Убийство Немцова
24 апреля 2018 г.
В любом случае
5 МАРТА 2015, АНТОН ОРЕХЪ

ЕЖ/Олендская Мария

Мы говорим и говорим об этом убийстве и всякий раз от общего неизбежно переходим к частному, разбираем конкретные версии, начинаем спорить, отметать, утверждать. И расставлять по ранжиру — какая версия страшнее.

Но вот вы посудите сами. Если брать наше время, в Америке убивают таких людей, как Немцов? Я имею в виду убийство не оппозиционного политика, а в принципе насильственное устранение фигуры национального масштаба? Нет. А в Германии? Тоже нет. И в Британии нет, и в Италии с ее коза нострой и каморрой тоже давно — и слава богу! — таких убийств не было.

Во Франции был «Шарли Эбдо» — ну так там и реакция была совершенно иная! Мы здесь спорим, сколько народу на марш 1 марта вышло — то ли 50, то ли 60 тысяч, а во Франции на 50-60 тысяч округляли, потому что считать приходилось миллионами! Эта история стала шоком и для французов, и для европейцев, и для всего цивилизованного (без кавычек) мира. Для них это ненормально! А для нас?

Немцова убить — это, конечно, круто. Но ведь мы немедленно выстраиваем смертельную цепочку из жертв заказных убийств той или иной степени резонансности. Смерть Бориса выделяется в этом ряду, но не выделяется на общем фоне нашей жизни. Я не думаю, что его «заказал» Путин. Но разве это что-то кардинально меняет? Пускай это будет не самый главный в стране человек, но кто-то все равно влиятельный и очень близкий к самому верху — разве в этом случае убийство будет выглядеть менее безумным?

Предполагают, что за этим стоит борьба кланов, что «ястребы» пытаются отрезать Путину некие пути к какому-то отступлению. Пусть так, но получается, что ситуацию в стране по своему разумению качают в разные стороны разные кланы и президент не в состоянии это ни предотвратить, ни проконтролировать. Выходит, что вне зависимости от величия и крутизны национального лидера какие-то группировки, спецслужбы и лагеря начинают вести свою собственную политику на государственном уровне, а пешками и случайными жертвами их игры может стать вообще кто угодно.

А если это сделал кто-то, кому Немцов наступил на хвост в том же Ярославле или какой-то его частный недруг (допустим и такое), — о чем это говорит? О том, что «люди страх потеряли». Что им даже у Кремля разборки устроить ничего не стоит. В конце концов, он же враг народа — нас из-за него и искать-то не станут.

Вот поэтому и получается, что конкретные версии, безусловно, важны, но даже они отходят на второй план по сравнению с тем простым фактом, что мы проживаем в бандитском обществе. Где убить кого угодно может кто угодно. Может государство, могут менты, могут бандиты, могут националисты из БОРНа, могут психопаты, могут безголовые беспредельщики. А власть, с одной стороны, этому потворствует, а с другой, даже в тех ситуациях, когда она заинтересована в предотвращении преступления или его раскрытии, всё равно ни черта сделать не может, потому что ни черта уже, кажется, не контролирует.

Вот сейчас неизбежно внутрь России хлынут «герои Донбасса», борцы за построение Русского мира. Люди, которые привыкли к убийству, привыкли к войне без правил, к тому, что беззаконие — это и есть закон. Почувствовав, что так можно жить, они вряд ли с большой охотой станут жить по-другому и вернутся к «мирной жизни».

Что стоит им начать мочить национал-предателей? Что стоит им начать мочить саму власть, которая недостаточно решительна? Боевики БОРНа еще недавно были кучкой отморозков. Сегодня такие, как они — главные патриоты и их уже далеко не кучка.


Фотография ЕЖ














  • Леонид Гозман: Организаторы Марша сделали максимум того, что можно было сделать. У меня ничего кроме уважения и благодарности к организаторам и проделанной ими работе нет.

  • "Эхо Москвы": По оценке полиции, в шествии приняли участие около 4500 тысяч человек. проект «Белый счетчик» показал 7600 участников. 

  • Зоя Светова: Не пришли десятки тысяч. Не пришли миллионы. Но пришло все- таки несколько тысяч человек. И тысячи смотрели этот Марш по он-лайн трансляции. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Марш Немцова — совместная акция оппозиции. Всей, какая есть…
26 ФЕВРАЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
После подобного рода массовых мероприятий принято подводить итоги. В такие отчеты обычно включается стандартный набор информации – сколько народу вышло, под какими лозунгами маршировали, кто был из лидеров протеста в первых рядах, лютовали ли власти… Докладываю: лидеры протеста пришли все, какие есть в окружающей природе, они демонстрировали бодрость, энтузиазм и безусловную готовность преодолеть весь маршрут марша, несмотря на лютый мороз. Лозунги в рядах демонстрантов были боевые, кричалки духоподъемные, а власти занимались обычным уже беззаконием – тщательно люстрировали всю наглядную агитацию, что проносилась на Марш. Народу пришло много.
Прямая речь
26 ФЕВРАЛЯ 2018
Леонид Гозман: Организаторы Марша сделали максимум того, что можно было сделать. У меня ничего кроме уважения и благодарности к организаторам и проделанной ими работе нет.
В СМИ
26 ФЕВРАЛЯ 2018
"Эхо Москвы": По оценке полиции, в шествии приняли участие около 4500 тысяч человек. проект «Белый счетчик» показал 7600 участников. 
В блогах
26 ФЕВРАЛЯ 2018
Зоя Светова: Не пришли десятки тысяч. Не пришли миллионы. Но пришло все- таки несколько тысяч человек. И тысячи смотрели этот Марш по он-лайн трансляции. 
Сами вы «пакость», или Топонимическая истерика
11 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
9 января Городской совет Вашингтона единогласно проголосовал за «ускоренный порядок» принятия законопроекта о присвоении площади, на которой расположено посольство России, имени Бориса Немцова. Торжественная церемония скорее всего состоится 27 февраля, в третью годовщину злодейского убийства политика под стенами Кремля. И пройдет она под окнами российского посольства в столице США. Об этом накануне рассказал глава Фонда Бориса Немцова Владимир Кара-Мурза (младший), который сам приложил немало сил к тому, чтобы это важнейшее событие в конечном итоге состоялось.
Прямая речь
11 ЯНВАРЯ 2018
Николай Сванидзе: Официально Москва не может не только повлиять на это решение, она не может даже выразить протест или хотя бы обидеться.
В СМИ
11 ЯНВАРЯ 2018
Комсомольская правда: Михаил Дегтярёв заявил... что Москва, в отличие от американского города с "подростковыми комплексами", имеет древнюю историю, поэтому изменять названия... улиц... не стоит.
В блогах
11 ЯНВАРЯ 2018
Лмитрий Волков: Симметричным было бы переименование большого москворецкого в Немцов мост. Но я бы предпочёл асимметричный ответ: арест и дознание для всех, возможно причастных к заказу
Бориса Немцова продолжают убивать
8 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Как же они его боятся, даже мертвого! Бросают все силы городских служб и прикремлевских титушек на уничтожение мемориала его памяти на мосту, где он был убит. Теперь вот табличка. Борис Немцов жил в доме № 3 по Малой Ордынке. Там же живет муниципальный депутат Сергей Марков (не путать с одноименным существом, которое прикармливает Венедиктов на «Эхе»). Этот муниципальный депутат Сергей Марков организовал голосование жильцов своего дома, и они большинством голосов приняли решение об установлении на стене мемориальной таблички. Саму табличку создали архитектор Евгений Асс и дизайнер Евгений Добровинский, так что, помимо памяти, она еще и эстетически выглядит пристойно.
Итоги недели. Думаю, я уверен в их виновности…
14 ИЮЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
13 июля Московский окружной военный суд вынес приговоры обвиняемым по делу об убийстве политика Бориса Немцова. Все пятеро признаны виновными и приговорены к различным тюремным срокам — от 11 до 20 лет. Важно отметить, что ранее присяжные высказались в пользу версии о безусловной причастности обвиняемых Заура Дадаева, Тамерлана Эскерханова, Шадида и Анзора Губашевых, а также Хамзата Бахаева к убийству Немцова. Суд длился более девяти месяцев и вызвал огромный общественный интерес не только по формальным причинам. Хотя, разумеется, в России не каждый день убивают бывших вице-премьеров фактически прямо во дворе у лидера нации.