Хозяева страны
21 января 2020 г.
Отставка Михаила Лесина — амбиции не по чину
19 ДЕКАБРЯ 2014, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Ведущие издания и информационные агентства говорят об увольнении Михаила Лесина с поста председателя правления «Газпром-Медиа» как о деле решенном. Еще в разгар скандала вокруг «Эха Москвы» «ЕЖ» писал о таком сценарии как о наиболее вероятном, в случае если атака г-на Лесина на радиостанцию захлебнется, если ему не удастся свалить Венедиктова. Сегодня СМИ приводят самые разные причины грядущего кадрового решения. Например, некоторые эксперты полагают, что руководитель медийной «дочки» Газпрома повел себя на рынке чересчур агрессивно, чем вызвал крайнее неудовольствие таких крупных его участников, как Константин Эрнст и Олег Добродеев. Однако все сходятся в одном — решение об отставке Михаила Лесина принял лично Владимир Путин.

Когда чиновник такого ранга, как Михаил Лесин, затевает мощную рискованную интригу, которая в итоге проваливается, позиции его резко ослабевают и он становится легкой добычей. Но в данном случае дело не только и не столько в непреложном законе бытия российской номенклатуры высокого уровня. Расчет тех, кто минувшей осенью предпринял жесткую атаку на «Эхо» (а среди инициаторов этой, как мы уже сегодня пониманием, весьма легкомысленной авантюры были столь влиятельные фигуры, как первый замглавы Администрации президента Алексей Громов и глава ВГТРК Олег Добродеев), был на то, что Владимир Путин, у которого уже и в то время хватало забот помимо судьбы «Эхо Москвы», в конце концов согласится с их решением, а возможно, под грузом навалившихся проблем и вовсе его не заметит. Но, судя по всему, случилось иначе…

Сегодняшняя отставка Лесина четко фиксирует давно сложившийся порядок: есть круг вопросов, которые находятся под личным патронажем главы государства. Любая попытка самовольного и несанкционированного вмешательства карается карьерной смертью. Что, собственно, и случилось с бывшим министром печати. И уже неважно, поплатился ли он за собственное легкомыслие или его подставили старшие товарищи — факт остается фактом: Лесина хотят с позором изгнать. А Владимир Путин в очередной раз ясно дает понять, что ситуацию с «Эхом Москвы» контролирует лично и свое мнение по этому вопросу ему никто навязать не сможет. А теперь, надо думать, уже и не посмеет.

Пожалуй, наиболее адекватная оценка случившегося приводится сегодня на сайте радиостанции, в одном из комментариев к новости об увольнении Михаила Лесина: «Эхо» аукнулось и застряло в глотке….



Фото Юлии Артюковой / ТАСС














  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».