Путина не позвали в Польшу
13 ЯНВАРЯ 2015, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

Путин не поедет в Польшу, где в этом месяце соберутся мировые лидеры на торжества в честь 70-летия освобождения концлагеря Освенцим советскими войсками. Организаторы мероприятия не стали отправлять приглашения, чтобы избежать внутриполитических последствий приезда Путина в Польшу.
Не поехал Путин и в Париж, где спонтанно собрались на Марш единства лидеры ведущих стран мира. Можно ли говорить о бойкоте Путина "Ежедневному журналу" рассказал политолог, заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин:

«В этом году встречу организует негосударственная организация, занимающаяся сохранением памяти жертв Освенцима, и сам по себе вопрос с отсутствием приглашения можно было как-нибудь решить. Так что процесс в данном случае идёт с двух сторон. Европейцы не хотят видеть у себя российского президента. По разным причинам — начиная от неодобрения присоединения Крыма и заканчивая желанием избежать даже потенциального конфликта. Если Путин приедет, то там могут стоять протестующие, звучать неудобные вопросы журналистов, и всё это рискует испортить торжественное мероприятие.

Но и российская сторона также не очень хочет участвовать, по сходным причинам. Это и неприятие Запада, с лидерами которого опять придётся общаться. Они приедут и снова будут говорить про Украину, убеждать изменить политику и так далее. С ними уже общались в Милане и в Брисбене, и интерес к таким диалогам у российского президента уже угас. Неслучайно из Австралии он уехал раньше запланированного срока. Это разговор глухих, ни они нас, ни мы их не понимаем. Кроме этого, у российского президента нет никакого желания лишний раз сталкиваться с журналистами и общественниками. Так что ни принимающая сторона не особенно хотела приглашать, ни российская сторона особенно не хотела приезжать, что и принесло свои плоды.

В отношении Республиканского марша ни российская власть, ни провластная часть общества просто не понимали, что такого произошло. С их точки зрения, французы сами виноваты, сами нарывались, и те хороши, и эти хороши. После 11 сентября со стороны связанных с властью общественных деятелей и экспертов также звучали слова про «золотой миллиард», про то, что надо всех понять, что в произошедшем есть вина и Запада. Но после того как Путин выступил и безоговорочно поддержал Америку, все построились и заняли такую же позицию. А тут ситуация была иной: с одной стороны, прозвучали официальные заявления из Кремля и состоялась поездка главы МИД Лаврова, то есть минимальные необходимые шаги были сделаны. Но провластная часть общества отнеслась к этим событиям без особого пиетета.

Это связано ещё и с тем, что в 2001 году было ощущение, что Россия может с Западом договариваться, она входила в «восьмёрку», и ей было, что предложить, например, свои контакты с Северным альянсом в Афганистане или неформальное разрешение на военное присутствие США в Центральной Азии. А сейчас уже «восьмёрки» нет, вместо неё снова «семёрка». И желания строить отношения тоже нет, есть сильное обоюдное разочарование. И предложить мы можем только Асада, про которого Россия считает, что он должен быть одним из членов коалиции против Исламского государства. То есть ситуация прямо противоположная.

Теперь индикатором изолированности России будет то, кто приедет на празднование 9 мая, тем более что для российского общества это будет сакральный юбилей. Всё зависит от ситуации на Украине. Если удастся договориться о каком-то компромиссе — надежда на это по-прежнему сохраняется, хотя встреча в Астане и была отложена — то представители каких-то западных стран будут. Кто-то приедет, кто-то нет, всё будет решаться индивидуально. А в случае эскалации изоляция усилиться, и Западом может быть принято какое-то консолидированное решение. Но даже если будет компромисс, и все основные участники процесса смогут спокойно вздохнуть, сняв какую-то напряжённость, прежних отношений всё равно не будет. Хотя уже не будет такого острого «похолодания», но говорить о каком-то заметном «потеплении» в отношениях не придётся».

 
Фото: ANDRZEJ GRYGIEL / ЕРА / ТАСС














  • Владимир Сажин: Подготовка к саммиту в Сочи была очень мощной, и если не все, то многие из проблем, существующих между Москвой, Тегераном и Анкарой, были сглажены.

  • "Коммерсант": Трое победителей, а строго говоря, побеждающих, встретились в Сочи для послевоенного обустройства мира.

  • Размышления с обвинительным уклоном: Проблема в том, что все три государства - империи, пусть и ранее проигравшие, соответственно, с массой комплексов и фобий.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Путин примеряет сапоги Сталина
23 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Только самый ленивый из кремлевского пула не написал о том, что сочинские переговоры главного начальника России с начальниками Турции и Ирана походила на знаменитую ялтинскую конференцию Сталина, Черчилля и Рузвельта. И тут, и там собрались победители (это ничего, что два года назад турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик и на какой-то период Анкара стала главным врагом Москвы). И тут, и там цель переговоров — послевоенное устройство пусть не континента, а одной ближневосточной страны. Репортеры отмечают, что даже место проведения было выбрано с расчетом: построенный в 1950-е годы санаторий напоминал об интерьерах Ливадийского дворца.
Прямая речь
23 НОЯБРЯ 2017
Владимир Сажин: Подготовка к саммиту в Сочи была очень мощной, и если не все, то многие из проблем, существующих между Москвой, Тегераном и Анкарой, были сглажены.
В СМИ
23 НОЯБРЯ 2017
"Коммерсант": Трое победителей, а строго говоря, побеждающих, встретились в Сочи для послевоенного обустройства мира.
В блогах
23 НОЯБРЯ 2017
Размышления с обвинительным уклоном: Проблема в том, что все три государства - империи, пусть и ранее проигравшие, соответственно, с массой комплексов и фобий.
Первый среди… парий
2 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Владимир Путин совершил однодневный визит в Тегеран. Официальный повод – трехсторонняя встреча с иранским президентом Хасаном Рухани и главой Азербайджана Ильхамом Алиевым. По итогам этой встречи главный российский начальник сказал все положенные слова о расширении и углублении сотрудничества в сфере экономики. Было подчеркнуто намерение способствовать урегулированию в Сирии. Путин не забыл даже извиниться перед простыми тегеранцами, что его кортеж заставил их стоять в многочасовых пробках. Однако очевидно, что главный российский начальник прибыл в иранскую столицу не для вполне заурядных переговоров...
Прямая речь
2 НОЯБРЯ 2017
Владимир Сажин: Этот саммит трёх государств... прошел в очень сложное время и оказался как нельзя кстати...
В СМИ
2 НОЯБРЯ 2017
РБК: Встреча президентов Ирана, России и Азербайджана в Тегеране прошла на фоне обострения отношений Ирана с США и их союзниками.
В блогах
2 НОЯБРЯ 2017
bor_odin: Да! Иран, Азербайджан, Сирия... Россиия. Что объединяет эти страны, как думаете? alejorojas: Вот и улетел - в Тегеран. Оттуда - в Северную Корею. Далее - везде...
За какой надобностью России воевать с Америкой?
24 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Советский человек очень хорошо понимал, вернее, вдолбил себе в мозг, принял за аксиому, что войны нужны лишь империалистическим кругам. И даже не просто империалистическим кругам, а исключительно верхушке империалистических кругов — чтобы решить проблему укрепления политической власти, интенсифицировать эксплуатацию и отвлечь широкие массы от насущных жизненных проблем. Человеку труда война не нужна. Она, в общем-то, и честному бизнесу не нужна. И даже аристократии, сгоревшей в предыдущих войнах. От войны все вышеперечисленные лишь пострадали бы. Мир всяко лучше войны, тем более мир с Америкой. Что, как ни странно, понимали даже и советские руководители, не всегда, впрочем, следуя в русле этого понимания.
И монарх с монархом говорит…
9 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
К своему некруглому юбилею Владимир Путин получил замечательный подарок. В Москве побывал король Саудовской Аравии Сальман Бен Абдель Азиз аль Сауд. Дело не в самом визите, который, конечно, важен. И не в довольно туманных перспективах политического и экономического сотрудничества двух государств. Дело в том, что главный российский начальник, пребывающий в очевидной международной изоляции (западные лидеры общаются с ним лишь по необходимости — когда приходится устранять последствия внешнеполитических эскапад Кремля — и предпочитают при этом телефон), получил возможность вновь приобщиться к высокой дипломатии.