Церковь и государство
15 ноября 2018 г.
Дело о мощах
7 АПРЕЛЯ 2015, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН



Скандал вокруг мощей святых Евфросинии и Евфимия Суздальских связан с тем, что конституционная норма светского государства входит в противоречие с неформальными представлениями о роли Русской православной церкви в жизни страны. Как обычно бывает в России, при столкновении формальных и неформальных принципов преимущество на практике получают вторые. Система институтов и законодательства, выстраивавшаяся в 1990-е годы, выглядит красивой надстройкой над укоренившейся системой неформальных понятий.

Действительно, в 1988 году мощи были переданы государством не просто группе лиц, а персонажам, которых государственные люди четко идентифицировали с Русской православной церковью. И не потому, что другой православной юрисдикции на территории СССР в то время просто не было — например, вопрос о передаче мощей старообрядцам даже не рассматривался. Просто уже тогда для чиновника было ясно: православные реликвии могут находиться в собственности либо государства, либо РПЦ. Третьего не надо.

Вскоре начались тектонические процессы в государстве, сказавшиеся и на внутрицерковной ситуации. Архимандрит Валентин, получивший в безвозмездное пользование мощи от государства, стал епископом Валентином — но не в РПЦ, а в «зарубежной» церкви. Впрочем, в «переходный период» это мало кого интересовало на государственном уровне. Во-первых, чиновники занялись куда более интересным процессом раздела собственности. Во-вторых, ситуация в стране была неясной и непредсказуемой. Вчера человек мог быть оппозиционным активистом, сегодня стать депутатом, а завтра — губернатором. В этих условиях умные прагматики стремились ни с кем без особых причин не ссориться — а духовные вопросы к таким причинам не относились. Именно в этот период суздальский епископ получил кроме мощей еще и большинство храмов в древнем русском — а значит, и туристическом, и «паломническом» — городе. В условиях «переходного периода» возникали ниши, которые использовали активные и предприимчивые люди в самых разных сферах — от бизнеса до религии.

Шло время. Епископ Валентин стал митрополитом — только уже не в «зарубежной» церкви, а в новой, созданной им, юрисдикции — Российской православной автономной церкви (РПАЦ). В Московском патриархате его отлучили от церкви, «зарубежники» лишили сана. Так что когда в 2007 году «зарубежники» объединились с Московским патриархатом, к РПАЦ это никакого отношения не имело. Формально, согласно российской Конституции 1993 года, государство относится ко всем конфессиям одинаково — будь то РПЦ, РПАЦ, старообрядцы или (о ужас!) мормоны с иеговистами. Однако в преамбуле закона о свободе совести 1997 года уже говорится об особой роли православия «в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры». Об РПЦ в тексте закона ничего не сказано, но соработничество Московского патриархата с властью набирало обороты и неформальные сигналы воспринимались четко. Ниши стали закрываться (понятно, что не только в религиозной сфере).

Уже в «путинской России» Валентин был осужден по «педофильскому» делу к условному сроку (сторонники Валентина считают, что ему отомстили за попытку конкуренции с РПЦ); несколько лет назад он умер. Храмы, которые государство когда-то передало Валентину, были у него изъяты и переданы РПЦ. Однако оставалась проблема мощей: пока они находятся в распоряжении конфессии, она привлекает к себе верующих. Такова специфика массового православия, где огромное внимание уделяется священным реликвиям. Если мощей нет, то церковь маргинализируется.

Отсюда и новый этап борьбы с РПАЦ — государство решило изъять мощи. Интересно, что когда с большим скандалом раки (гробницы, в которых находятся мощи) были изъяты из храма РПАЦ (построенного самими представителями этой церкви, так что отобрать его государство не могло), то они были перенесены не в управление Росимущества или в иное государственное учреждение, а в Ризоположенский монастырь РПЦ, где неожиданно выяснилось, что мощей в них нет. Так что теперь началось новое расследование — поиск мощей продолжается.

Жесткость действий правоохранителей, относившихся к храму РПАЦ как к обычному зданию (входя в которое, не надо, например, снимать головные уборы), а к ее служителям — как к обычным гражданам, препятствующим выполнению судебного решения, — неудивительна. «Оскорбление чувств верующих» в условиях привычных для России неформальных практик относится лишь к «традиционным» религиям, (православие, ислам, буддизм, иудаизм), списка которых, кстати, нет ни в одном нормативном акте. В преамбуле закона 1997 года содержится невнятное упоминание о христианстве (то ли отличном от православия, то ли его включающем — это остается неясным) и «других религиях, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Однако о них никто и никогда не вспоминает.

Неоднозначна ситуация и с исламом: с одной стороны, государство запрещает публиковать карикатуры «Шарли», с другой — местные суды признают экстремистскими значимые для мусульман книги, включая сборники хадисов (изречений Пророка), и верующим приходится годами добиваться отмены этих решений.

Современная российская практика исходит не из универсальных подходов, а из конкретных ситуаций. Одни и те же слова в одном случае могут быть для чиновников мудрым наставлением, а в другом — признаком экстремизма. Далеко ходить не надо. На известной «проработке» в Минкульте по поводу «Тангейзера» один из ее участников высказал мысль, что Закон Божий превосходит человеческие законы. И дальше привел цитату — частное богословское мнение почитаемого святого — о том, что приемлемо физическое воздействие в отношении богохульников. Если бы подобные мысли публично высказал представитель «миноритарной» конфессии, то ему было бы крайне трудно избежать «экстремистской» статьи. В данном же случае собравшиеся выслушали архимандрита Тихона (Шевкунова) со всем возможным почтением.

Если в России нет универсальных подходов в различных областях (например, в сфере отношений государства с партиями, бизнесом и пр.), то было бы странно ожидать, что для религиозной сферы будет сделано исключение. Ведь универсальным является только неприятие универсальных правил — вне зависимости от того, к какой сфере они относятся.


На фото: Cлужба судебных приставов провела изъятие из Иверского синодального храма РАПЦ в Суздале рак мощей преподобных Евфимия и Евфросинии Суздальских. Принтскрин www.youtube.com














  • Николай Сванидзе: Думаю, что это такой реверанс в сторону Русской православной церкви, то есть в сторону нашего официоза.

  • РИА "Новости": В Русской православной церкви поддерживают предложение ректора Московского университета Виктора Садовничего о факультативном изучении в школах церковнославянского языка

  • Юрий Агапов: Уверен, что нет такой Линии партии и правительства-изучать церковнославянский язык. Это лизоблюдская самодеятельность едросса...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ректор МГУ предложил школьникам учить церковно-славянский
9 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Надеюсь, что предложение ректора МГУ Виктора Садовничего ввести в школьную программу изучение церковнославянского языка останется фактом его биографии и не обернется очередным глумлением над российской школой и миллионами ее обитателей. Но современная Россия дает столь изумительные примеры в области принятия решений, что со всякими прогнозами в отношении судьбы дивной инициативы ректора МГУ следует решительно погодить. Тем более что у этой инициативы есть мощные лоббистские ресурсы. 
Прямая речь
9 НОЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: Думаю, что это такой реверанс в сторону Русской православной церкви, то есть в сторону нашего официоза.
В СМИ
9 НОЯБРЯ 2018
РИА "Новости": В Русской православной церкви поддерживают предложение ректора Московского университета Виктора Садовничего о факультативном изучении в школах церковнославянского языка
В блогах
9 НОЯБРЯ 2018
Юрий Агапов: Уверен, что нет такой Линии партии и правительства-изучать церковнославянский язык. Это лизоблюдская самодеятельность едросса...
Конструирование русского человека в массмедиа. Исследование аналитического центра «СТОЛ.КОМ»
25 ОКТЯБРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Кто живет на территории России: человек советский, человек постсоветский, граждане России или русский народ? Спор об этом продолжается в публичной сфере, и его подогревает не просто поиск самоназвания, а различие в подходах к проектам консолидации российского общества. «Русский мир» или «гражданская нация»? Национальное государство или империя? Этим темам был посвящен круглый стол, состоявшийся в середине октября в Meeting point на Охотном ряду, который был организован аналитическим центром «СТОЛ.КОМ». Разговор завели не на пустом месте – по инициативе аналитического центра с начала этого года в течение семи месяцев проводилось исследование массмедиа, которое ставило своей целью проследить содержательное наполнение понятия «русский человек».
На пороге новых религиозных войн
22 ОКТЯБРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Безумие нашей жизни докатилось до вероятности религиозной войны. Поэтому, пусть верующие меня простят, но раз они влезают и портят нашу жизнь (война — это безусловая порча жизни), то нам, неверующим, тоже приходится влезать в их «епархию» и размышлять о догматах веры. Хотя суть проблемы, конечно, далеко не в вере. Вера, как водится, лишь прицеплена последним вагоном к политике.  Так было в 1054 году, когда пришел срок дораспасться религиозному институту бывшей империи по странным на взгляд современного человека поводам — добавление Filioque в Символ веры и употребление опресноков?
Украинский томос: «зрада» или «перемога»?
15 ОКТЯБРЯ 2018 // ИННА БУЛКИНА
Коль скоро российские политики, российские журналисты и их читатели привыкли рассматривать все происходящее в/на Украине не просто как близкососедские проблемы или нечто, имеющее непосредственное касательство к России, но как внутреннее дело России, проблема с томосом комментируется исключительно как проблема Московского патриархата и шире — проблема Русского мира, его границ, его дальнейшей судьбы и т.д. В этом, безусловно, есть смысл и есть правда, но стоит напомнить, что внутренние дела Украины из Киева выглядят совершенно иначе, и украинские комментарии к последним событиям достаточно разноречивы, носят, похоже, в гораздо большей степени светский характер, и исходят, главным образом, из местной повестки.
Варфоломей дает томос и получает анафему
12 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Митрополит Галльский Эммануил, представитель Вселенского патриархата, объявил о решении Синода о продолжении процедуры предоставления Украинской церкви томоса об автокефалии. С этой целью Синод Вселенского патриархата восстановил свою ставропигию (прямое управление) в Киеве, рассмотрел апелляции глав УПЦ КП Филарета (Денисенко) и УАПЦ Макария (Малетича) и восстановил их в священническом сане, то есть снял анафемы, наложенные Московским патриархатом. Кроме того, Синод признал незаконной аннексию Киевской митрополии Константинопольского патриархата Русской православной церковью в 1686 году и предостерег от незаконного захвата церквей и монастырей в Украине вследствие своих решений.
Прямая речь
12 ОКТЯБРЯ 2018
Сакен Аймурзаев: Признание недействительными анафем Филарету и Макарию. Это очень важно. С сегодняшнего дня оба лидера православных общин — канонические епископы.
В СМИ
12 ОКТЯБРЯ 2018
ТАСС: Константинопольский патриархат объявил о решении снять анафему с глав двух неканонических церквей на Украине - Филарета из Киевского патриархата и Макария из Украинской автокефальной церкви.