Хозяева страны
17 января 2018 г.
Временные затруднения

ТАСС

Нынешней весной «Левада-центр» провел очередной опрос, согласно которому половина россиян уверена, что страна в настоящее время переживает временные затруднения. Формулировка, воскрешающая в памяти 70-е – первую половину 80-х годов, когда она являлась официальным объяснением явлений, тормозящих поступательное развитие страны в направлении коммунистического светлого будущего.

Еще в январе 2014 года вариант «временные затруднения» для характеристики современной российской ситуации выбирали в два раза меньшее число респондентов – 24%, но через три месяца, в апреле – уже 40%. Зато тогда же резко уменьшилось количество тех, кто считал, что речь идет о приближении кризиса (с 23 до 16%) и нарастании хаоса (с 15 до 5%). Присоединение Крыма и мягкость (до гибели «Боинга») западных санкций привели к эйфорическим настроениям. Интересно, что вариант «стабильное развитие» в январе 2014 года выбрали 10%, а через три месяца – уже 17%, хотя никакой стабильности тогда и близко не было. Люди настолько сильно хотели надеяться на лучшее, что немалая их часть готова была «авансировать» государство в ожидании новых побед.

Что же теперь? Количество сторонников версии о «стабильном развитии» уменьшилось до минимального уровня – 4%. Только самые уверенные оптимисты (или лоялисты) готовы согласиться с тем, что ситуация в стране стабильна. А вариант «стагнация, застой» (по сути дела, та же стабильность, только с негативной коннотацией) выбрали 8% (в январе 2014 года – 16, в апреле – 15). Но и протестные настроения достаточно невелики – о приближении кризиса теперь говорят 18%, о нарастании хаоса – 8%. Немного больше, чем год назад, но не принципиально – хотя эйфория закончилась, но переходить к отрицанию психологически крайне сложно. Значительно легче надеяться на то, что трудности носят временный характер. Поэтому любые признаки улучшения (а то и неухудшения) положения воспринимаются обществом как сигналы того, что свет в конце тоннеля снова забрезжил.

Характерно, что, начиная с марта, стало расти количество россиян, считающих, что события в стране развиваются в правильном направлении (с 54% в феврале до 60% в апреле). До этого число таких оптимистов снижалось с августа прошлого года – тогда количество оптимистов достигло максимального уровня (64%). Потом последовали жесткие санкции – и рост экономической турбулентности. Однако сейчас рубль укрепился (хотя до прошлогоднего уровня ему далеко) – и возникли надежды на то, что за этим последуют и другие позитивные процессы. Если не сразу, то вскоре – и поэтому надо лишь немного потерпеть. Тем более что альтернативы действующей власти россияне не видят – не надеяться же на Зюганова и Жириновского. А если политика нет в телевизоре, то он, в лучшем случае, находится на глубокой периферии общественного мнения. В результате работает тот же фактор, что и в кризис 2008-2009 года – сплочение вокруг власти – причем еще сильнее с учетом «крымского» фактора.

Кстати, радикально-оппозиционный ответ – о том, что в России происходит «усиление репрессий, становление диктатуры» – выбрали всего 2% (в январе 2014-го – 3%, в апреле 2014-го – 1%). На первый взгляд, этому противоречит многотысячная траурная демонстрация после убийства Бориса Немцова, после которого проводился весенний опрос «Левады». Но ничего неожиданного в таких результатах нет. Количество людей, в экстремальной ситуации согласных выйти на санкционированные акции, осталось сопоставимым, несмотря на отход большинства националистов и многих левых, которые ранее осуждали власть за отказ восстанавливать империю. Однако число их симпатизантов, не готовых идти на демонстрации, но полностью или частично солидарных с их участниками, существенно уменьшилось – и дело не только в усилении давления со стороны власти, но и в изменившихся общественных настроениях. Оппозиция не исчезла, но «сжалась», действуя в куда менее комфортной обстановке, чем в «докрымский» период.

В то же время общество предъявляет к власти все более противоречивые требования. Например, в марте 2015 года 72% россиян посоветовали ей продолжать свою политику, невзирая на санкции (на уступки согласны лишь 21%). 64% поддержали запрет на поставки продуктов питания из стран ЕС. Казалось бы, все ясно – патриотическая консолидация приводит к мобилизации. Но одновременно 48% целиком или скорее положительно относятся к идее отменить продовольственные антисанкции (отрицательное отношение высказали лишь 31%). Таким образом, россияне одновременно и демонстрируют непреклонность, и хотят, чтобы на прилавки вернулись импортные продукты. И это неудивительно – лишь у 38% россиян не возникло практически никаких проблем в связи с «антисанкциями» (у 40% – не слишком серьезные проблемы, у 18% – довольно серьезные).

При этом представление, в каком направлении движется страна, у населения практически отсутствует – «светлое будущее» совсем не просматривается за временными трудностями. Отличие от советской модели заключается в том, что она в период «нефтяного благополучия» обеспечивала если не веру в коммунизм (к 70-м годам официальные идеалы оказались профанированы и дискредитированы), то возможность реального улучшения жизненного уровня населения за счет активного строительства жилья и объектов соцкультбыта. Сейчас же ничего подобного нет – остается лишь самоутверждение на международной арене, которое может лишь временно заменить нерешенные социальные проблемы.

Так что теперь лишь 18% респондентов сказали, что имеют довольно ясное представление о том, куда движется страна. Самый популярный ответ – 41% – довольно смутное представление. Наконец, 28% признались, что у них по этому поводу нет никакого представления, а 5% полагают, что дела вообще пущены на самотек. Рациональное представление о будущем заменяют эмоции и ожидания, которые сейчас пока не надо подкреплять дополнительными доказательствами. Когда Владимир Путин говорит, что ситуация выправится за пару лет, а то и раньше, общество относится к этому позитивно – тем более что есть опыт быстрого «отскока» после стремительных падений 1998-го и 2008-го. Проблема в том, что нынешний кризис обещает быть не столь шоковым, но куда более затяжным – и в этом случае претензии к власти будут расти. Уже парламентские выборы 2016 года могут стать серьезным испытанием для власти – Дума не воспринимается как орган, имеющий решающее значение для судеб страны, поэтому во время этих выборов можно выразить свой протест, не опасаясь великих потрясений.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий













  • Андрей Солдатов: Интервью Бортникова свидетельствует о конце проекта «новое дворянство» как гибрида между КГБ и спецслужбами то ли царской России, то ли непонятно чего.

  • The New Times: 20 декабря 1917 года была создана машина подавления инакомыслия и беспощадного террора против населения страны.

  • Alexander Ratnikov: Бортников в РГ - это, конечно, хрестоматийное "они ничему не научились и ничего не забыли".

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Наследники «чрезвычайки»
21 ДЕКАБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Россия, не вздрогнув, отпраздновала 100-летний юбилей организации, авансом наделявшей своих членов чистыми руками, горячим сердцем, холодной головой, а также правом убивать «врагов», исходя из внутренней убежденности. Главный начальник страны отметил радостный день создания ВЧК вместе с бывшими сослуживцами, отметив на торжественном заседании их заслуги в обеспечении безопасности государства: «Как бы ни менялись эпохи, абсолютное большинство людей, выбирающих эту трудную профессию, всегда были настоящими государственниками и патриотами, которые достойно и честно выполняли свой долг...»
Прямая речь
21 ДЕКАБРЯ 2017
Андрей Солдатов: Интервью Бортникова свидетельствует о конце проекта «новое дворянство» как гибрида между КГБ и спецслужбами то ли царской России, то ли непонятно чего.
В СМИ
21 ДЕКАБРЯ 2017
The New Times: 20 декабря 1917 года была создана машина подавления инакомыслия и беспощадного террора против населения страны.
В блогах
21 ДЕКАБРЯ 2017
Alexander Ratnikov: Бортников в РГ - это, конечно, хрестоматийное "они ничему не научились и ничего не забыли".
Из дворян — в холопы
18 ДЕКАБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Знаете, что самое любопытное в реакции экспертного сообщества на приговор Алексею Улюкаеву? Среди комментариев практически отсутствуют такие, в которых говорилось бы, что министр наказан за то, за что был осужден — то есть за вымогательство взятки в особо крупных размерах. Система доказательств, представленная следствием, может всерьез напугать, но совершенно не может убедить. Ну, в самом деле, благодаря сериалам о полиции Нью-Йорка и их российским клонам сограждане слышали что-то о презумпции невиновности. Они знают (теоретически), что в тюрьму нельзя просто отправить по доносу. Они видели по телевизору, что обвинение надо доказывать. Не зря же киношные злодеи так стараются всякий раз убрать ключевого свидетеля.
Прямая речь
18 ДЕКАБРЯ 2017
Андрей Колесников: Особую роль в этой истории играет Сечин, чей масштаб лишний раз подтверждается приговором.
В СМИ
18 ДЕКАБРЯ 2017
"Независсимая газета": Во многих версиях просматривается одна общая черта – Улюкаева скорее всего посадили за нелояльность режиму.
В блогах
18 ДЕКАБРЯ 2017
Oleg Pshenichny: Улюкаев живая иллюстрация собственных слов о том, что он оторвался от жизни простых людей: пришел на суд без вещей.
Эй, «Баргузин», поворачивай взад
4 ДЕКАБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Время – честный человек, писал Бомарше. Финансовый кризис – тоже честный человек. Рано или поздно, вопреки понтам и амбициям, выясняется – денег, как ни пыжься, нет. Их хватает только на самое необходимое, а отнюдь не на самое желаемое. «Российская газета» вышла с сенсационным материалом. Высокопоставленный представитель оборонно-промышленного комплекса сообщил изданию: «Разработка боевых железнодорожных комплексов (БЖРК) нового поколения прекращена. Тема закрыта, во всяком случае, на ближайшую перспективу». Речь идет о том, что поставлен крест на очередной попытке подпустить американцам ежа в штаны.
Прямая речь
4 ДЕКАБРЯ 2017
Виктор Литовкин: Мы можем компенсировать отсутствие БЖРК другими стратегическими ракетными комплексами: шахтами, авиационными и морскими ракетами.