Медиафрения
19 ноября 2017 г.
Медиафрения. Мумии
10 ФЕВРАЛЯ 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

События минувшей недели — обострение на Востоке Украины, визит европейских лидеров в Кремль, 70-летие Ялтинской встречи и нынешняя Мюнхенская конференция — выглядят как небольшие фрагменты, точечные проявления того масштабного процесса, который долгие годы шел подспудно в глубинах стран и континентов, а сейчас то тут, то там проявляется на поверхности.

Речь не идет, конечно, о пресловутой борьбе однополярного и многополярного миров, эти конструкции существуют лишь в головах Путина, Лаврова и их идеологической обслуги. Мир в действительности разделился на тех, кто вглядывается в будущее, и тех, кто ищет укрытие в гробницах прошлого, пытается мумифицировать настоящее, надеясь таким способом его обессмертить.

Одним из главных препятствий на пути превращения в мумию является мозг. Поэтому египетские бальзамировщики удаляли его, вытаскивая через нос. Трудно сказать, кто и как удаляет мозг у российских политиков и сотрудников СМИ, но некоторые их речи явно появляются без участия этого рудимента. Не успел глава ДНР Захарченко рассказать в интервью Проханову о «тысячелетиях нашей цивилизации», как эту тему подхватил Соловьев, сообщивший в своем «Воскресном вечере», что некие силы «в течение тысячелетий пытаются уничтожить Россию».

Вирус исторического новаторства немедленно подхватил коммунистический депутат Госдумы Калашников, который, желая противопоставить многотысячелетней России историческую незрелость Запада, бросил мимоходом: «Всей Германии 200 лет». Возможно, во фракции КПРФ считают, что созданная более тысячи лет назад Священная Римская империя не имеет к Германии никакого отношения, но в этом случае напрасно они не сообщили эту новость немцам.

В промежутке между этими сенсационными заявлениями в области истории крупное религиоведческое открытие сделал редактор «КП» Владимир Сунгоркин, рассказавший аудитории «Эха Москвы» о своем отношении к многочисленным «еврейским богам». Изумленные этим открытием своего внезапного размножения «еврейские боги» на своем экстренном совещании подготовили весьма сумбурное заявление и поручили Виктору Шендеровичу огласить его аудитории «Эха» и передать лично Сунгоркину.

Мумифицирование истории и современности могло бы вызывать лишь ироническое отношение, если бы этот процесс не был смертельно опасен. В Средневековье арабские торговцы вытаскивали из египетских гробниц древние мумии, перетирали их куски в порошок и продавали как панацею от всех болезней. Использование отравленного «порошка из мумий» в российской пропаганде на минувшей неделе достигло критической отметки.

МОЩИ СТАЛИНА И МУМИЯ ПОБЕДЫ

Давно прошли времена, когда сталинист Проханов казался парией и не вызывал ничего, кроме брезгливой иронии. Сегодня он не просто в мейнстриме, не только является одним из главных идеологов Кремля. Сталинизм стал официальной государственной идеологией путинской России. В минувшее воскресенье, 08.02.2015, об этом объявил Дмитрий Киселев в главной итоговой программе «Вести недели» главного государственного телеканала «Россия-1».

Сначала Киселев посетовал, что мы никак не можем определиться по отношению к Ленину, Сталину и почему-то к Мао. «Зачем нам Ленин, Сталин и Мао?», — задал Киселев риторический вопрос и с упреком посмотрел на россиян с экрана телевизора. «Пример – китайцы!», — дал подсказку бестолковым соотечественникам терпеливый ведущий.

В Китае государство, по словам Киселева, четко определилось по поводу Мао: 70% относятся к нему положительно и 30% отрицательно. То есть, следуя этой арифметике, любому первокласснику ясно: Мао — это хорошо, поскольку 70 это явно больше, чем 30. «Всегда можно найти баланс!», — радостно воскликнул Киселев. И продолжил: «Надо найти в себе силы. Отделить хорошее».

Формула «70% побед, 30% ошибок» была придумана самим Мао для характеристики Сталина и дана в качестве ответа разоблачению культа личности в докладе Хрущева. Официальный Китай решил не пересчитывать и применил к Мао его же формулу. К сожалению, ни Мао, ни Киселев не объяснили, как считать и что брать за единицу измерения? Видимо, индустриализация плюс Победа плюс «порядок» — это 70%. А жертвы Гулага, коллективизации, Голодомор, миллионы бессмысленных жертв войны в результате уничтожения командного состава, репрессированные народы плюс, а точнее минус генетика с кибернетикой — это все вместе 30%?

Некоторые продолжатели логики Мао-Киселева пытаются вывести «формулу Гитлера»: пытаются уравновесить Холокост и 60 миллионов жертв войны «порядком», строительством дорог и ликвидацией безработицы. У некоторых даже получается положительный баланс.

Мощи Сталина были объектом культа в нескольких сюжетах «Вестей недели». С придыханием о мудрости Сталина говорил Вячеслав Никонов. Сталин, по его словам, мыслил на 50 лет вперед. Затем был очень трогательный сюжет о личном бункере товарища Сталина, о том, как он жил в Ялте, теплые воспоминания местного сотрудника НКВД (дедушка вспоминал, как в радиусе 30 км от эпицентра встречи было выселено все живое, а сотрудникам был дан приказ стрелять на поражение во все, что шевелится), а также рассказ уборщицы, которая помнит, как она, потрясенная встречей с вождем, разбила чашку, а тот и не подумал ее ругать, улыбнулся и сказал, что это к удаче.

Кстати, выражение «товарищ Сталин» — это были слова корреспондента «России-1». Данный оборот исчез из официальной части российского информационного пространства после 20-го съезда, использовался только в художественных фильмах и вот — после 59 лет отсутствия он снова с нами. Товарищ Сталин. Мумия возвращается…

ТАСС

Теме 70-летия Ялтинской встречи было посвящено около часа «Воскресного вечера» с Владимиром Соловьевым. Это был дружный хор, исполняющий на разные голоса три куплета: «укралинашупобеду», «переписалиисторию» и «пересматриваютитогивойны». Исполнители: Нарочницкая, Затулин, Шахназаров, Проханов и сам Соловьев отличались лишь тембром голоса и степенью восхваления Сталина. Причем, тождество понятия «Победа» понятию «Сталин» никем не подвергалось сомнению. Это был процесс мумификации Великой Победы. Вот есть мумия Сталина, рядом мумия Победы. Они равны, их можно даже местами поменять, никто не заметит.

Хору противостоял один голос, который, вопреки традициям политических ток-шоу российского ТВ, можно было расслышать, и звучал он вполне убедительно. Это был голос Владимира Рыжкова. Оттолкнувшись от ялтинской встречи, Рыжков, в отличие от всех остальных, повернул голову не назад, а вперед. «Кто из них: США, Британия, Россия строит себя на Великой Победе?», — спросил он вполне риторически. И сам ответил на свой вопрос: «Британцы больше строят себя на The Beatles, США на планшетах и Google». И, перейдя к России, заметил, что если мы будем строить себя на прошлом, то у нас не будет будущего, что нам нужны свои истории успеха, свои The Beatles, Google и пр.

Кроме того в ответ на требование Проханова сделать этот год — годом триумфа Сталина и поставить его памятники во всех городах России, Рыжков предложил рядом с этими памятниками поставить памятники жертвам репрессий. Неважно, что после этого Рыжкову до конца передачи уже не удалось ничего сказать, поскольку стоило ему раскрыть рот, как синхронно открывались еще как минимум три-четыре рта его оппонентов. Неважно, что все остальные участники сочли своим долгом оспорить высказанные Рыжковым тезисы. Важно то, что на две, а может и на целых три минуты трехчасовая передача Соловьева приобрела небывалые для себя свойства — дискуссии, в ходе которой зрители могут выбрать разные точки зрения, основанные на разных ценностных системах.

Этот и еще два эпизода минувшей недели заставляют вернуться к уже изрядно надоевшему разговору о целесообразности участия людей, считающих себя людьми европейской демократической ориентации, в медиа откровенно пропагандистского манипулятивного характера. Владимир Рыжков, как было описано, участвовал в «Воскресном вечере» у Соловьева, Ксения Собчак пришла на НТВ в «Список Норкина», а Сергей Станкевич опубликовал колонку в «Известиях». Результаты у всех троих получились разные, но все три эпизода имеют общий знаменатель.

Общим условием участия людей нелюдоедских взглядов в российских федеральных СМИ является принятие этими людьми некоторых правил игры. Их довольно много, но одно из них — недопустимость признания присутствия российских военнослужащих в Украине. Поэтому, кстати, на федеральных каналах и нет такой героической личности, как Гиркин. Поскольку сей маньяк-реконструктор, несмотря на жуткий бардак в голове, имеет обыкновение говорить правду, когда дело касается фактов.

Так вот, Ксения Собчак, попав в «Список Норкина», нарушила одно из главных правил и стала утверждать то, что знает весь мир, включая, несомненно, и всех участников «Списка Норкина», в том числе гримеров и осветителей. Она сказала, что в Украине есть российские войска. В эту секунду судьба ее была решена. Сначала до нее пытался доплюнуть Кургинян. Потом ему на помощь пришли сотрудник «КП» Баранец и президентский правозащитник Шевченко. Передача стала превращаться в костер инквизиции, причем, ведьма оказалась с норовом, не соглашалась мирно и тихо гореть, все извивалась и требовала дать ей возможность высказаться.

И тогда Норкин выпустил на непокорную народ из зала. Несколько тетушек из Новороссии стали наперебой орать на Собчак, что она все врет, а с ними в Новороссии воюют американцы и поляки. Собчак пыталась все что-то сказать, но тут одна из донецких тетушек сразу после рассказа, как их убивают американцы с поляками, без какого-либо перехода швырнула в Собчак фразой: «Вы женщина, у которой нет детей, и никогда не будет». Андрей Норкин уже несколько лет не является журналистом, а занимается довольно гнусным делом растления россиян. После того, как он допустил и в какой-то степени организовал данный эпизод в передаче, названной его именем, он, Андрей Норкин, опустился еще на одну ступень вниз. Он уже никогда не будет мужчиной.

Поскольку эпизод с Рыжковым описан выше, осталось описать эпизод с Сергеем Станкевичем, который опубликовал в «Известиях» 05.02.2015 колонку под названием «Дать дипломатии шанс». Автор утверждает, что «конфликт на Востоке Украины еще может быть остановлен сравнительно просто, немедленно и надежно». Для чего необходимо создать группу международных посредников по формуле 4 + 2, а именно: Германия, Франция, Россия, Казахстан и две стороны украинского конфликта. Причем, представлять страну в группе должны, по мнению Станкевича, либо главы государств, либо министры иностранных дел.

То есть Порошенко по версии Станкевича должен обсуждать судьбу своей страны либо с Захарченко, который называет его публично «жалким евреем», либо с Кофманом, который вот уже год твердит, что война кончится только тогда, когда войска ДНР возьмут Киев и повесят Порошенко. Примерно так же реалистично выглядит присутствие за одним столом с этими двумя персонажами Меркель и Олланда. Да и Казахстан здесь притянут за уши, явно для того, чтобы Россия получила на этих переговорах доминирующие позиции.

Очевидно, что данная конструкция «плана дипломатического урегулирования» имеет нулевые шансы на реализацию. Велика вероятность того, что Сергей Станкевич это понимает. Зачем тогда он все это пишет и говорит (этот же план был им оглашен неделей раньше на предыдущем «Воскресном вечере» у Соловьева)? Чужая душа, конечно, потемки, но больше всего это похоже на желание публичности любой ценой.

То есть мы имеем в качестве входного условия попадания на федеральные каналы нормальных людей соблюдение ими некоторых правил игры. Если они их нарушают (случай Собчак) — их затаптывают и не дают ничего сказать. Возможность что-то выкрикнуть сквозь затаптывание близка к нулю.

При соблюдении правил игры у нормального человека есть небольшая возможность сказать всероссийской аудитории что-то важное из того, что не оговорено правилами (случай Рыжкова). Случай выпадает редко, по большей части тот же Рыжков вынужден, играя по правилам — «да» и «нет» не говорите, черное и белое не носите», — занимать довольно невыразительную позицию по той же Украине, избегать честных, а значит, недопустимых для федеральных каналов оценок.

В случае со Станкевичем мы имеем не просто соблюдение правил игры, а еще и явное желание понравиться хозяевам медиа. В итоге — обрушение прежней репутации при крайне сомнительных шансах приобрести ее в новой среде обитания, поскольку в этой среде института репутации нет, его заменяет табель о рангах.

Данный экспресс разбор трех эпизодов хождения людей европейского выбора в антиевропейские медиа позволяет сделать вывод: такое хождение общественно бесполезно (скорее вредно) и дает сомнительный личный профит. Организация бойкота подобных медиа была бы делом, несомненно, общественно полезным и могла бы принести некоторое приращение политического и морального капитала его участникам.

СУДЬБА БАЛЬЗАМИРОВЩИКОВ

Создавая мумии и заражая трупным ядом общественное сознание, сами бальзамировщики не могут избежать необратимых трансформаций. Особенно это заметно, когда такая мумия сталкивается с живыми людьми. Вот мумия Лаврова выступает в Мюнхене и скрипит про то, что в Украине нет российских военных. Услышав в ответ веселый смех живых людей, мумия говорит, что ей тоже смешно, но она сдерживается.

Мумия Киселева реагирует на заявление журналиста The Economist Эдварда Лукаса о том, что подразделения информационных войск RT и Sputnick «необходимо вытолкнуть на задворки журналистики». Британский журналист говорит о том, что работа в RT — это последняя ступень карьерной лестницы, после которой в европейской и американской журналистике нечего делать. Мумия Киселева идет в атаку, произносит в адрес британского журналиста и его издания какие-то слова: «реликт», «городской сумасшедший», «жаль аудиторию его журнала», в котором все статьи пишутся анонимно под страхом цензуры. А вот у нас, скрипит мумия, свобода слова и никто никому ничего не запрещает говорить.

Человек с мозгами и сердцем, способный читать на нескольких языках, не может так говорить. Потому что он наверняка знает, что журнал The Economist был создан в 1843 году, когда у нас был самый разгар николаевской цензуры, усердно реализуемой усилиями графа А.Х. Бенкендорфа и графа С.С. Уварова, а медиапространство России заполняли «Нравоучительные разговоры для чтения воспитанников удельных училищ» и «Книга для чтения воспитанников сельских училищ», когда надзирать за российскими журналистами был поставлен уникальный ханжа и невежда А.И. Красовский, не пропускающий ни одного живого слова. И вот в это самое время в Британии появился журнал, который стал одним из эталонов качественной независимой журналистики. Тираж The Economist превышает 1,5 миллионов экземпляров, что, к примеру, для российской периодики аналогичного контента и близко не достижимо.

Что же касается анонимности редакционных статей журнала, то мумия Киселев, который ведь был же когда то журналистом, не может не знать, что это знаменитый фирменный стиль The Economist, тот стиль сочетания авторских колонок с подчеркнуто объективистскими, пронизанными отстраненной иронией редакционными статьями — стиль, которому стремились подражать многие, например, «Коммерсантъ» в лучшие свои годы.

Бальзамировщик, превративший себя в мумию, способен спокойно и радостно показывать, как сепаратисты стреляют из орудий по жилым кварталам Углегорска и Дебальцево и ведут наступление, захватывая эти города, и при этом говорить о том, что сепаратисты только обороняются. А стреляют и наступают только украинские военные. Именно так вел «Вести недели» 08.02.2015 Дмитрий Киселев. Как, впрочем, и все предшествующие свои передачи.

Бальзамировщик, превративший себя в мумию, способен делать сюжет о пенсионерах, возмущенных ростом цен на продукты и лекарства и при этом весь пафос возмущения переводить на продавцов и владельцев торговых сетей, как будто это они ввели санкции против самих себя, украли Крым и превратили страну в мирового изгоя.

Как было отмечено в начале колонки, в процессе мумификации удаляется в первую очередь мозг. Но в дальнейшем изъятию подлежит сердце и все остальное. О том, что при этом происходит, можно судить по поведению руководителей страны в условиях кризиса. Как сообщили РИА «Новости», глава правительства Д.А. Медведев в ходе проверки работы воронежского магазина очень мудро и сердечно ответил покупательнице на ее жалобу о непосильной дороговизне овощей. «Надо своих побольше выращивать, тогда дешевле будет», — резонно заметил премьер. Судя по всему, он уже вырастил «побольше своих овощей», поэтому вправе потребовать этого и от нерадивой жительницы города Воронежа. «И не такие времена бывали», — оптимистично завершил председатель правительства дискуссию по продовольственному вопросу с воронежской дамой. «То ли еще будет», — догадливо додумало невысказанную мысль премьера население страны и по привычке злобно посмотрело в сторону Запада.

Процесс превращения человека в мумию хорошо изучен. Обратный процесс до сих пор встречался только в фантастических романах. Российскому обществу предстоит тяжелейшая работа по очищению медийного и политического пространства и заселению его живыми людьми взамен этих, набальзамированных.



Фото: Илья Питалев/ТАСС и Алексей Павлишак/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.