Цензура
17 июля 2018 г.
Псковские работники театра написали коллективный донос
15 АПРЕЛЯ 2015, АЛЕНА СОЛНЦЕВА

Работники Псковского академического театра написали министру культуры РФ Владимиру Мединскому коллективный донос. Они обращают внимание министра, только что разобравшегося с «неправильной» оперой в Новосибирске, на готовящуюся к выпуску постановку документальной пьесы про современных псковичей, в которой зрители услышат нецензурную брань, увидят обнаженных пьющих женщин в бане и злого «царя-карлика». Авторы письма рассказывают, что «идея пьесы понятна и замечательна — документальная пьеса о современных псковичах, материал для которой в многочисленных интервью собирают вместе со столичным режиссером сами актеры». «Но в итоге сама пьеса вдруг превращается в очень типичное сегодня, предсказуемое произведение "современного искусства", ожидаемое, понятное в наших сегодняшних культурных реалиях». Сегодня министр должен встретиться с авторами доноса.

Подоплеку происходящих событий "Ежедневному журналу" разъясняет культурный обозреватель Алена СОЛНЦЕВА:

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Власть дала определённый сигнал. Люди у нас зачастую очень простые и настроены как дети в детском саду, которым воспитательница говорит: дети, так поступать нехорошо, кто будет так делать — тех мы будем наказывать, а тем, кто будет сообщать об этом, мы будем давать конфетку. Тут происходит ровно такая же история.

Проблемы, связанные со столкновением нового и современного со старым, вне зависимости от качества, должны решаться внутри общества. Можно ссориться, протестовать, устраивать забастовки. Но в данном случае речь идёт не столько об эстетическом конфликте части трупы с режиссёром, хотя такие расхождения там тоже имеют место, сколько о наличии простого механизма. Достаточно пожаловаться — и тут же получаешь решение.

Роль управляющего органа, Министерства культуры, в этой ситуации должна, в идеале, сводиться к разъяснению того, что такие конфликты — внутреннее дело театра. Решайте сами, внутри коллектива, или со зрителем, какие у него предпочтения. Но у нас сегодня другое направление, все эстетические разногласия решаются «наверху», в Москве. Феодальная система зарождается сегодня во всех сферах, в том числе и в этой.

За 20 лет, прошедших с конца советской власти, произошла очень странная вещь. В 80-е годы образованная часть российского общества была настроена достаточно революционно, во всех смыслах. Считалось правильным и модным поддерживать авторское начало, эксперимент, искать новизну. Но случившаяся потом резкая модернизация и слом сознания привели к тому, что для многих людей традиционная культура стала спасительным убежищем. Люди стали искать в искусстве не способ справиться с вызовами времени, а укрытие от своих невзгод, от того, что они не могут приспособиться к быстро меняющейся жизни, не справляются с дискомфортом, который эта жизнь у них вызывает. Потому что при всех проблемах, отсутствии поощрения для малого бизнеса и несовершенстве законов инициативность ценилась в то время больше, чем инертная исполнительность, при этом правила менялись очень быстро.

Существует целый комплекс резких изменений, которые приводят к тому, что люди начинают ощущать беспокойство, из-за чего сама культура воспринимается иначе. Кажется, что музей, театр — сфера, в которой не надо ничего менять, пусть там всё останется, как есть. Это святое, это отличает нас от страшной новой действительности, от расплодившихся воров и жуликов. Мы хотим спокойного наслаждения, прийти на концерт, а там Чайковский нота в ноту, в музей — а там картины, которые мы знаем, Васнецов и Репин. Всё понятное и знакомое. Не нужно менять правила хотя бы здесь — это настроение распространилось за последние годы.

Подобные настроения были всегда, потому что для восприятия нового искусства нужны другие мозги. Надо долго работать с молодым человеком, приучать его к восприятию, объяснять ему законы, по которым существует нынешний мир, — это всё очень взаимосвязано. Людей, которые это понимают, немного даже среди профессионалов, потому что у нас была устаревшая школа, плохие педагоги, мало связи с мировыми процессами. В результате тренд «успокойте меня консервативно» существует сегодня даже в большей степени, чем 20 лет назад.

На фото: Псковский театр драмы имени А.С.Пушкина. ТАСС/ Евгений Орлов














  • Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.

  • МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.

  • Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.