Итоги года
26 мая 2018 г.
Итоги года. Сон разума породил чудовищ
2 ЯНВАРЯ 2015, АНТОН ОРЕХЪ

ТАСС

Никто не мог предположить, что год будет именно таким. Никто не ждал подобного развития событий — даже те, кто эту сказку сделал былью уже в первые месяцы 2014-го. Но мы сейчас действительно можем сказать, что стали и свидетелями, и участниками подлинно исторических событий. Хотя, конечно, лучше, когда в историю вписываются славные страницы, а не то, что мы получили.

Сейчас уже никакие параллели не кажутся натянутыми. Кто скажет, что 2014-й не станет для России таким же переломным годом, каким стал 1914-й? Что не будет у нас спустя сто лет еще одного «октября 17-го»?

А кто скажет, что неверно сравнивать теперешнюю ситуацию с той, что сложилась к началу 80-х? Тоже провели Олимпиаду, тоже ввязались в военную авантюру и разругались со всем миром. Тогда, в период благостного брежневского застоя, невозможно было представить себе, что всего через пять лет все изменится, а всего через десять и страны-то такой не будет, как Советский Союз! Так, может, и теперь перемены ближе, чем нам кажется? Хотя от нового распада страны — боже упаси! Но уж если кто до этого страну доведет, то, совершенно точно, не «пятая колонна».

Подводя итоги 2013 года, мы уже отмечали невероятный размах идиотизма под видом патриотизма и все большее взаимное раздражение в отношениях с Западом, но, конечно, не предполагали, что Путину удастся в кратчайшие сроки сконструировать и запустить настоящую машину времени, стремительно переносящую нас в прошлое. А там ассортимент богатейший! И национал-предатели с упомянутой «пятой колонной», у которой такая тонкая грань с оппозицией, что, пожалуй, и не разглядишь. Тут и вашингтонские ястребы и НАТО, окружающие нас со всех сторон. Мы вспомнили, что такое массовая публичная травля неугодных (к слову, о «Машине времени»).

А телевизор переплюнул даже самые заскорузлые советские образцы, потому что по сравнению с теми образцами мощь телевидения во много раз возросла и «изобразительных средств» у пропагандистских мерзавцев теперь под рукой куда больше. И для меня как для журналиста нравственная деградация и полнейший — массовый! — моральный крах коллег — один из самых печальных итогов года.

Другой — это общий уровень нашего несчастного народа. Как говорится, «народ не так глуп, как кажется — он гораздо глупее». В считанные недели телевизор сумел засрать мозги даже вполне неглупым вроде бы людям. Сумел натравить до ожесточения одних на других. Сумел натравить массу соотечественников на братский народ Украины. Причем эксплуатируя действительно самое святое, что может быть — борьбу с фашизмом! Это самая настоящая подлость! Поставить на одну доску героев Великой Отечественной, тех, кто погиб в самой страшной войне в истории, со всякими Гиркиными и Моторолами. Вот это им простить будет невозможно. Потому что есть вещи, которые просто нельзя делать. Например, сравнивать воровскую войну с Отечественной.

Но народ эту дрянь с восторгом потреблял. Верил во всякое вранье, какое только было. Народ, хлопая глазами и ушами у экрана, оказался неспособен ни к критическому анализу, ни к логическому мышлению. Его способность к внушаемости оказалась если не стопроцентной, то 84-процентной точно. И не будем обольщаться, думая, что эти цифры завышены. Боюсь, что эти цифры не врут.

А это значит, что мы живем в инфантильной, деградирующей в интеллектуальном смысле стране. Которая находится в постыдном политическом и тяжелейшем экономическом положении, но при этом уверена, что переживает триумф и обрела огромный вес в мире. Наша мания величия наконец совокупилась с манией преследования, и этот союз породил то уродливое дитя, что мгновенно взросло и обрело голос в отчетном году.

Год заканчивается уже очевидными признаками нездоровья. Курс рубля — как градусник, сигнализирующий о серьезном заболевании. И это, конечно, тоже определенный сюрприз. Было понятно, что после авантюры с Крымом и Донбассом мы покатимся по наклонной, однако все же не предполагали, что от «взлета» до падения пройдет так немного времени и уже к Новому году дела станут довольно скверными. К тому же есть все основания полагать, что это не апофеоз и не пик — а только начало. Но что последует за ним? Позволю себе процитировать себя же самого — аккурат из прошлогоднего итогового текста:

«Чего нам ждать? Пока водка и колбаса пропадут с полок? Пока все развалится настолько, что ржавая вода потечет не только у Путина в отдельные редкие минуты, но и у всех и постоянно? Ждать, когда государство не сможет платить пенсии, банки лопнут, рубль рухнет, нефть подешевеет до уровня раннего Ельцина или позднего Горбачева? Чтобы уже самому распоследнему жвачному животному, вперившемуся в телевизор, стало понятно, что пора отрывать свой зад от дивана? И тогда мы устроим свой Майдан? Честно говоря, доводить до такого не хотелось бы. Ведь и Майдан – не только массовое проявление гражданского самосознания, но и некий жест народного отчаяния. А наш отчаявшийся народ таких дел понаделать может!»

Ну так чего же нам ждать? Всего вот этого? Тем более что часть «ожиданий» уже сбылась. Думаю, что если народ наш действительно поднимется, то это будет не бунт разума против власти, а бунт голодного желудка. Бунтовать станут не потому, что Путин задушил свободы, не потому, что кругом воровство, коррупция, развал социальных институтов, суда, медицины, образования. Не потому, что мы ведем подлую войну и становимся изгоями. Нет! Народ попрет против Путина, потому что колбаса пропала! А остальное ему и не важно. Кто вернет колбасу — тот и молодец. И что он скажет — в то народ и поверит. Куда позовет — туда и пойдет. Не по зову сердца и разумному выбору, а повинуясь лишь инстинктам. Это очень грустно, но для меня это очевидный итог 2014 года. И ожидания впереди еще более невеселые, уж простите.

На фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС













  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.