Убийство Немцова
20 ноября 2017 г.
В любом случае
5 МАРТА 2015, АНТОН ОРЕХЪ

ЕЖ/Олендская Мария

Мы говорим и говорим об этом убийстве и всякий раз от общего неизбежно переходим к частному, разбираем конкретные версии, начинаем спорить, отметать, утверждать. И расставлять по ранжиру — какая версия страшнее.

Но вот вы посудите сами. Если брать наше время, в Америке убивают таких людей, как Немцов? Я имею в виду убийство не оппозиционного политика, а в принципе насильственное устранение фигуры национального масштаба? Нет. А в Германии? Тоже нет. И в Британии нет, и в Италии с ее коза нострой и каморрой тоже давно — и слава богу! — таких убийств не было.

Во Франции был «Шарли Эбдо» — ну так там и реакция была совершенно иная! Мы здесь спорим, сколько народу на марш 1 марта вышло — то ли 50, то ли 60 тысяч, а во Франции на 50-60 тысяч округляли, потому что считать приходилось миллионами! Эта история стала шоком и для французов, и для европейцев, и для всего цивилизованного (без кавычек) мира. Для них это ненормально! А для нас?

Немцова убить — это, конечно, круто. Но ведь мы немедленно выстраиваем смертельную цепочку из жертв заказных убийств той или иной степени резонансности. Смерть Бориса выделяется в этом ряду, но не выделяется на общем фоне нашей жизни. Я не думаю, что его «заказал» Путин. Но разве это что-то кардинально меняет? Пускай это будет не самый главный в стране человек, но кто-то все равно влиятельный и очень близкий к самому верху — разве в этом случае убийство будет выглядеть менее безумным?

Предполагают, что за этим стоит борьба кланов, что «ястребы» пытаются отрезать Путину некие пути к какому-то отступлению. Пусть так, но получается, что ситуацию в стране по своему разумению качают в разные стороны разные кланы и президент не в состоянии это ни предотвратить, ни проконтролировать. Выходит, что вне зависимости от величия и крутизны национального лидера какие-то группировки, спецслужбы и лагеря начинают вести свою собственную политику на государственном уровне, а пешками и случайными жертвами их игры может стать вообще кто угодно.

А если это сделал кто-то, кому Немцов наступил на хвост в том же Ярославле или какой-то его частный недруг (допустим и такое), — о чем это говорит? О том, что «люди страх потеряли». Что им даже у Кремля разборки устроить ничего не стоит. В конце концов, он же враг народа — нас из-за него и искать-то не станут.

Вот поэтому и получается, что конкретные версии, безусловно, важны, но даже они отходят на второй план по сравнению с тем простым фактом, что мы проживаем в бандитском обществе. Где убить кого угодно может кто угодно. Может государство, могут менты, могут бандиты, могут националисты из БОРНа, могут психопаты, могут безголовые беспредельщики. А власть, с одной стороны, этому потворствует, а с другой, даже в тех ситуациях, когда она заинтересована в предотвращении преступления или его раскрытии, всё равно ни черта сделать не может, потому что ни черта уже, кажется, не контролирует.

Вот сейчас неизбежно внутрь России хлынут «герои Донбасса», борцы за построение Русского мира. Люди, которые привыкли к убийству, привыкли к войне без правил, к тому, что беззаконие — это и есть закон. Почувствовав, что так можно жить, они вряд ли с большой охотой станут жить по-другому и вернутся к «мирной жизни».

Что стоит им начать мочить национал-предателей? Что стоит им начать мочить саму власть, которая недостаточно решительна? Боевики БОРНа еще недавно были кучкой отморозков. Сегодня такие, как они — главные патриоты и их уже далеко не кучка.


Фотография ЕЖ














  • Жанна Немцова: Это и есть настоящий имидж государства в глазах россиян - государства, где не действует закон, а политические убийства остаются нераскрытыми

  • Эхо Москвы: «Следственный эксперимент» по делу об убийстве Бориса Немцова, который проводил экономист Андрей Илларионов, показал много нестыковок в показаниях Ильи Яшина.

  • Илья Яшин: Убийцы Немцова встретили вердикт присяжных с ухмылками. Банде грозит пожизненное заключение, но, кажется, они сами не верят, что задержатся в тюрьме надолго.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Бориса Немцова продолжают убивать
8 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Как же они его боятся, даже мертвого! Бросают все силы городских служб и прикремлевских титушек на уничтожение мемориала его памяти на мосту, где он был убит. Теперь вот табличка. Борис Немцов жил в доме № 3 по Малой Ордынке. Там же живет муниципальный депутат Сергей Марков (не путать с одноименным существом, которое прикармливает Венедиктов на «Эхе»). Этот муниципальный депутат Сергей Марков организовал голосование жильцов своего дома, и они большинством голосов приняли решение об установлении на стене мемориальной таблички. Саму табличку создали архитектор Евгений Асс и дизайнер Евгений Добровинский, так что, помимо памяти, она еще и эстетически выглядит пристойно.
Итоги недели. Думаю, я уверен в их виновности…
14 ИЮЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
13 июля Московский окружной военный суд вынес приговоры обвиняемым по делу об убийстве политика Бориса Немцова. Все пятеро признаны виновными и приговорены к различным тюремным срокам — от 11 до 20 лет. Важно отметить, что ранее присяжные высказались в пользу версии о безусловной причастности обвиняемых Заура Дадаева, Тамерлана Эскерханова, Шадида и Анзора Губашевых, а также Хамзата Бахаева к убийству Немцова. Суд длился более девяти месяцев и вызвал огромный общественный интерес не только по формальным причинам. Хотя, разумеется, в России не каждый день убивают бывших вице-премьеров фактически прямо во дворе у лидера нации.
Дело об убийстве Немцова: после вердикта
2 ИЮЛЯ 2017 // Дмитрий БОРКО
Всех подсудимых присяжные признали виновными. Я восемь месяцев копался в этом деле, сидел на заседаниях. Я пытался угадать, что думают присяжные. До них доносили едва ли половину из тех материалов, о которых спорили без них в суде адвокаты и обвинение. Решение, что показывать присяжным, принимает судья - на мой взгляд, он часто признавал недопустимыми очень важные документы. Мне удалось раздобыть многие материалы дела, о которых даже не вспоминали в суде. Но ясного впечатления о мере вины подсудимых так и не сложилось. И вообще о том, как произошло это убийство.
Имитация суда по делу об убийстве Немцова завершилась
30 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Коллегия присяжных заседателей в Московском окружном военном суде признала виновными в убийстве политика Бориса Немцова пятерых исполнителей убийства. Лично убивал бывший офицер чеченского батальона «Север» Заур Дадаев, ему помогали братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Следствие и суд исходят из того, что Заур Дадаев лично организовал убийство, нанял за 15 миллионов рублей подельников и определил каждому из них его задачу. Объяснить, зачем бывшему заместителю командира батальона «Север» лейтенанту внутренних войск Зауру Дадаеву понадобилось убивать одного из лидеров оппозиции Бориса Немцова, следствие не удосужилось, а суд не поинтересовался.
Прямая речь
30 ИЮНЯ 2017
Жанна Немцова: Это и есть настоящий имидж государства в глазах россиян - государства, где не действует закон, а политические убийства остаются нераскрытыми
В блогах
30 ИЮНЯ 2017
Илья Яшин: Убийцы Немцова встретили вердикт присяжных с ухмылками. Банде грозит пожизненное заключение, но, кажется, они сами не верят, что задержатся в тюрьме надолго.
Андрей Илларионов расследует убийство Немцова
16 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Известно, что бывший советник президента Путина, а ныне его последовательный критик экономист Андрей Илларионов – человек крайне внимательный и дотошный. О чем бы он ни писал, какую коллизию ни исследовал, Андрей Николаевич никогда не упустит ни одного обстоятельства, ни одной детали. Поэтому я с большим вниманием отнесся к его попыткам восстановить картину убийства Бориса Немцова, не чужого нам, прямо скажем, человека… Андрей Илларионов официальную версию отрицает. Он подозревает, что Борис Ефимович был убит не в то время и даже не в том месте. Следовательно, он считает, что официальное расследование – это все операция прикрытия...
Прямая речь
16 МАРТА 2017
Андрей Колесников: Нелепо, когда люди, находящиеся по одну сторону баррикад, начинают рассуждать о каких-то странных деталях и обвинять друг друга в чём-то.
В СМИ
16 МАРТА 2017
Эхо Москвы: «Следственный эксперимент» по делу об убийстве Бориса Немцова, который проводил экономист Андрей Илларионов, показал много нестыковок в показаниях Ильи Яшина.
В блогах
16 МАРТА 2017
vodolei_13: Если бы власти были заинтересованы в раскрытии убийства, то не стали бы скрывать съёмки камер моста и прочих других фактах, проливающих свет на убийство.