Медиафрения
22 ноября 2017 г.
Медиафрения. Это не пропаганда, детка. Это информационная война
14 АПРЕЛЯ 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

На минувшей неделе Россия и Запад продолжали движение в противоположных направлениях. Папа римский Франциск I в начале мессы, посвященной 100-летию геноцида армян, назвал «три большие неслыханные трагедии 20-го века: геноцид армян, нацизм и сталинизм».

Незадолго до этого Верховная рада Украины приняла закон, запрещающий пропаганду коммунизма, нацизма, фашизма, демонстрацию коммунистической, нацистской, национал-социалистической символики, а также объявила коммунистический тоталитарный режим, действовавший на территории Украины в период 1917-1991 гг. – преступным.

Реакцию российского официоза можно свести к двум тезисам. Во-первых, было сказано, что это пересмотр итогов Второй мировой, а во-вторых, реабилитация нацизма. Каким образом из осуждения сталинизма следует пересмотр итогов войны, а тем более как, признавая преступления сталинского режима, можно прийти к реабилитации нацизма, понять категорически невозможно. Но это и не требуется, понимать. Поскольку то, что является контентом российских медиа, это вовсе не пропаганда, а нечто совсем иное. Назовем это нечто для простоты «информационной войной».

Пропаганда — это когда вы пытаетесь сформировать в голове другого нужную вам картину мира, продвинуть свои взгляды и ценности. То есть у пропаганды есть своя система и логика, пусть даже с включением в рассуждение ложных фактов и предпосылок. Современные российские медиа взрывают любую систему и любую логику, их невозможно опровергнуть, как нельзя газ разрезать ножом. Подумаешь, не было распятого мальчика и его замученной с помощью танка матери! Так были другие! И вообще, в Одессе сожгли заживо! Вы начинаете разбираться в том, что на самом деле произошло в Одессе, но вам это не поможет, поскольку вам уже 15 минут показывают страшные кадры Бабьего Яра, и обстановка в телевизоре накаляется так, что, если вы не готовы вместе с ведущим ненавидеть Порошенко и Яценюка как непосредственных виновников Холокоста, то вина за этот кошмар 20-го века будет публично возложена на вас.


«СПАСИБО ДЕДУ ЗА РАССТРЕЛЫ!»

Пропаганде нужна зацепка, пусть малюсенькая, чтобы создать образ врага. В информационной войне никаких зацепок не требуется.

Порошенко в Одессе возложил цветы к памятнику неизвестным морякам, погибшим во время Великой Отечественной. Вопрос: как из этого сообщения сделать вывод о нацистской сущности Порошенко? Киселев в «Вестях недели» делает это легко и непринужденно. Сначала ведущий возмущается, что этот поступок Порошенко (возложение цветов) противоречит закону о пропаганде коммунизма и, не сообщая, в чем же тут противоречие, с грацией бегемота перепрыгивает на сюжет о том, что, формально запрещая нацизм, украинская власть ставит задачу демонизировать СССР ну и, главное, конечно, покушается на нашу Победу. Как Киселев к этому пришел, отталкиваясь от сюжета, где Порошенко возлагает цветы погибшим советским матросам, понять невозможно. Но понимать и не требуется. Это же не пропаганда, а информационная война.

Защита Победы была, пожалуй, главной темой итоговых программ. Владимир Соловьев в своем «Воскресном вечере» собрал для этой цели ударный кулак мощных экспертов, среди которых выделялся своей маститостью сотрудник института истории РАН Юрий Жуков, известный тем, что большую часть своего научного и литературного таланта посвятил реабилитации Сталина, в частности, утверждал, что «Большой террор» прекратился, когда из органов НКВД Сталину удалось изгнать евреев.

И в этот раз Юрий Николаевич Жуков не подвел пригласившего его Соловьева, сделав прямо в студии ряд фундаментальных открытий. Во-первых, он заявил, что Вторая мировая началась не в 1939-м, как врут все энциклопедии и учебники, а в 1931-м, поскольку именно тогда начались инциденты между Японией и Китаем.

Видимо, маститому историку остался один шаг до еще более глобального открытия о том, что, поскольку в истории рода людского не было года, когда на границах между странами не случалось бы какого-либо беспорядка, то всю историю надобно считать одной мировой войной, не прекращающейся ни на минуту и длящейся испокон веку и до наших дней.

Не успев ревизовать историю Второй мировой, сталинист Юрий Жуков взялся за события более близкие и обвинил лидеров современной Европы в том, что после распада СССР они «Чехословакию разделили на две части так же, как это сделал Гитлер». Остается надеяться, что ни в Чехии, ни в Словакии не смотрят «Воскресный вечер», иначе жители этих стран сломали бы себе головы, пытаясь понять, кто из европейских лидеров организовал «Бархатный развод» 1993 года, вошедший в историю как самый мирный и добровольный раздел суверенного государства.

Еще один боец, призванный Соловьевым на защиту чести страны, — актриса и коммунистический депутат Госдумы Елена Драпеко, которая нанесла по мировой закулисе несколько чувствительных ударов. «Видимо, что-то есть в нас такое привлекательное, что мы всегда, вот уже 1000 лет на стороне добра», — заявила актриса. И добавила: «Поэтому к нам все всё время рвутся, вот и сейчас киргизы просятся Христа ради». В этот момент даже Соловьев не выдержал и ненадолго прервал передачу, поскольку даже его потряс образ просящихся Христа ради киргизов. Но в целом выступление коммунистической актрисы-депутата Драпеко следует признать образцом риторики в условиях информационной войны, особенно, учитывая то, как вот именно сейчас «к нам рвутся украинцы, молдаване, прибалты и грузины, а также жители любой другой европейской страны».

Все участники передачи напоминали карьерные самосвалы, тяжело груженные гордостью за славное прошлое и готовые в любой момент взорваться благородной яростью к тем, кто посмеет не то, что усомниться или умалить, а даже просто порассуждать о прошлом.

Самый большой груз гордости нес депутат Вячеслав Никонов. Его лидерства не оспаривал никто, даже Соловьев, даже еще один тяжеловес — режиссер Шахназаров. Когда Никонов брал слово, все умолкали, и он бросал слова медленно, весомо, с интервалами, негромким голосом. Не хватало грузинского акцента для полного сходства с объектом подражания.

Комментируя решение о декоммунизации Украины, Никонов тут же назвал это фашизацией братской страны и заявил, что «Европа не переболела фашизмом». Главное конкурентное преимущество Никонова, ставящее его выше других депутатов и экспертов в студии Соловьева и за ее пределами, было всем известно: дед. Тот самый Вячеслав Молотов, самый кровавый из сталинских палачей, абсолютный лидер по числу лично подписанных им расстрельных списков: у Молотова – 372, у Сталина – 357, у Кагановича – 188, у Ворошилова – 185, у Жданова – 176.

По тому, как депутат Никонов пользуется своим дедом, можно судить о состоянии общества. Этот барометр лучше любых социологических опросов. Еще лет 7-10 назад, не говоря уже о 90-х, Никонов не вспоминал о своем деде. Сегодня упоминает о нем практически через фразу, сделав из одного из самых отвратительных сталинских убийц фамильную икону.

«Мой дед всю войну прошел», — раздувшись от пафоса, декламирует депутат Никонов, не уточняя, что слово «прошел» к Молотову можно было применить весьма условно, а войну депутатский дедушка видел в основном на штабных картах, поскольку в тот единственный раз, когда он был послан на фронт в октябре 1941 года под Вязьмой, от него было так мало толку, что Сталин решил больше таких экспериментов не повторять.

Атмосфера экстаза в студии была настолько тяжелой и густой, что, видимо, подавляла волю к сопротивлению и заставляла петь в общем хоре даже тех, кто обычно в этом занятии не был замечен. Леонид Гозман, приглашенный в студию Соловьева в качестве дежурного либерала для битья и надругательства, фактически отказался от дискуссии и даже как-то пытался оправдаться перед депутатом Никоновым, объясняя ему, что ничего плохого про его деда не говорил. И он действительно не говорил, хотя мог бы, и это было бы весьма уместно для иллюстрации того, что собой представлял сталинский режим и почему мир его воспринимает как равное зло нацизму.

ТОСКА ПО КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Превратив день Победы в главный культ новой глубоко языческой религии, полностью противоположной христианству по своему содержанию, бойцы информационных войск занялись поиском жертв для нового божества. Очень суетился главный редактор «Литературной газеты» Леонид Поляков. Он выступил с сенсационным заявлением, сообщив, что «Останкинская башня воюет со Спасской башней», пояснив, что «корпус кадров ТВ остался с 90-х годов, когда была задача втоптать в грязь историю СССР».

Учитывая, что действительно все эти эрнсты-добродеевы-кулистиковы, а также соловьевы-киселевы-мамонтовы работали на ТВ в 90-е, реплику Полякова можно считать попыткой открыть «огонь по штабам». Правда, когда он перешел к конкретизации, оказалось, что все свелось к тому, что Останкинская башня не пропускает в эфир военные стихи, которые, по убеждению редактора «Литературки», крайне необходимы башне Спасской.

Дмитрий Киселев в своих «Вестях недели» был намного более радикален и практически объявил «культурную революцию». Во-первых, он решил вогнать осиновый кол в могилу «Тангейзера», третью передачу подряд посвящая обличению святотатцев от музыки.

Но если «Тангейзер» мертв, по крайне мере, в новосибирском варианте, то другой враг еще шевелится. Речь идет об академике Юрии Сергеевиче Пивоварове, директоре сгоревшего ИНИОНа. Вот уже третью передачу подряд Киселев возмущается, почему академика до сих пор не посадили. «Жги свою библиотеку – и ничего тебе не будет!», — выпучив глаза, в праведном гневе восклицал Киселев. Остается надеяться, что Киселев либо даст показания следствию об имеющейся у него информации о том, что академик Пивоваров сам лично поджог свою библиотеку, либо ответит в суде за клевету.

Особую радость Киселеву доставило то, что два или три десятка книг из ИНИОНа обнаружились на развалах книготорговцев. «Греют руки на пожаре!» — заливался Киселев. Про то, что воровали рабочие, нанятые для разбора пожарища, а руководство библиотеки на момент ликвидации этой беды вынуждено было уступить контроль над территорией библиотеки МЧС и МВД, Киселев не сообщил. Вид раздавленного горем академика Пивоварова, который пытался по обыкновению вдумчиво отвечать на дежурные подковырки сотрудника «Вестей», вызывал физическую боль у всех, кто знаком с творчеством и личностью Юрия Сергеевича.

Причина особой лютости Киселева по отношению к академику Пивоварову в том, что Юрий Сергеевич, человек, несомненно, либеральных взглядов, — один из ведущих российских историков, чьи лекции и публикации являются эталоном российской исторической мысли и совершенно несовместимы с теми «историками», которые наводняют эфиры федеральных телеканалов.

На роль Лидии Тимашук, если надо кого разоблачить или призвать выжечь каленым железом, Киселев уже не первый раз приглашает Ольгу Зиновьеву, вдову философа Зиновьева, которая всегда пребывает в полной боевой готовности в любой момент заклеймить кого угодно, не вдаваясь в подробности. А уж призвать к расправе с либералом — это завсегда за милую душу.

Вот и в этот раз Ольга Мироновна не подкачала, тут же заявила, что академику «как с гуся вода» и припечатала: «Это коррупция с большой хамской буквы!»

В обстановке информационных войн и охоты на ведьм общество довольно быстро приобретает очертания барака, в котором не выживают всякие интеллигентные академики и режиссеры-новаторы, зато кликуши и провокаторы получают благоприятную среду для размножения.

Украина. Одесса. 10 апреля. Президент Украины Петр Порошенко (в центре) во время посещения флагмана ВМС Украины фрегата "Гетман Сагайдачный". Михаил Палинчак/пресс-служба президента Украины/ТАСС












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.