Медиафрения
21 ноября 2017 г.
Медиафрения. Репутация
30 ДЕКАБРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



На минувшей неделе «Комсомольская правда» нашла «свидетеля» гибели малазийского «Боинга». Корреспонденты «КП» Дмитрий Стешин, Николай Варсегов и главред Владимир Сунгоркин побеседовали с неопознаваемым гражданином, который измененным голосом сообщил, что является служащим авиабазы в Днепропетровске и видел своими глазами, как в тот самый день с базы вылетели 3 боевых самолета, один из которых нес ракеты «воздух-воздух». Потом на базу вернулся лишь один самолет, тот самый, который вылетал с ракетами, но ракет при нем уже не было. «Свидетель» знает, что самолет пилотировал летчик Волошин, а значит, именно он и сбил малазийский «Боинг». На вопрос, зачем, с какого перепуга украинский летчик Волошин сбил гражданский самолет, «свидетель» объясняет: вот именно что с перепуга, поскольку, увидев, как сбили двух его товарищей, впал в панику и стал пулять ракетами в первый попавшийся объект. Да, и «свидетель» своими ушами слышал, как вернувшись, этот самый летчик Волошин сказал кому-то: «Он оказался не в том месте и не в то время».

Комсомольское «интервью» уже по молекулам разобрали военные эксперты и журналисты и пришли к единому выводу: это дешевый, непрофессиональный фейк. Кому интересны доказательства, тот может посмотреть, например, материал Сергея Муравьева «Хватит врать! (летчик Волошин, сбитый «Боинг»)», опубликованный на «Снобе» 25.12. Там вся анатомия очередного комсомольского вранья. Важно другое. «Комсомолка» возмущена тем, что журналисты западных СМИ, в отличие от наших, не стали это вранье анализировать, опровергать, спорить. Они его просто проигнорировали. Сотрудники «КП» стали обзванивать тех, кого они в одностороннем порядке считают коллегами. В московском бюро «Нью-Йорк Таймс» им сказали, что все на выезде, в «Шпигеле» все уехали на каникулы, корреспондент испанской газеты АВС пожаловался на интернет: мол, видел вашу сенсацию, но прочитать не смог. Единственный, кто не стал придумывать формулы вежливости, драпирующие фактический бойкот, объявленный западными СМИ сотрудникам «КП», стал журналист голландского телеканала RTL Олаф Боэло, который сказал прямо: «Материал видел, комментировать не буду. Вы знаете, как нам ''интересно'' разговаривать с ''КП''».

Западные журналисты отказываются общаться с сотрудниками «КП», «ЛайфНьюз» и федеральных телеканалов и обсуждать их «сенсацит», «репортажи» и «новости» потому, что не считают их коллегами, воспринимают как сотрудников информационных войск. Весь мир видел, как сотрудники «КП» допрашивали попавших в плен украинских военных. Только что съемочная группа НТВ, усиленная сотрудниками полиции, попыталась провести спецоперацию, призванную скомпрометировать журналистку Евгению Альбац. Ее автомобиль ни с того ни с сего остановили и организовали сюжет о высосанном из пальца административном нарушении в новостях федерального канала.

Люди, у которых есть совесть, отличаются от тех, у кого ее нет, тем, что первым бывает стыдно и неловко не только за свою подлость, но и за чужую. Поэтому, встречаясь с подлецом, который протягивает бесстыжую руку, человек с совестью смущается, вдруг срочно наклоняется, чтобы завязать внезапно развязавшиеся шнурки, хватается за мобильник, имитируя срочный разговор, словом, всячески пытается избежать и рукопожатия, и прямого объяснения, почему это рукопожатие невозможно. На прямое объяснение решаются, когда допекло. Вот журналиста Олафа Боэло, представителя страны, которая понесла самые большие жертвы в результате гибели «Боинга», вранье российских СМИ допекло.

У самой «КП» иное объяснение бойкота западных СМИ. Дмитрий Стешин в статье «Очень неудобная сенсация» от 24.12 пишет: «Новые подробности гибели малазийского ''Боинга'' переключили западную прессу в режим ''Тягостное молчание''… озвученная правда оказалась настолько неудобной, что в подпольном ''всемирном центре управления свободными СМИ'' кто-то из дежурных по планете, быстро переключил рубильник в положение ''Выкл.'', и сотни западных корреспондентов замерли в причудливых позах». Конец цитаты.

А вы знаете, я Стешину верю. Не в том смысле, что дежурный по планете действительно переключил рубильник, а в том, что многие стешины и впрямь живут в воображаемом мире, в котором подпольные всемирные центры управления дает незримые приказы СМИ, правительствам, направляют движение тектонических плит и океанских течений. Человек, живущий в мире, например, якутской мифологии, объясняет смерть близкого человека не инфекцией или болезнью сердца, а кознями одноглазых и одноногих абасов, которыми руководит некий Улу Тойон, источник всего зла на земле. Нет никакой разницы между Улу Тойоном средневековых якутов и «мировой закулисой», кознями которой объясняют проблемы России все без исключения современные системные политики и идеологи России в диапазоне от Зюганова и Проханова до Путина и Дугина. Есть важное обстоятельство, почему западные журналисты и политики предпочитают не спорить с носителями идей о подпольном всемирном центре управления свободными СМИ, а просто бойкотировать их. Причина в том, что эти идеи, если их довести до логического конца, становятся непротиворечивыми, а человек, находящийся внутри мира, где правит мировая закулиса, — становится неуязвимым для критики извне.

Ведущий представитель логического позитивизма Рудольф Карнап убедительно доказывал возможность самых абсурдных, но внутренне непротиворечивых картин мира. Вы вот верите физикам и своим глазам, что тела при нагревании расширяются? Но если кто-то захочет жить в мире, в котором при нагревании твердого стержня, его размеры не меняются, зато вся остальная Вселенная внезапно уменьшается, то вам будет довольно сложно найти в этой картине мира внутренние противоречия. Ну да, не слишком удобно жить в мире, где Вселенная сжимается в спазмах от того, что кто-то где-то положил гвоздь в костер. Это мир на любителя, мир, в котором ничего нельзя планировать. Проблема в том, что в нашей стране любители абсурдных картин мироздания периодически оказываются у руля, и поэтому Вселенная «русского мира» содрогается в непрерывных спазмах, причины которых в том, что кто-то «на берегах Потомака» положил гвоздь в костер или переключил рубильник.


Закон обострения классовой борьбы — в действии

В 1928 году, спустя 11 лет после победы советской власти, Сталин открыл закон нарастания и обострения классовой борьбы по мере продвижения к социализму. В 2014 году, через 14 лет торжества путинизма в России, этот закон вновь вытащен из пыльного архива и взят на вооружение. Проблема современных сторонников обострения и нарастания в том, что объект для борьбы с каждым годом находить все труднее. С внешним врагом проблем нет — хоть со всем глобусом воюй. А с врагом внутренним сплошной дефицит. Олигархов теперь в стране официально нет. Навальный с Удальцовым сидят, пусть пока дома, но все равно под них разжечь большой костер классовой ненависти сложно, даже с использованием всех медийных мощностей.

Мастер-класс по технологии обострения и нарастания борьбы в условиях полного отсутствия внутреннего врага был дан в программе Владимира Соловьева «Воскресный вечер» 28.12.2014.

Подводили итоги года. Сенатор Андрей Клишас сообщил, что все парламентские фракции работали на суверенитет и в целом парламент проявил себя. Депутат от КПРФ Леонид Калашников признался, что его партия долгое время была в оппозиции, но, судя по последнему времени, это состояние ушло в прошлое. Сегодня все — и КПРФ, и ЛДПР, и «Справедливая Россия», не говоря уж о «Единой России», — все входят в путинское большинство и никакого повода для «обострения и нарастания борьбы» дать не могут.

Каждый из выступающих пытался перещеголять предыдущего в триумфальности итогов года для России. Депутат Никонов радовался, что в 2014 году Россия прирастала людьми и территориями. «Мы прирастали Новороссией», — ликовал депутат Никонов. Поскольку депутат Никонов не уточнил, кого еще кроме себя он включил в местоимение «мы», а речь вообще-то шла о России, то из его ликующей репризы можно сделать два вывода. Либо Новороссией прирос лично депутат Никонов, либо он знаком с неким тайным пактом и приложенным к нему секретным протоколом о присоединении Новороссии к Российской Федерации. Поскольку в роду депутата Никонова участие в организации тайных пактов и подписывание секретных протоколов с фашистами о захапывании чужой территории — это такая семейная традиция, то возможна любая версия.

Депутат Железняк так же восторгался тем, как Россия заканчивает 2014 год. По мнению депутата Железняка, «Россия во всех смыслах заканчивает год триумфально». Особенно радуют депутата Железняка наши финансы. «Благодаря нашей мудрости, — тут глаза депутата Железняка испустили лучи восторга, — неудавшаяся атака на нашу финансовую систему провалилась!». Пока все в студии и за ее пределами пытались, напрягая воображение, представить себе удавшуюся атаку на наши финансы и ее последствия, с учетом того, что случившаяся была неудавшейся, депутат Железняк поставил точку: «У нас не было ни одного повода не гордиться нашей страной!»

Владимир Соловьев с нарастающей тревогой смотрел на это триумфальное подведение итогов года, и по мере того как нарастало ликование в ходе парада восторгов от успехов страны, ведущий все больше мрачнел. Его можно понять. Эти триумфаторы, которых он в значительной степени породил в качестве публичных политиков, в его собственной студии фактически играли на понижение его доходов. Ибо кому нужен информационный спецназ, или СМЕРШ (Соловьев постоянно говорит о том, что он мечтает возглавить СМЕРШ), если в стране царит полная социально-политическая гармония.

И Соловьев бросается в бой, вооружившись, как всегда в трудные минуты, Библией. На этот раз пригодилась притча о первородстве и чечевичной похлебке. В роли искусителя Иакова, конечно, коварный Запад, тут без вариантов. Но кто же продавец первородства, кто недальновидный предатель истинных первородных ценностей? Короче, кто же Исав? И Соловьев дает обитателям «Воскресного вечера» подсказку: ищите ответ в безыдеологических 90-х.

И студия не подвела. Первым верный след взял академик Кокошин, который правильному тезису Соловьева противопоставил правильный антитезис: 90-е — это не времена без идеологии, а время мощного вторжения чуждой идеологии. А правильный синтез на всю эту диалектическую конструкцию нахлобучила уже депутат Яровая, которая наконец нашла и назвала по имени того классового врага, ради которого надо обострять и наращивать. Это, конечно, «либеральный блок, который навязал нам губительные инструменты».

Дальше, когда враг был назван по имени, дело пошло веселее. Депутат Никонов приступил к персонализации предателей-Исавов. «В правительстве есть люди, которые хотят сдаться», — наябедничал депутат Никонов. И тут же отвел подозрения от депутатского корпуса: «В Госдуме таких нет, кроме двоих». Зловредный Соловьев пытался расширить этот список думцев-предателей до троих, прибавив к неназванным, но вполне очевидным депутатам Гудкову-младшему и Пономареву еще и опального депутата Митрофанова. Но депутат Никонов был непреклонен и список депутатских Исавов жестко ограничил только двумя фамилиями.

Зато писатель Проханов оказался в этом сюжете в своей стихии и предателей называл без оглядки на численность и фамилии. Сначала писатель Проханов подвел фундамент под обострение и наращивание, которые в его исполнении приобрели отчетливые черты православного джихада. «В нашу экономику сделана иностранная закладка, чип», — издалека и метафорично начал писатель Проханов. И далее объяснил, что данный зловредный чип это и есть наш экономический блок, который нами управляет. Поэтому необходима мобилизация, противостояние этим проклятым демократическим ценностям. Тут писатель Проханов, явно ощущая за собой дыхание Пересвета и Осляби, а также всю мощь Московского княжества Дмитрия Донского в союзе с азиатской Ордой Тохтамыша в противостоянии с западником-Мамаем, якшающимся с генуэзцами, провозгласил: «Россия — это не страна демократических ценностей и прав человека, это мессианская страна!».

Соловьев был удовлетворен общим направлением дискуссии в сторону обострения и нарастания, но его душа потенциального смершевца требовала конкретики, живых жертв, поскольку опыт хоть СМЕРША, хоть НКВД, хоть гестапо не позволяет останавливаться на борьбе с ценностями, нужны жертвы из плоти и крови. Поэтому Соловьев вбрасывает еще одну вводную: любой кризис можно преодолеть, если есть руководитель, который имеет ясный план развития.

Тут надо сделать маленькое отступление и выразить сочувствие Владимиру Соловьеву. Ведь посмотрите, с кем ему приходится работать. На одного толкового приходится десяток бестолочей. А что делать, других-то нет! Вот и сейчас, ну ведь выверенную дал подачу или, вернее сказать, наводку на персоналии. Так нет, выскочила эта депутат Яровая и с такой даже обидой: «В стране есть руководитель — президент В.В. Путин». То есть вроде с намеком, что Соловьев тут под Путина копает, мол, раз главное — это руководитель с четким планом

, а у нас якобы такого плана нет, а руководитель у нас Путин, то… ну, дальше судьба Соловьева приобретает болотный цвет и запах…

Хорошо, что у Соловьева не все такие. Неловкую ситуацию немедленно исправил писатель Проханов. Он силой своего воображения вызвал из прошлого дух Столыпина и силой своей воли заставил покойного Петра Аркадьевича вломиться в кабинет Дмитрия Медведева во время заседания правительства. «Здравствуйте, я Столыпин» — после этой фразы, сказанной Столыпиным по наущению Проханова членам медведевского правительства, по мнению писателя Проханова, страна мгновенно избавится от главной своей беды — от либерального блока в правительстве.


Культура и капитал

2014 год был объявлен годом культуры. Прошелестел этот год культуры как-то незаметно на фоне покражи Крыма и войны с Украиной, на фоне изоляции, санкций и падения рубля. Бесспорно, были забавные сюжеты, вроде дискуссии двух выдающихся лингвистов, Путина и Ж., при обсуждении концепции культурной политики. Это когда лингвист Ж. заявил, что слово «гений» не наше, его надо заменить словом «талант», а лингвист Путин возразил, что слово «талант» тоже какое-то подозрительное, явно семитского происхождения. Видимо, в президентской комиссии по культуре нет ни эллинов, ни иудеев, иначе после слов Путина первые бы обиделись, а вторые забеспокоились. Впрочем, само словосочетание «министр культуры Мединский» — учитывая все, написанное и сказанное этим персонажем — звучит намного смешнее, чем полностью переставший быть смешным анекдот про прачечную. Поскольку данный рассказ перестал быть анекдотом, а министр культуры Мединский — это и есть анекдот, хоть и короткий и немного неприличный.

Вопрос о культуре встал в весьма неожиданном ракурсе за пару дней до завершения года культуры. Некто Баженов, именующий себя «политическим деятелем», организовал акцию против Алексея Навального. Что само по себе не заслуживает упоминания и обсуждения. Организовал и организовал, мало ли акций… Особенность этой акции в том, что в нее обманом вовлекли нескольких сторонников Навального, в том числе Леонида Парфенова и Лию Ахеджакову. То есть, договариваясь о съемке ролика, говорили, что акция в поддержку, а в итоге, записав полминуты и выбросив все слова в поддержку Навального, поместили ролики на сайт, призывающий дать Навальному реальный срок. Мало того, некто Баженов, нисколько не скрываясь, публично объявляет, что конфликт между ним и Ахеджаковой, равно как и между ним и Парфеновым, носит сугубо денежный характер. Практически это, оказывается, спор хозяйствующих субъектов. Поскольку в трактовке этого вот Баженова актриса Ахеджакова и журналист Парфенов фактически сами вышли на политического деятеля Баженова и предложили публично поддержать акцию, призывающую посадить Навального в обмен на 10 тысяч американских долларов. Поскольку им, актрисе Ахеджаковой и журналисту Парфенову, все равно, что говорить и кого поддерживать, платили бы деньги. Ну а конфликт вышел из-за жадности Ахеджаковой и Парфенова, поскольку они вдруг запросили больше, а политический деятель Баженов, будучи человеком принципиальным, больше не дал.

Эта история, на мой взгляд, глубока и символична. И делит она общество на тех, кто считает, что металлический стержень расширяется при нагревании, и тех, кто живет в той Вселенной, которая сокращается при нагревании металлического стержня. В том мире, где тела при нагревании расширяются, есть такие понятия, как культурный и символический капитал, которые на обыденном языке означают признание, репутацию и честь. Эти понятия дают ответы на многие вопросы. Репутация Ахеждаковой и Парфенова не дает возможности людям, живущим в нормальном мире, ни на секунду усомниться в том, что неизвестный нам доселе политический деятель Баженов — лжец, подлец и провокатор. Репутация «КП», «ЛайфНьюз», «Известий,» НТВ, ВГТРК, Первого и Пятого телеканалов российского телевидения не дает ни малейшей возможности людям, живущим в нормальном мире, хоть на секунду поверить информации, которую эти СМИ распространяют. Такая у них репутация. Таков символический капитал, накопленный ими за последнее время, особенно за последний, 2014-й, год.

К сожалению, судя по опросам общественного мнения, значительное число граждан нашей страны живут в мире, где болезни насылает Улу Тойон, всеми СМИ управляет подпольный центр со сменными дежурными по планете, где можно доверять информации «КП» и НТВ, верить политическому деятелю Баженову, что актриса Ахеджакова и журналист Парфенов за десять штук скажут что угодно, и где при нагревании любого гвоздя сжимается Вселенная. Практика показывает, что такая картина мира не разрушается постепенно. Она рушится как карточный домик, в один миг. Есть надежда, что этот миг наступит в 2015 году.



Фото ТАСС/ Зураб Джавахадзе













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.