятью», в котором польские власти обвинялись в том, что они отказываются признать свои преступления, совершенные в отношении красноармейцев, взятых в плен в ходе советско-польской войны 1919-21 годов. Дмитрий Киселев и привлеченная в качестве эксперта Наталья Нарочницкая ставили в пример погрязшим в русофобии полякам благородство российских властей, которые признали преступлением расстрел 21857 польских военнопленных. А вот поляки в отношении наших красноармейцев, погибших от бесчеловечного отношения в польском плену, так и не повинились. Нарочницкая объяснила это имперским синдромом польской элиты, которая мечтала сделать Польшу империей и затаила зло на Россию, которая, по мнению Нарочницкой, сама стала империей, помешав имперским планам Польши.

Насчет имперского синдрома современной польской элиты спорить с «Вестями недели» нет никакого резона. Знаете, ведь как бывает: ты суслика видишь? Нет? А ведь он есть! Так и с имперским синдромом у современных поляков: его никто не видит, а Киселев с Нарочницкой знают, что он есть. Но вот что касается симметричности Катынского расстрела и трагедии красноармейцев, взятых в плен после Варшавской битвы 1920 года, то здесь «войну с памятью» ведут как раз Нарочницкая с Киселевым. Поскольку именно СССР в 1940 году по договоренности с Гитлером захватил часть Польши и организовал расстрел пленных поляков. И в 1920 году именно Красная армия под командованием Тухачевского стремилась захватить Польшу во имя «мировой революции». Так что и в том, и в другом случае именно наша страна была агрессором, и никакой симметрии в этих двух трагедиях нет. Если уж выстраивать исторические аналогии, то плененные бойцы армии Тухачевского находятся в одном историческом ряду с солдатами вермахта, попавшими в советский плен, где условия для пленных немцев тоже были не вполне санаторными. Однако не приходилось слышать о требованиях политиков или журналистов Германии, чтобы Россия признала свою вину за недостаточно гуманное обращение с немецкими военнопленными.

Процесс освежения исторической памяти на телеканале Россия-1 неожиданно продолжился два часа спустя в программе Владимира Соловьева, куда неосторожно пригласили Роберта Пшеля, того самого руководителя информационного центра НАТО в Москве, которого недавно чуть не побили на передаче «Специальный корреспондент». И вот Пшель этот не угомонившись пришел на «Воскресный вечер» в компанию приличных людей, таких как депутаты Железняк и Никонов, эксперты Затулин и Сатановский, главный редактор газеты КПУ «Коммунист» Килингаров и зампред Верховного совета ДНР Денис Пушилин, — вот в компании таких достойных людей и в присутствии Владимира Соловьева этот вот с позволения сказать Пшель имел бестактность напомнить о крайне неуместном юбилее. Дело в том, что ровно 75 лет назад, 14 декабря 1939 года, СССР был исключен из Лиги Наций за нападение на Финляндию.

История любит шутить. Тогда, 75 лет назад, министр иностранных дел Вячеслав Молотов заявлял, что СССР не нападает на Финляндию, а наоборот, защищает созданную за день до советской агрессии Финляндскую Демократическую Республику (аналог нынешней Новороссии) от агрессии прежних правителей Финляндии (в нынешней реинкарнации — «киевская хунта»). Забавно, что риторику Вячеслава Молотова сегодня в точности воспроизводит его внук, Вячеслав Никонов, который все то, что дедушка говорил про Финляндию, повторяет сегодня про Украину.

Впрочем, времена несколько изменились. Если оппонентом дедушки была вполне анемичная Лига Наций, то внуку достался оппонент несколько более увесистый в лице НАТО. Впрочем, в студии Соловьева с НАТО расправляются легко и уверенно. Депутат Железняк, например, каждый раз выходит против НАТО в одиночку, вооруженный лишь своим острым языком, как бывалый таежник выходит с одним ножом против медведя-шатуна. Вот и в этот раз, отметая неуместные исторические аналогии натовца Пшеля, депутат Железняк строго предупредил НАТО, мол, любые поставки вооружения (в Украину) мы будем рассматривать как провокации для возобновления военных действий. И вид у депутата Железняка был такой грозный, что стало ясно: НАТО предстоит нелегкий выбор — либо полное разоружение и капитуляция, либо этому злополучному блоку придется иметь дело лично с депутатом Железняком, и тут уж НАТО не позавидуешь.

ЖАЛЬНИК ПО ГРЕЧКЕ, БЕНЗИНУ И РУБЛЮ

Необходимость несколько потеснить тему Новороссии заставила организаторов эфира обсуждать некоторые реальные проблемы страны, в частности подорожание продуктов, коррупцию и падение рубля. Участие в обсуждениях таких персонажей, как депутат Васильев и Собко, сенаторы Тарло и Морозов, «эксперты» Делягин, Мухин и Ремизов, а также вечный и бесконечный Ж., превратили эти обсуждения в программах Петра Толстого и Владимира Соловьева в обряд, который в средневековой Руси назывался жальник — на поминки приглашали скоморохов с их играми и плясками.

Стоило кому-то из участников всерьез начать что-то говорить о проблеме, как тут же выскакивал скоморох, и ну скакать, гремя бубенцами. Вот начал Владимир Рыжков что-то пытаться произнести о судьбе подорожавшей на 76% гречки, которая на 70% выращивается в его родном Алтайском крае, как тут же микрофоном завладел неистребимый Ж. и, гремя бубенцами, стал выкликать несусветное: «Гречка — самый вредный продукт! Он — тяжелый! Ею во всем мире птицу кормят!»

Стоило Павлу Грудинину, председателю совхоза им. Ленина, начать говорить о реальных причинах коррупции, о том, что предпринимателя в России давит не только коррумпированный чиновник, но и государственный бизнесмен, как тут же, напялив глумливую личину, подскочил Соловьев: «Экий вы, батенька, карбонарий!» Вдогонку Соловьеву на проштрафившегося председателя совхоза напал главный думский единоросс и вице-спикер Госдумы Владимир Васильев. Он был строг, грозен и невнятен. «Вот вы много говорите! – обвинил видный депутат зарвавшегося предпринимателя. — А что вы делаете? Не в интересах бизнеса, а в интересах народа, который вам позволил стать бизнесменом?! Если мы вместе не будем продвигать и вместе решать вопросы единения страны в интересах народа…» На этом Васильев прервал свой обвинительный спич, но, полагаю, учитывая интонации и пристальный депутатский взгляд, председателю совхоза Грудинину уже все стало ясно, и он раскаялся и навсегда зарекся что либо плохое говорить в адрес чиновников и государственного бизнеса. Осознанию вины наверняка способствовало знание о том, что депутат Васильев имеет звание генерал-полковника и в прошлом был замминистра МВД.

Слово «карбонарий» Соловьеву пришлось употребить еще раз, причем по весьма неожиданному адресу. Дело в том, что, когда «Воскресный вечер» перевалил за полночь и начал уже больше напоминать раннее утро понедельника, Михаил Юрьич Барщевский, представитель правительства РФ во всех возможных судах, человек всецело системный и насквозь лояльный, бесконечно преданный делу номенклатуры, вдруг расслабился и впал в вольтерьянство. Он, представьте себе, начал перечислять реальные меры, необходимые для обуздания коррупции. Во-первых, говорит, необходимы две реально конкурирующие политические партии. И поймав свирепый взгляд главного думского единоросса Васильева, нагло глядя в его вице-спикерские глаза, Барщевский повторил: две реально конкурирующие партии. Но на этом съехавший с глузду юрист не успокоился и сказал, что, мол, во-вторых, необходимо доверие к судебной власти.

Тут уж Соловьев не выдержал и не дожидаясь, когда Барщевский выдаст какое-нибудь такое «в-третьих», что впору какому-нибудь Немцову или, не дай Бог, Каспарову, подскочил к распоясавшемуся представителю правительства и, погрозив ему пальчиком со словами: «Да вы, оказывается карбонарий!», — пресек поток неожиданного вольнодумства.

В замшелые советские времена судить о новых веяниях и расстановке сил во власти опытные люди пытались по тому, как старцы выстраивались на Мавзолее и в каком порядке они шли за гробом очередного покойника. Сегодня о настроениях власти можно в какой-то степени судить по итоговым программам главных федеральных каналов. Судя по программам последней недели, за стенкой совсем не знают, что делать с ДНР и ЛНР, готовы их запихнуть как-то незаметно обратно в Украину, а лучше просто сделать так, чтобы все забыли об этих республиках. Поскольку то, что происходит с экономикой в самой России, для обитателей мира «за стеной» понятно еще меньше. А уж что делать с этими последствиями «крымнаша» и проекта Новороссия в коридорах власти не знает никто.
















  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.