Украина
20 января 2019 г.
Западу нечего предложить Путину. Он абсолютно самодостаточен
8 ФЕВРАЛЯ 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

kremlin.ru

Самый поразительный итог переговоров в Москве, куда в минувшую пятницу прямо из Киева прилетели лидеры Германии и Франции, состоит в том, что нежданные гости никак его оценить не могут. Они НЕ ЗНАЮТ, чем закончились эти пятичасовые переговоры. Об этом уже на следующий день прямо заявила канцлер Меркель, выступая на форуме в Мюнхене. Перспективы договориться с Москвой Ангела Меркель расценила как «сомнительные», добавив, разумеется, несколько слов о необходимости продолжать «дипломатические усилия в данном направлении». Рассказ ее спутника по вояжу в российскую столицу, президента Франции Олланда о его впечатлениях от беседы с Владимиром Путинным ситуацию никоим образом не прояснил. Г-н Олланд рассказал журналистам, что в пакете тех предложений, что они поочередно выкладывали на стол то в Киеве, то в Москве, содержался, например, пункт о создании демилитаризованной зоны в 50 – 70 километров. Вроде бы, Порошенко идею поддержал. Реакция Путина осталась неизвестной. Телефонные переговоры в «нормандском формате», проведенные в воскресенье, продуктивными так же сложно назвать – лидеры четырех стран договорились встретиться в Минске на следующей неделе в среду и продолжить общение. Но до этого момента твердо заявлялось, что какой-то, пусть предварительный, но результат будет уже в воскресенье. Ни о каком новом раунде речь не шла.
Более или менее ясно, почему одни из наиболее влиятельных лидеров Европы в одночасье сорвались с места и понеслись сначала в Киев, а потом в Москву. Судя по всему, американцы ясно дали понять своим европейским партнерам, что вопрос о предоставлении Украине серьезной военной помощи фактически решен, что неминуемо повлечет за собой эскалацию конфликта. В этом, собственно, и состояла миссия Меркель и Олланда – попытаться предотвратить такой сценарий. Но вопрос же не в мотивах европейских миротворцев. Вопрос в том, с чем они приехали к Путину, что собирались ему посулить в обмен на прекращение войны в Украине. А вот с этим, мне кажется, есть большая проблема.
Что в данной ситуации могло бы заинтересовать Владимира Путина? Ну, например, договоренность о постепенном признании Крыма российской территорией. Абсолютно невозможно. Снятие санкций? Абсолютно невозможно. По крайней мере, в данный момент. Возврат к прежнему формату отношений? Абсолютно невозможно на годы вперед… Тут российскому лидеру в пору было пожать плечами и аккуратно так спросить: «А вы, ребята, чего приезжали-то?»
Помимо предложений в дипломатической практике существует еще такой инструмент, как угроза. А чем сегодня Запад может реально угрожать Путину? СВИФТ отключите? Не смешите моего Улюкаева… Пока у вас кишка тонка наложить реальное эмбарго на поставки углеводородов из России, никакой СВИФТ вы не отключите. А отключите, платежки из банка в банк будут курьеры возить. Внесете новые имена в санкционные списки? Да хоть всех депутатов и все правительство вместе с главными олигархами… Мы уже и так тут сами все списки составили, и никто больше никуда не ездит.
Каковы вообще могут быть инструменты давления на человека, обладающего такими ресурсами и всерьез охваченного одним безудержным желанием – любой ценой уничтожить украинскую государственность? Владимиру Путину снаружи бояться больше нечего. Все, что могло случиться там, уже случилось. Все его угрозы теперь только внутри России. А они пока выглядят крайне туманно и неопределенно.
А поучаствовать в переговорах можно. Чего же не поучаствовать? Например, в Минске – лететь не далеко, батьке приятно… Тем более что на ключевое требование об установлении международного контроля над пунктами пропуска на границе между Россией и Донбассом он ответит отказом. Или даже не отказом – просто пошлет договариваться с ополченцами. Дескать, мы-то не против, но вот народы ДНР и ЛНР… Так что пока будем обсуждать новый формат «минских соглашений», отвод тяжелых вооружений, гуманитарную составляющую и т. д. Долго будем обсуждать, нудно… Торопиться-то Путину уже совершенно некуда. Перед ним вечность.


Фото пресс-службы Президента России












  • Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.

  • "Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.

  • Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Нет у революции конца? Украина: две революции, а во власти представители все той же номенклатурной обоймы
10 ЯНВАРЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Постоянные читатели моих статей знают, что я отрицательно отношусь к президенту Украины Петру Порошенко. Точнее сказать, к его деятельности на занимаемой должности. За что мне достается от фанатов Петра Алексеевича, которые, по давнему обыкновению большинства обывателей, путают власть и страну, смешивают критику режима с нелюбовью к стране. И тут же, разумеется, припечатывают меня как пособника Путина (что должно выглядеть совершенно нелепо для тех, кто, опять же, следит за моими публикациями — назову только две навскидку: «Я – украинец!» и «Российский вермахт в Украине», когда уже из самих названий понятна моя недвусмысленная позиция по отношению к путинской агрессии).
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь. 
Прямая речь
26 НОЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Чисто эмоционально меня поражает тот злобный азарт российских моряков, с которым они атакуют несчастный буксир. Они точно знают, что победят и им никто не ответит.
В СМИ
26 НОЯБРЯ 2018
Медуза: Вооруженные силы Украины приведены в состояние полной боевой готовности, сообщает Минобороны страны, ссылаясь на решение Совета национальной безопасности и обороны.
В блогах
26 НОЯБРЯ 2018
Александр Кынев: Всё печально и предсказуемо - когда рейтинги падают, ничего другого кроме отвлекающей внимание внешнеполитической эскалации, власти похоже придумать не могут
Российские санкции как награда
2 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В постановлении правительства РФ № 1300 от 1.11.2018 о санкциях в отношении Украины названы 322 украинских гражданина и 68 компаний, которым Россия станет блокировать безналичные денежные средства и имущество, а также запретит вывозить свои капиталы за пределы России. Для многих из тех, кто попал в санкционный список, это стало наградой. Общую точку зрения выразил генпрокурор Юрий Луценко: «Это предмет гордости для нас… С удовольствием увидел, что я есть (в списке). Значит, я на правильном пути». Полагаю, что многие журналисты Украины, чьих имен нет в списке, втайне завидуют, например, Виталию Портникову, который удостоился такой чести.