Итоги года
14 ноября 2018 г.
Итоги года. После бала
5 ЯНВАРЯ 2015, НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

ТАСС

Ровно 100 лет назад, в 1914 году, Россия вступила в войну, которая ее погубила. Надо сказать, юбилейный год удался как на заказ. Он был наполнен не театральным драматизмом.

Главное, определяющее событие — Пиррова победа в Крыму. После триумфальной сочинской Олимпиады президент Путин окончательно поверил в свою фартовую звезду и взял Крым. Мотивов было, по-видимому, три: отмстить неразумным американцам за Майдан и Януковича и превратить свое украинское поражение в победу; укрепить свои рейтинговые позиции, поскольку народ готов приветствовать все, что похоже на проявление силы, тем более по отношению к Западу; гарантировать себе гордое место в истории, которая охотно и сладко отдается победителю.

Про историю говорить сложно, но по первым двум пунктам результат превзошел ожидания. Запад практически потерял дар речи, инициатива на Украине полностью перешла к Кремлю, а россияне впали в массовую эйфорию, равной которой не было, пожалуй, с полета Гагарина. На волне этой эйфории, народной от Путина, и путинской от самого себя, президент даже запросил у Совета Федерации официальное разрешение на ввод войск на территорию Украины, которое немедленно было дано — единогласно и без единого вопроса. Одному Богу ведомо, почему тогда Путин не сделал следующий, уже абсолютно фатальный шаг. По-видимому, он был к нему готов, иначе зачем было запрашивать добро и доводить две страны, да и весь мир, до предынфарктного состояния? На этот вопрос нет ответа. Скорее всего, просто в последний момент дрогнул и не решился. Во всяком случае, тогда не решился. Ну, и слава Богу.

Он избрал другой вариант — так называемую гибридную войну. Вариант всем был хорош: ни войны, ни мира. Для Киева — демонстрация качественного боевого превосходства, которое дает возможность в любой момент, на любом этапе повернуть ситуацию в свою пользу.

Для Запада — крутить им мозги, дразнить, не признаваться — пусть доказывают, что мы там воюем, хрен у них получится.

Для своих — телепропаганда, да какая! Невиданная до сих пор, тотальная, фактически — создание параллельной реальности.

И это все, как и Крым, тоже получилось!

Киев потел, пыхтел, но дрался хило и неумело, как девчонка.

Запад задохнулся от бессильной ярости, и ничего не смог, казалось, предложить, кроме каких-то смешных персональных санкций. Мизулину в Штаты не пустят! Ну, напугали до смерти!

А народ верил всему, что ему рассказывали из ящика. Прежде всего потому, что очень хотел верить. В то, что мы окружены лихими, нетрадиционно ориентированными супостатами. В то, что мы не просто сидим в трениках и с пивком перед телевизором, а сражаемся с черными силами зла во главе с Бараком Обамой. В то, что враг будет разбит, победа будет за нами.

Все было как нельзя лучше. А потом сломалось. Причем сразу.

Началось — после падения самолета. Потом — в Брисбене.

Ему никто ничего не доказывает. Как жена ничего не доказывает мужу, который является под утро со следами помады на воротнике и клянется, что помогал приятелю ремонтировать пылесос. С ним просто перестали разговаривать.

Параллельно перестали казаться смешными санкции. И из-за наших контрсанкций стали дорожать продукты.

А потом повалился рубль.

В результате на конец года ситуация довольно-таки похожа на катастрофическую.

Во внешней политике Россия потерпела поражения по всем главным, стратегическим направлениям.

Соседи. Украина безнадежно потеряна. Произошло как раз то, чего больше всего боялся Путин: Украина решительно и бесповоротно повернулась к Западу передом, а к нам задом. В украинскую социологию всего годичной давности, когда Россию воспринимали как друга, в НАТО категорически не хотели, а Путин был самым популярным политиком, сейчас трудно даже поверить.

Но не только Украину, мы всех распугали. Лукашенко открыто щерится, Назарбаев аккуратно дистанцируется. Крым они так и не признали, Донбасс осуждают.

Что и понятно.

Публичное изнасилование вряд ли способно произвести благоприятное впечатление на окружающих. Президент Путин повторяет мантру про медведя, который хозяин в тайге. Этот образ не всем жителям тайги кажется обаятельным.

А потому:

Евразийский союз — до свидания.

Таможенный союз — туда же.

Русский мир… Ну, чисто хризантемы в саду…

Никакие союзы со страной, экономически несостоятельной и политически агрессивной, никому не интересны и просто невозможны. Никакого русского мира, основанного на имперском насилии, уже не будет.

НАТО. До сих пор дипломатическими усилиями, разнообразным сотрудничеством, пусть холодноватым, но партнерством удавалось замедлить продвижение НАТО к российским границам. Теперь Кремль сделал все, чтобы предельно усилить желание всех наших соседей как можно быстрее попроситься под натовский зонтик — и предельно усложнить НАТО поиск оснований отказывать в этих просьбах.

Двухполярный мир. О нем можно забыть. В смысле, нам забыть. Китайцы, вероятно, могут ставить перед собой перспективную задачу составить Штатам глобальную конкуренцию. Мы — нет.

Наиболее точная характеристика международного положения России к концу года — моральная изоляция.

Во внутренней политике год был мутным. Сначала триумфальное шествие, сопровождаемое сеансами массового гипноза. Затем — те же сеансы, но уже без триумфального шествия.

Основной фронт был открыт на историко-культурном направлении. Расцвели духовные скрепы и всевозможная сакралка. Похвалили Молотова — за Риббентропа. Подвергли отеческой критике русскую классическую литературу: скучновата (Толстой и Достоевский) и не всегда дотягивала по качественным показателям (Пушкин и Лермонтов).

Мудрая РПЦ, раньше всех что-то понявшая по части экономических перспектив, возвысила голос против греховного культа потребления и вообще против наслаждений. Долой буржуазный гедонизм! Выше знамя пролетарского мазохизма!

Власть продолжала лениво завинчивать гайки. В принципе, имея 85% одобрения, можно расслабиться и гаечный ключ вообще отложить. Так что это делалось скорее по механической привычке, чтобы чем-то занять руки. Ну, не четки же перебирать? Власть занимала руки тем, что трудолюбиво и неуклонно, словно в режиме наращиваемых санкций, сжимала пространство свободы слова и душила НКО.

Однако к концу года, когда резко просела экономика, в действиях власти стали усиливаться репрессивные ноты. Прошлый новый год прошел под знаком освобождения МБХ. Этот проходит под знаком ожидания посадки Алексея Навального.

2015 год обещает много интересного, хотя и мало приятного. Получив поздравительную открытку в виде маленького рубля с надписью «Привет из Крыма», народ до Нового года оценить юмор не успел. Но после праздников постепенно начнет приходить понимание, что ценники в магазинах — не что иное, как счет за геополитическую авантюру. Что Крым, который представлялся некоей приятной опцией, бонусом от фирмы за мои прекрасные глаза, стоит денег, причем конкретно из моего кармана.

Что я, прелестная высокодуховная Золушка, несколько перебрала на балу, и вот карета моей мечты превратилась в тыкву, а кучер, которому я так верила — в крота. Я сама, конечно, в этом не виновата, я никогда ни в чем не виновата и всегда кругом права. Но ведь кто-то виноват, нет?


Владимир Смирнов/ТАСС














  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.