Украина
16 августа 2018 г.
Виват, Украина!

ТАСС

Поразительно, как угрюмо встретила Россия известие о декоммунизации в Украине. Речь не об официальных лицах из правительства и Госдумы — этим по должности положено исходить ядовитой слюной при любых известиях о прощании с советским прошлым. Но и в либеральных кругах отношение к закону о декоммунизации равнодушно-настороженное, кислое, а то и осуждающее.

Никто добрым словом не обмолвился о том, что Украина рвет со своим окаянным советским прошлым. И с нашим, кстати, тоже. Нашим советским прошлым и нашим просоветским настоящим. Это зависть к успеху соседней страны? Недоверие? Подсознательная боязнь перемен?

Много звучит ехидства по поводу сноса памятников и переименования городов и улиц: что, им больше нечем заняться? Да, перед Украиной стоит много проблем, начиная от доставшейся по наследству коррупции до навязанной Россией войны. Но значит ли это, что при всех трудностях надо перестать думать о своем внешнем облике и продолжать жить в советской помойке? Даже на войне и в тюрьме люди моются, когда предоставляется такая возможность. А у Украины сейчас, слава богу, есть возможность отмыться от налипшей на нее за десятилетия советской грязи. Хорошо ли завидовать ей только потому, что мы сами отмыться не в состоянии? Да и желания особого в народе не наблюдается.

Многие относятся к украинской декоммунизации скептически — еще поглядим, что у них получится. Да, может не получиться. И не везде это получалось с первого раза. Но они, по крайней мере, пытаются выплыть на чистую воду. Уж совершенно точно ничего не получится у тех, кто не предпринимает никаких попыток. Советское болото обязательно затянет их обратно.

Последовательные правозащитники опасаются, что запрет коммунистической и нацистской пропаганды может ограничить свободу слова. Справедливые опасения. Более того, можно твердо сказать, что это и есть ограничение свободы слова. В стабильном демократическом государстве это недопустимо.

Проблема, однако, в том, что Украина не есть стабильное демократическое государство. Чтобы стать таковым, ей надо пройти трудный путь, сопряженный с опасностью реставрации тоталитаризма. Она находится сейчас и будет находиться еще некоторое время в чрезвычайной ситуации, которая сродни военному положению. Ей надо минимизировать риски реставрации, чтобы не получилось так же, как в России. В такой ситуации запрет коммунистической деятельности, люстрация и некоторые другие ущербные с точки зрения права элементы декоммунизации вполне уместны. Надо только строго ограничить запретительные нормы, ввести их на определенный срок и помнить, что это меры чрезвычайные, а не постоянные (как с похожими законами, например, в Германии, Франции, Австрии и некоторых других странах). Между угрозой реставрации и злоупотреблением правом надо пройти, как между Сциллой и Харибдой. Это очень непростой путь, требующий мудрого, а еще лучше опытного штурмана.

Маньяка, убившего нескольких человек, помещают в тюрьму пожизненно и лишают при этом многих фундаментальных прав человека – права на свободу передвижения и выбора места жительства, права избираться в органы власти, права на свободу уличных шествий и демонстраций и других прав. Общество не скорбит по этому поводу и памятники «безвинно пострадавшим» маньякам не ставит.

Партию, организовавшую убийство нескольких десятков миллионов человек, не грех лишить тех же самых прав хотя бы лет на двадцать.

Идеальным было бы проведение суда над коммунизмом и в случае установления преступности (в чем вряд ли кто усомнится) коммунистической идеологии вынесение вердикта о практических мерах по декоммунизации.

Украина пошла более легким, директивным путем, и это, конечно, опасно. Однако политическим идеалистам и рафинированным правозащитникам следует помнить, что из плохой ситуации трудно найти хороший выход, а из очень плохой — такого выхода просто нет. Украина сейчас в очень плохой ситуации. Она нашла выход замечательный по замыслу, но опасный по исполнению. Будем надеяться, что ее не занесет на крутом вираже и она выйдет на дорогу свободы и демократии без ущерба для прав человека.


Фото: EPA/ТАСС/ROMAN PILIPEY














  • Зоя Светова: Есть ощущение, что российская власть ждёт каких-то предложений по его обмену, происходит закулисный торг, подробности которого мы не знаем.

  • Газета.ru: Наталья Каплан, сестра задержанного в России украинского режиссера Олега Сенцова, написала в своем фейсбуке, что ее брат находится в «катастрофически плохом» состоянии.

  • Мария Олендская: Это конкретное преступление... вполне конкретного человека, который мог бы решить эту проблему, но в стране, где объявлен мораторий на смертную казнь, он эту смертную казнь вернул...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Путин потом скажет: «Он же сам умер…»
9 АВГУСТА 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Скоро будет три месяца, как в колонии на севере России держит голодовку украинский кинорежиссер Олег Сенцов. Он выдвигает единственное требование – освобождение всех украинских политических заключенных. В списке шестьдесят четыре имени. Самого себя он в список не включил. Надежду на разрешение этого гуманитарного кризиса многие связывали с чемпионатом мира по футболу. Дескать, лидеру России захочется в преддверии «всемирного праздника большого футбола» сделать жест доброй воли, продемонстрировать миру, что у российской власти человеческое лицо. Мол, мы тут не только пассажирские самолеты сбиваем и нарезаем себе чужие территории, но и способны время от времени проявлять сострадание и милосердие...
Прямая речь
9 АВГУСТА 2018
Зоя Светова: Есть ощущение, что российская власть ждёт каких-то предложений по его обмену, происходит закулисный торг, подробности которого мы не знаем.
В СМИ
9 АВГУСТА 2018
Газета.ru: Наталья Каплан, сестра задержанного в России украинского режиссера Олега Сенцова, написала в своем фейсбуке, что ее брат находится в «катастрофически плохом» состоянии.
В блогах
9 АВГУСТА 2018
Мария Олендская: Это конкретное преступление... вполне конкретного человека, который мог бы решить эту проблему, но в стране, где объявлен мораторий на смертную казнь, он эту смертную казнь вернул...
Требуем обмена российских и украинских заключенных
8 АВГУСТА 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня рано утром, в 87-й день бессрочной голодовки Олега Сенцова, на Крымском мосту в Москве появился большой баннер с портретом режиссёра и хэштэгами: «#SaveOlegSentsov» и «#СвободуПолитическимЗаключенным». Напомним, что Сенцов, отбывающий 20 лет колонии строгого режима в ЯНАО за якобы готовящийся подрыв памятника Ленину в Симферополе, объявил бессрочную голодовку 14-го мая, в преддверии ЧМ по футболу. Он добивается освобождения из российских тюрем всех украинских политзаключённых - всего в переданном им списке значится 64 фамилии. Вместе с Сенцовым голодают ещё несколько украинских и российских политзеков.
Генерал Москалькова и права человека
29 ИЮНЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Российский омбудсмен, генерал-майор полиции в отставке Татьяна Москалькова, навестила украинского узника совести Олега Сенцова 28.06.18. На тот момент шел 46-й день его голодовки. «Сенцов в хорошей физической форме, он ходит, интересуется происходящим в мире, смотрит по телевизору футбол, пишет сценарий для фильма», — сообщает генерал-омбудсмен. Вместе с ней Олега Сенцова посетил местный ямало-ненецкий омбудсмен, Аналолий Сак, в недавнем прошлом сотрудник прокуратуры. Слова ямало-ненецкого омбудсмена — как дорогая оправа к гуманизму Москальковой. «Татьяна Николаевна — замечательная женщина!»...
Прямая речь
29 ИЮНЯ 2018
Александр Подрабинек: Это жест, которым российская власть демонстрирует пренебрежение договорённостями о взаимном посещении заключённых.
В СМИ
29 ИЮНЯ 2018
INFOX.ru: Денисова напомнила, что ранее президент России Владимир Путин гарантировал ей беспрепятственное посещение украинских политзаключенных.
В блогах
29 ИЮНЯ 2018
Аркадий Бабченко: Человек без серьезных последствий может обходится без еды в среднем сорок - сорок пять дней. Потом он может прожить без еды еще 15-20 дней, но вред организму будет нанесен колоссальный.
Уполномоченная суета вокруг умирающего Сенцова
19 ИЮНЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник в Москве задержали несколько артистов Театра.doc. В центре города они распространяли листовки на английском и испанском языках, рассказывающих о судьбе украинского режиссера Олега Сенцова, который в колонии под Салехардом держит голодовку с 14 мая. Требование у него к России простое — освободить всех украинских политических заключенных. Дело самого Сенцова сфальсифицировано от первого слова до последнего. Что, впрочем, нисколько не помешало суду приговорить его к двадцати годам колонии строгого режима. За прошедший месяц история захвата Олега Сенцова и дальнейшая судебная расправа над ним получили всемирную огласку.