Медиафрения
21 ноября 2017 г.
Медиафрения. Круги по воде, или Анатомия мира
13 ЯНВАРЯ 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Серию терактов в Париже многие сравнивают с трагедией 11 сентября. Несмотря на разницу в масштабах бедствия, эти два события сближает та реакция человечества, которая подобно рентгеновскому излучению позволяет увидеть анатомию современного мира, духовную структуру человечества в данный момент времени.

Тогда, в 2001-м, мир разделился на три части. Одна — ужаснувшаяся и сострадающая. Другая — открыто ликующая по поводу чужой беды. И, наконец, третья — прячущая под маской осуждения теракта плохо скрываемое злорадство в форме «онисамивиноваты».

Сегодня снова моментальный рентгеновский снимок показывает это трио. Поскольку мир за 13 лет несколько изменился и сам объект трагедии принципиально иной, то и круги по воде пошли иначе. Их по-прежнему три типа. Круги солидарности. Круги равнодушия. Круги ада.

КРУГИ СОЛИДАРНОСТИ

Ближним и наиболее плотным кругом стала солидарность журналистского сообщества. На гребне этой волны солидарности и самое сильное ее проявление — перепечатки карикатур на пророка. Их сразу после теракта перепечатали британские газеты The Times, Guardian, немецкие B.Z., Tagesspiegel, чешская Blesk, испанская El Pais, американские Business Insider, Huffington Post и другие.

Днем спустя флагман общественного телерадиовещания в мире, BBC, отменила запрет на публикацию карикатур на пророка. К глобальной акции опубликования карикатур присоединились ведущие телеканалы США: CNN, ABC, NBC, CBS.

Чуть менее радикальны и самоотверженны в своей поддержке британская The Telegraph и американская NYT — они опубликовали фото обложек «Шарли Эбдо» с несколько размытым изображением карикатур. Financial Times опубликовала карикатуры на своем сайте.

Несмотря на нюансы, фронт солидарности мировой прессы против терроризма получился весьма внушительным.

Еще более внушительным был внешний круг солидарности, Марш единства с расстрелянными журналистами «Шарли Эбдо» стал одним из самых массовых в истории Франции и в целом одной из самых массовых манифестаций на планете в последние годы. В Париже в акции приняли участие 2,3 миллиона человек, а во всей Франции — около 4 миллионов. В марше приняли участие около 50 лидеров государств и высокопоставленных политиков.

Все эти миллионы людей имеют весьма различные политические, религиозные и эстетические ценности. Вряд ли можно заподозрить лидеров Израиля и Палестинской автономии Нетаньяху и Аббаса, которые шли недалеко друг от друга в первом ряду колонны, в том, что их взгляды на мир совпадают. Недопустимо подозревать в этом и Лаврова с Кэмероном, которых на этой манифестации разделяло несколько десятков метров. Есть сильные сомнения в том, что кто-либо из 50 политических лидеров, шедших в миллионной колонне под лозунгом «Я – Шарли», был поклонником творчества сотрудников этого журнала. А учитывая то обстоятельство, что большинство из мировых общественных, религиозных и политических лидеров периодически становились объектами карикатур «Шарле Эбдо», выполненных в стилистике, далекой от дружеского шаржа, вряд ли можно предположить, что сотрудники этого журнала при жизни вызывали у этих лидеров симпатии и дружеские чувства.

И, тем не менее, все они пришли. Кто-то из искреннего сострадания. Кто-то исходя из политической целесообразности. Возможно, этим последним пришлось надеть маску лицемерия. Ну что же, это тот случай, когда можно воспеть хвалу лицемерию и повторить вслед за Ларошфуко: «Лицемерие – та дань уважения, которую порок платит добродетели».

В круге солидарности оказалась если не большая, то весьма значительная часть человечества. Та, в которой создаются новые технологии и делаются открытия, изобретаются новые лекарства и способы лечения больных, та часть человечества, благодаря которой жизнь людей в целом на планете становится лучше и продолжительнее.

КРУГИ АДА

Трагедия в Париже случилась, когда в российском телевизоре отдыхали главные орудия ненависти – политические ток-шоу и итоговые аналитические передачи. Поэтому их функцию с удовольствием взялась выполнять «Комсомольская правда». Изделие Владимира Сунгоркина со своей задачей справилось. По концентрации лютой злобы к Европе и Западу в целом, по уровню невежества и садизма «КП» никак не уступала отсутствующим на минувшей неделе программам Киселева – Соловьева – Толстого – Норкина.

Казалось, авторы «Комсомолки» соревновались между собой за право нести адское пламя. Дмитрий Стешин 8.01.2015 опубликовал в «КП» текст под названием «Мы стоим на разных ступенях эволюции», в котором сообщает, что журналисты «Шарли Эбдо» и 70 тысяч читателей этого журнала «не являются людьми в полной мере».

Поэтому, полагает Стешин, теракт является для них не более, чем необходимой воспитательной мерой, актом дрессировки. Общение с французскими журналистами и с их читателями, по мнению Стешина, должно выглядеть так: «При первых же криках: «Это художественный акт – перфоманс!», «Я художник – так вижу реальность!», — нужно лишь увеличивать силу и частоту ударов. С животными по-другому нельзя – они любят ласку, но понимают только побои». Конец цитаты. Таковы представления Стешина о людях и животных, представления, которых он не стесняется, а, напротив, выставляет напоказ.

Далее, сотрудник «КП» Стешин делает важное открытие в области антропологии. «Мы, христиане, мусульмане, иудеи и даже буддисты, — сообщает сотрудник Стешин, — стоим на одной ступени эволюции, а либеральные европейцы на другой». И далее сотрудник Стешин объясняет, что пропасть между этими ступенями непреодолима, так что несчастным либеральным европейцам никогда не взобраться на ту эволюционную вершину, на которой восседает сотрудник Стешин и примкнувшие к нему христиане, мусульмане, иудеи и даже буддисты.

Сотрудник Стешин – человек с вполне сложившейся репутацией, щедро наделенный всевозможными христианскими, мусульманскими, иудейскими и даже буддийскими добродетелями. Особенно ярко они проявились, когда умерла Валерия Ильинична Новодворская и сотрудник Стешин так искренне радовался смерти соотечественницы и вылил на ее могилу столько пакости и яда, что было ясно: вот он – настоящий христианин, а также мусульманин, иудей и даже буддист в одном лице.

Из множества авторов «КП», не преминувших отметиться по случаю теракта в Париже, трудно выбрать лидеров. Вот разве что Александр Запесоцкий, ректор Санкт-Петербургского университета профсоюзов, опубликовавший 9.01.2015 текст под названием «Почему я не «Шарли Эбдо». Ректор Запесоцкий убежден, что вся эта трагедия – это сознательная политика Запада. «Запад – знает ректор Запесоцкий – разжигает войну со всеми, кого считает не Западом».

Ректор Запесоцкий, как и сотрудник Стешин, считает Запад низшей, по сравнению с собой, отмирающей ветвью эволюции. Но ректор Запесоцкий — это вам не сотрудник Стешин, он, между прочим, доктор культурологии, профессор, а еще член-корреспондент РАН. Поэтому тот тезис о низшей эволюционной ступени Запада, который сотрудник Стешин просто провозглашает, член-корреспондент Запесоцкий обстоятельно обосновывает, ссылаясь, как и положено, на авторитеты.

«Видимо, — предполагает ректор Запесоцкий, — крупные мыслители современного Востока не зря говорят в последнее время об исторической незрелости и опасности Западной цивилизации». К сожалению, ректор Запесоцкий не указал имена крупных мыслителей современного Востока, а также их труды, чтобы любознательные читатели «КП» могли подробнее познакомиться с их аргументами.

Но аргументы самого профессора Запесоцкого выглядят настолько впечатляюще, что в цитатах «крупных мыслителей современного Востока» уже нет никакой нужды. «Её (Западной цивилизации) апологеты, — пишет профессор, — сравнительно недавно жарили на вертелах христианских младенцев, захватив Константинополь». Единственный захват Константинополя, при котором могли массово пострадать христианские младенцы, был осуществлен турецким султаном Мехмедом Вторым в 1453-м году. Возможно, профессору Запесоцкому известны какие-то особые обстоятельства биографии и внутреннего мира османского султана, благодаря которым профессор Запесоцкий назначил его, султана, «апологетом Западной цивилизации», но Запесоцкий этим знанием с читателями «КП» так и не поделился.

Далее, упрекнув злополучных апологетов Запада в том, что они «почти вчера сжигали сограждан на кострах за отрицание Христа», ректор Запесоцкий вполне резонно возмущается: «Теперь западные лидеры заявляют, что оскорбление пророка Мухаммеда – это и есть свобода слова, главная ценность Евросоюза».

После такого убийственного компромата на Западную цивилизацию и особенно на ее апологетов ректору Запесоцкому было уже легко сделать вывод о лживости западных СМИ и том, что главная цель этой пресловутой свободы слова – это свобода глумления над верующими.

Член-корреспондент РАН, доктор культурологии, ректор Запесоцкий, человек в России чрезвычайно заслуженный и признанный, лауреат многочисленных премий. Его именем даже какую-то малую планету назвали. Жаль, что с его творчеством мало знакомы европейцы, особенно французы. Они ведь любят острую сатиру, шутовство, всякий фарс и клоунаду. Поэтому вполне способны были бы по достоинству оценить глубокие размышления ректора Запесоцкого о Западной цивилизации, ее апологетах и обо всем остальном.

КРУГИ РАВНОДУШИЯ

Пожалуй, самой распространенной позицией в российских СМИ и блогосфере стала позиция, суть которой воплощает союз «но». Убивать нехорошо, «но»… Терроризм, это, конечно, ужасно, «но»… И далее следует, мол, ведь эти убитые, они же… А дальше в диапазоне от Рамзана Кадырова до Совета муфтиев России, поставившего вполне четко и ясно знак равенства между «грехом провокации и грехом тех, кто на эти провокации способен поддаться» (так муфтии России застенчиво называют террористов). А чтобы у самых бестолковых не осталось никаких сомнений насчет уравнивания убийц и их жертв, Совет отечественных муфтиев уточняет: «Оскорбление чувств верующих недопустимо, как недопустимы любые проявления экстремизма, любое посягательство на жизни мирных граждан».

Среди многочисленных публикаций на тему трагедии «Шарли Эбдо», центр тяжести которых находится в союзе «но», наиболее интересен текст журналиста и историка Григория Ревзина, опубликованный на сайте «Эха Москвы» под названием «Колонка № 8». Он интересен тем, что в нем много «умных слов» и поэтому, в отличие от предыдущих примеров, здесь есть с чем спорить.

«Мне кажется неверным, — размышляет Ревзин, — считать журнал «Шарли Эбдо» выразителем свободы слова. Если мы делаем это, то оказывается, что свобода слова нужна для того, чтобы производить бессмысленные непристойности».

В данном рассуждении журналисту Ревзину, похоже, изменила логика. Никто из тех миллионов, которые выходили под лозунгом «Я – Шарли», не считал этот журнал единственным выразителем свободы слова. Никто не помышлял о том, чтобы свобода слова служила исключительно для того, чтобы производить то, что журналисту Ревзину представляется «бессмысленными непристойностями», но, несмотря на авторитетное мнение Ревзина, тем не менее, до трагедии этот журнал читали десятки тысяч, а после трагедии, возможно, будут читать сотни тысяч. Эта логическая ошибка называется «подмена тезиса», и удивительно, что опытный журналист ее допустил.

Далее журналист Ревзин делает еще более странные вещи. Видимо, вспомнив, что он еще и кандидат искусствоведения, Григорий Ревзин подвергает творчество расстрелянной редакции журналистскому и художественному анализу: «По уровню художественного замысла, глубине мысли и языку они (карикатуры этого издания) сродни картинкам в публичном сортире». И далее приговор: «Принцип свободы слова существует не для того, чтобы рассказывать похабные истории о Боге и церкви».

Возможно, кандидат искусствоведения Ревзин не отдает себе отчет, в какую компанию он попал, написав этот текст. Тут самая светлая фигура — это Никита Сергеевич с его «пидарасами» в адрес авангардистов. А там уже теряется во мраке коридоров длинный ряд безликих искусствоведов в штатском. Жаль, что никто не объяснил журналисту и искусствоведу Ревзину, что свобода слова — она для всех, все зависимости от «уровня художественного замысла, глубины мысли и языка».

Абсолютное большинство граждан России не увидят совсем никакого художественного замысла в «Черном квадрате». А насчет «похабных историй о Боге и церкви», то это Ревзину прямиком к А.С. Пушкину с его «Гаврилиадой» и «Сказкой о попе и его работнике Балде». Пушкинскую сказку тоже, кстати, постоянно сегодня в российских издательствах цензурируют, заменяют попа на купца. Чтобы чувства верующих не оскорблять. Иски к учителям и школам по поводу преподавания теории эволюции и астрономии в российских судах мракобесы пока проигрывают. Но это пока. Мракобесие, оно же, как мрак, как бездна, дна не имеет. Туда проваливаться можно бесконечно, если не сопротивляться.

Завершая свой текст, Ревзин пытается доказать, что убийство французских журналистов — это не столкновение цивилизации, атрибутом которой является свобода слова, с варварством, в котором этой ценности нет. Автор «Колонки № 8» полагает, что это «столкновение одного средневековья с другим». Тут, оказывается, все дело в разных традициях низовых смеховых культур. Мусульманская культура низового народного осмеяния не распространяется на пророка. А вот в европейской, и, особенно, во французской традиции над Богом смеяться можно.

Неловко, конечно, известного журналиста постоянно ловить на логических ошибках, но что делать, если тут налицо то, что называется «круг в доказательстве» или «порочный круг». Очевидно, что западная и мусульманская традиции имеют разные смеховые традиции и разный предел допустимого к осмеянию. Только при чем тут «столкновение двух средневековий»?

Христианство старше ислама на 600 лет. «Биологический возраст» ислама сейчас равен христианскому 15-му веку. Расцвет святой инквизиции. Привет Григорию Ревзину от товарища Торквемады насчет осмеяния Бога в Европе в те времена. У Томаса Торквемады и его коллег для подобных насмешников были весьма вдумчивые средства перевоспитания.

Столкновение современной цивилизации со средневековой дикостью стоило жизни журналистам редакции «Шарли Эбдо» и не только им. Проблема в том, что очень многие в мире пользуются и хотят продолжать пользоваться благами и комфортом современной западной цивилизации, но не хотят жить по ее законам и принимать ее ценностную структуру. В России таких очень много, что и показала реакция на трагедию французского еженедельника.


Фотография ЕРА / ТАСС














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.