Итоги года
19 ноября 2017 г.
Итоги года. РПЦ: посреднические услуги на возмездной основе

ТАСС

Церковный год не принес особых неожиданностей — повестка, сложившаяся после «болотных» выступлений, лишь получила более детальную разработку и дальнейшее оформление. Начало года ознаменовалось вполне знаковыми событиями: с одной стороны, граждански активная часть мирян направила патриарху петицию с «вопрошаниями» по широкому кругу проблем: от недоумений по поводу того, что«современный курс РПЦ МП являет собой полную идентификацию с внутренней политикой государства», до тревоги за положение рядовых священников, которые становятся все более бесправными. Петиция, как водится, осталась без ответа.

С другой — ежегодная образовательная конференция Русской православной церкви Рождественские чтения впервые распространила свои мероприятия уже не только на Госдуму (это произошло в 2013-м), но и на Совет Федерации. То есть институциональное сращивание церкви и государства продолжилось. Примеров тому можно было наблюдать в ушедшем году множество Вспомним хотя бы разрешение Департамента образования Москвы проводить в общеобразовательных школах во внеурочное время занятия воскресных школ. На безвозмездной основе конечно же. Хотя школы сейчас изо всех сил понуждают зарабатывать деньги.

Риторика активистов молодежного православного движения «Георгиевцы», находящегося в послушании у священноначалия РПЦ и периодически устраивающего акции против «оскорбляющих религиозные чувства» концертов и спектаклей, пополнилась такими «грехами», как «идеи протеста, несогласия, противления власти, насильственного свержения власти». Словарь депутатов, в свою очередь, обогатился понятиями «грешное поведение», «человек, являющийся бесовствующим субъектом» и т.д. А президент в Послании Федеральному собранию прямо заговорил о «сакральном значении» для России Крыма, древней Корсуни, как места, где на основе христианства произошло «формирование единой русской нации и образование общей государственности».

Впрочем, тема «воссоединения» с Крымом старательно замалчивалась в церковном пространстве — патриарх даже не присутствовал на оглашении крымской речи президента: опасность отделения Украинской православной церкви Московского патриархата (а это добрая половина РПЦ — почти 13 тысяч общин из чуть более 30 тысяч) была как никогда велика, поскольку украинская кампания России в очередной раз всколыхнула борьбу за поместную церковь в республике.

С началом событий на Донбасе патриарх придерживался исключительно миротворческой линии поведения. Однако его призывы к умиротворению и молитвам о преодолении междуусобной брани входили в явное противоречие с созданием от имени Союза православных граждан Новороссии «православных батальонов» и поведением многих воюющих за «независимость» юго-востока ополченцев, которые всячески демонстрировали свою связь с Русской православной церковью. Да и внезапно полюбившийся власти концепт «русского мира», вдохновенным пропагандистом которого патриарх Кирилл оставался последние лет восемь, лишь укреплял подозрения, что на самом деле захватнические поползновения России не вызывают в нем отторжения.

Весь год РПЦ успешно встраивалась в систему государственной пропаганды. На федеральных каналах один за другим показали несколько «антисектантских» репортажей, дискредитирующих церкви евангельских христиан совершенно в духе информационных войн: пасторов-евангелистов обвинили в организации «клубов и борделей», а созданные протестантами реабилитационные центры — в вымогательстве денег и применении психотехник. Православный эксперт и борец за национальную безопасность Роман Силантьев в интервью авторам репортажа сообщил, что в период первого Майдана (2004 г.) «основной ударной силой выступали» именно евангельские христиане.

На исходе года стало известно о намерениях государства увеличить объем бюджетных вливаний в церковную инфраструктуру. В прошлом году Госдума впервые выделила почти два миллиарда рублей не на восстановление храмов и монастырей, как обычно, а на строительство епархиальных управлений для появившихся в результате администнративной реформы РПЦ новых епархий и митрополий. В этом — в рамках целевой федеральной программы «Укрепление единства российской нации» решено распределить 1,4 млрд рублей среди православных НКО, занимающихся «духовно-просветительской деятельностью». Около миллиарда пойдет на создание духовно-просветительских центров. По информации РБК, все получатели субсидий зарегистрированы незадолго до конкурса — в декабре 2013-го – феврале 2014 года (что поневоле навевает подозрения, что они были созданы «под деньги»); в названиях 21 из 23 организаций присутствуют слова «строительство» или «реставрация». Самую крупную субсидию — 100 млн рублей — получила АНО «Каинский строительно-реставрационный центр», во главе которой стоит настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы города Барабинска. Центр собирается организовать в Новосибирской области три площадки для церковно-общественных мероприятий. «Мы будем взывать к православию как культурообразующей религии нашей страны, но сотрудничать с другими конфессиями тоже будем», — пообещал РБК священник.

Представление о характере будущей духовно-просветительской деятельности дает сайт Каинской епархии, одной из недавно образованных в рамках уже упоминавшейся административной реформы. Там, например, есть рассказ о военно-патриотических юношеских сборах, в которых участвовала молодежь из приходов Каинской епархии. Подростки, юноши и девушки, с удовольствием позируют с ружьями в руках, при этом рассказчик походя замечает, что литургия, отслуженная во время похода в сельском храме, для некоторых участников мероприятия стала первой. Русская церковь, похоже, понимает воцерковление как одновременное научение оглашаемого навыкам владения оружием и молитвенной практики.

Что же, это вполне в духе антилиберальной православно-консервативной парадигмы и установки на внешнего врага, которые в последнее время культивируют и официальная церковь, и власть. Ответственный в патриархии за общество протоиерей Всеволод Чаплин вообще уверен, что Россия вот-вот положит конец «американскому проекту», как когда-то остановила «наполеоновский проект», «гитлеровский проект». «У нас... сегодня опять есть шанс, как в 1941 году, остановить нашим идейным оружием наступающие идейные "танковые колонны" тех, кто считает, что уже подчинил себе весь мир», — заявил он.

Наше «идейное оружие» все время совершенствуется, последнее изобретение — фактическое признание побоев детей традиционной ценностью. Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства во главе с протоиереем Димитрием Смирновым отказалась поддержать внесенный в Думу законопроект о запрете физического наказания детей. Церковь стоит «за традиционную культуру семейного воспитания», «за использование в воспитании детей умеренных и разумных физических наказаний», ибо «имеющиеся данные методологически корректных научных исследований не позволяют утверждать, что умеренное и разумное применение физических наказаний при воспитании детей в контексте нормальных семейных отношений причиняет им какой-либо значимый вред».

Жупел «традиционных ценностей» и страстное желание поставить заслон ювенальной юстиции, с которой церковь яростно борется с того самого момента, как она стала обретать в России хоть какие-то правовые очертания, не дает разглядеть церковным «защитникам детства» проблему во всей ее травматической сложности. В синодальном отделе опасаются возможных перекосов, того, что родители могут оказаться в тюрьме за какой-нибудь подзатыльник (что при наших судебных порядках, конечно, не исключено). И как-то упускают из виду, что, по данным Института социологии РАН, 52% родителей в России регулярно бьют детей. Знакомый ответ — возрождение института семьи в домостроевской модели — кажется им предпочтительнее попыток ослабить паталогическую цепь насилия, которое передается из поколения в поколение.

На этом фоне раздача церковных орденов Олегу Добродееву и Дмитрию Киселеву воспринимается как вялый знак привычного уже сервилизма патриархии: невозможно расписаться в лояльности государству единожды, это идол, который требует жертв на свой алтарь снова и снова.

Вполне государственнически настроены и священнослужители, которые все чаще высказываются за необходимость государственной идеологии, хотя это, конечно, чистое лукавство с их стороны. Еще совсем недавно в патриархии требовали, чтобы школьный учебник по светской этике, написанный для курса ОРКСЭ, проходил конфессиональную экспертизу именно на предмет независимости от мировоззренческих доктрин — гуманистической, например. Аргументируя это тем, что недопустимо навязывать детям идеологию, и вот теперь...

Призыв питерского депутата Виталия Милонова напитать нашу Конституцию содержанием, которое бы отражало «духовно-идеологическое наполнение нашей страны», поддержало большинство опрошенных порталом REGIONS.RU священнослужителей. Общее мнение, наверное, можно выразить фразой иерея из Орла Андрея Михалева: «Без идеологии государство как система перестает работать». Однако нужно понимать, что священники приветствуют закрепление в Конституции идеологии, в рамках которой «вопросы конфессиональные» также будут «уточнены, чтобы не было разночтений». При малейшем неблагоприятном для церкви повороте все они как один тут же опять превратятся в ярых противников идеологии.

Встречаются, впрочем, в опросе и вполне разумные предложения. Например, благочинный Адамовского округа Орской епархии Вячеслав Кочкин считает, что «у нас многогранное общество» и Конституция должна «объединять, а не разъединять население нашей страны».

Еще дальше в своих размышлениях о взаимовлиянии идеологии и религии пошел архимандрит Кирилл Говорун: «Церковь не может создать зону, свободную от идеологий, но она может обезвредить идеологии, превращая их из фактора разделения в фактор динамического развития». В России этого пока явно не происходит.


















  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.