Медиафрения
14 декабря 2018 г.
Медиафрения. Изготовление мифов: быстро, дорого, смертельно

ЕЖ/Олендская Мария


Накануне 70-летия Победы, как уже неоднократно отмечалось, у российских медиа возник некоторый дефицит информационных поводов. Можно, конечно, в сотый раз возмутиться европейскими держимордами, которые фактически пытали на границе наших «ночных волков», проверяя у мужественных патриотических байкеров их косметички и заставляя открывать пудру и помаду. Можно еще раз рассказать о том, как крымчане рады возвращению в «родную гавань», а жители Рязани счастливы, что объявлены санкции и не могут нарадоваться успехам импортозамещения. Это, конечно, темы все важные, но все-таки проходные, на них не привлечешь внимание матерого телезрителя, чьи слух и взор за последний год привыкли откликаться лишь на очень громкие крики и на самые кровавые сцены.

Вот эту «межвоенную» паузу российские медиа старательно используют для запуска на поток старых, но чуть отреставрированных мифов.

Мифы историко-патриотические, ксенофобские

На минувшей неделе горячий цех по производству военно-исторических мифов ксенофобской направленности был запущен на Первом канале в программе Петра Толстого и Александра Гордона «Политика» от 29.04.2015. Обсуждали разное понимание истории в России (естественно, правильное) и в Украине (глубоко порочное и совершенно неправильное).

В качестве затравки для «дискуссии» был показан украинский ролик, в котором дед — герой Великой Отечественной звонит внуку — бойцу Вооруженных сил Украины и в конце разговора произносит современный украинский лозунг «Слава Украине!». Петр Толстой с возмущением задает вопрос о допустимости таких параллелей.

Возмущение немедленно передается Сергею Доренко, который заявляет, что «если ваше ядро — Галичина, то дед должен быть одет в эсэсовскую форму». Тут же эстафету возмущения подхватывает писатель Шаргунов, который сообщает, что украинцы приняли шизофренический закон, по которому советские символы запрещены, поэтому появление деда в советской форме — это проявление двойных стандартов и лицемерия.

За Украину быстро вступился Алексей Венедиктов, который обвинил в лицемерии писателя Шаргунова, поскольку украинский закон о запрете советской символики не распространяется на ветеранов войны, их награды и знаки отличия. Кроме того, Венедиктов обратил внимание собравшихся на то, что со временем символы меняют значение: под сегодняшним российским триколором, например, в годы войны воевал предатель Власов.

Тут на Венедиктова стали орать всей студией, но громче всех орала представительница МИДа Захарова, которая сообщила, что «мало ли кто шел под триколором», и, тем самым, завела дискуссию о символах в глухой тупик, сделала ее абсолютно бессмысленной.

Петру Толстому явно не понравилось начало передачи, поскольку, несмотря на то, что по децибелам выигрывали «патриоты», аргументация была явно сильнее у Венедиктова, к тому же он за последнее время тоже научился орать во всю ивановскую, так что и по децибелам проигрывал не всухую.

Поэтому Толстой, явно желая уйти с проигрышной темы, вдруг ни к селу, ни к городу заявил: «А почему мы должны все время оправдываться, что к нам не приехал очередной глава банановой республики?». Жаль, что Петр Толстой не пояснил, какую страну он считает «банановой республикой»: США, Германию, Францию или Великобританию.

Тогда слово взял доселе скромно молчавший Сергей Станкевич, который объявил, что любое государство создает свои государствообразующие мифы со своим пантеоном героев.

Тут опять встрял неугомонный Венедиктов, который напомнил собравшимся, что «у нас рядом захоронены князь Николай Николаевич и Дзержинский, который его расстрелял». Толстому стоило некоторого труда унять Венедиктова, но он справился, и Станкевич продолжил свою мысль.

Мысль Станкевича заключалась в том, что хоть он и признает невозможность запретить Украине создавать свои мифы, но эти мифы ему, Станкевичу, не нравятся. И вот почему. «Мой отец, — сказал Станкевич, — прошел всю войну и похоронен в Киеве». И сделал вывод: «Если эти (возможно, Станкевич имел в виду бойцов УПА) герои, то кто такие наши отцы?» И тут Станкевич произнес фразу, которая очень понравилась Петру Толстому. «После принятия этого закона (видимо, закон о запрете нацистской и советской символики) проблема становится экзистенциальной».

После выступления Станкевича Петр Толстой еще раза два очень уважительно произнес: «Проблема становится экзистенциальной» — причем слово «экзистенциальной» он весьма деликатно прокатывал во рту, словно пробуя его на вкус, и вкус этого слова Толстому явно нравился.

И тут опять встрял Венедиктов и испортил Толстому все удовольствие от вкусного слова. Неутомимый ААВ сообщил, что Победа принадлежит не только России, поскольку в ВОВ участвовали 7 миллионов украинцев, из которых полтора миллиона погибло, а среди советских генералов украинцев было вообще немеряно.

Чтобы уйти от явно проигрышного направления дискуссии, которую предложил Венедиктов, Толстой достал из кармана старый испытанный козырь и провозгласил, что никогда не смогут договориться Бандера и советский генерал Ватутин. Позицию Толстого попытался укрепить писатель Шаргунов, который заявил, что «если ставить на одну доску Бандеру и Ватутина, то победит Бандера». Мне одному показалось, что в этих словах писателя Шаргунова прозвучало явное низкопоклонство перед украинским националистом Бандерой и явное уничижение прославленного советского генерала?

Но тут у Венедиктова в студии объявился совершенно неожиданный союзник, после чего происходящее потеряло всякие признаки дискуссии и перешло в разряд коммунальной склоки. Неожиданным союзником Венедиктова оказался Максим Шевченко, который вдруг очень обиделся за Болгарию и заявил, что, поскольку эта страна с СССР не воевала, то ее никто и не освобождал. После этих слов на Шевченко стали орать еще громче и агрессивнее, чем раньше орали на Венедиктова. Сквозь общий ор громче других был слышен крик Михаила Делягина, который был краток и аксиоматичен: «Шевченко лжет!» — выкрикнул Делягин и не стал утруждать себя доказательством сказанного, справедливо рассудив, что стиль передачи таких излишеств не требует.

Александр Гордон решил закрепить успех команды «патриотов» и выпустил «на лед» тяжеловеса в лице старшего научного сотрудника Института истории РАН, заместителя председателя Императорского православного палестинского общества Николая Лисового. Он сразу объявил, что народ не обманешь, он, народ, знает: победила Россия.

Венедиктов на свою беду снова встрял со своими вопросиками: «Только Россия? А украинцы? А Туркмения?». На что императорский православный палестинский историк немедленно ответил зарвавшемуся редактору «Эха»: «Выпендриваться передо мной не стоит. Я таких видел!».

ААВ попытался возразить, что «таких» его оппонент не видел, а также сообщил Лисовому, что он лжет. Но Лисовой, видимо, закаленный в битвах внутри Императорского православного палестинского общества, отмахнулся от Венедиктова как от мухи и стал развивать свою мысль.

Начал он издалека: «85% за Крым, 15% против. Эти 15% — это и есть интеллигенция, которая никогда не бывает за правое дело, никогда не бывает с народом. Это пятое колесо в телеге и народ без нее прекрасно обойдется».

Когда прозвучали эти слова, я, признаться, решил, что рекорд вечера поставлен и Лисового никто не превзойдет. Как же я ошибался! Забыл, что когда в студии есть Сергей Доренко, на приз самой мерзкой лжи дня претендовать не может никто.

Доренко начал свою реплику с того, что «украинцы устроили себе голодомор». «Они же, — объяснил Доренко, — всегда были самыми старательными». Петру Толстому очень понравилось то, что сказал Доренко, и он решил поддержать: «Голодомор — это украинский миф!» — объявил Толстой.

Тут взорвался Максим Шевченко и с криком «Остановись!», обращенным к Доренко, рванулся в сторону оппонента. «Остановись, тварь!» был ответ Доренко. Прозвучало это очень громко и отчетливо, так что комментарии того же Венедиктова, который в передаче на «Эхе Москвы», когда обсуждали этот эфир, заявил, что ему «показалось, что Доренко сказал «Остановись, тварь!», — эти комментарии выглядели несколько лицемерно. Поразительно, что в студии Первого канала не нашлось человека, который бы выразил громко и публично протест против открытого хамства пожилого телекиллера.

Мифы цивилизационные, изоляционистские, нацистские

Помимо телевидения и прочиих медиа в России есть и другие мастерские по производству мифов. Это клубы «интеллектуалов» реакционно-консервативной направленности, прежде всего Изборский и Зиновьевский. Некоторые итоги заседания Зиновьевского клуба (учрежден РИА Новости) 30.04.2015 изложил Владимир Лепехин в статье «Чем конкретно русские люди отличаются от европейцев».

Политический посыл статьи изложен сразу: «Стремление некоторых отечественных политиков видеть Россию частью европейской цивилизации углубляет колониальную зависимость нашей страны от США и ЕС».

Для того чтобы доказать, что Россия не только «не-Европа», но что она намного лучше Европы и поэтому даже союз, не говоря уже об интеграции в Европу, для России путь вниз, Лепехин прибегает к аргументации, удивительной по степени и глубине своего невежества и абсурда.

Оказывается, «западно-христианская церковь исторически была первой глобальной ересью по отношению к изначальному христианству».

«Римско-католическая церковь не только пустила торговцев в храм — торговцы контролируют Ватикан и сегодня». Видимо, в этот момент, в представлении Лепехина, читатель должен поразиться контрасту между корыстным клиром католиков и изможденным собственным бескорыстием г-м Гундяевым и его не помещающимися в рясы коллегами по РПЦ.

«Основные отличия русских от европейцев, — сообщает Лепехин главный вывод Зиновьевского клуба, — в принципиально разных ценностях». Оказывается, Россия — «страна земледельческой, а значит, созидательной цивилизации». А Европа — это торговцы, проще сказать, паразиты. Тут, правда, не вполне ясно, где, в каком месте Лепехин и другие члены Зиновьевского клуба покупают продукты, одежду, обувь, гаджеты, автомобили и прочее. И много ли среди этого всего отечественного производства, в том числе и продуктов земледелия…

«Пропасть между русскими и европейцами, — утверждает Лепехин, — все глубже». И причины вовсе не в экономике и даже не в политике. «Сегодня и граждане России, и европейцы забыли суть Нагорной проповеди», — сокрушается Лепехин. Но и причины, и перспективы этого забвения у России и Европы, оказывается, разные. «Если европейцы сделали это добровольно и сознательно, то россияне — во многом вынужденно (!?)». К сожалению, ни Лепехин, ни другие члены Зиновьевского клуба не раскрывают имя того злодея, который стер из памяти россиян строки Нагорной проповеди.

Лепехин не отвлекается на мелочные объяснения и детали, он идет дальше и глубже, а главное, видит перспективу. «И если первые (европейцы) стремятся уйти от христианских установлений еще дальше — в сторону безудержного потребления, то вторые — по крайней мере, сегодня и на уровне официоза — стремятся удержать общество в рамках традиций высокой морали».

Нет особых сомнений в том, что Лепехин и большинство других членов Зиновьевского клуба знают данные статистики, в соответствии с которыми Россия в разы превышает все европейские страны по количеству убийств на 100 тысяч населения, является мировым лидером по потреблению героина, лидирует среди европейских стран по уровню «справедливости», выраженной в разрыве между богатыми и бедными. Конечно, знают. Возможно, знают, что значительная часть читателей РИА Новости тоже знает реальное положение дел с соответствием поведения россиян и европейцев христианским ценностям. И кто от них дальше отошел, тоже знают. То есть знают, что те, кому они врут, понимают, что это вранье. Это ж какой ад носят эти люди в душе!

Но цель Лепехина не ограничивается «доказательством» превосходства русских над европейцами. Тут все гораздо серьезнее. «Эти два образа жизни становятся все более несовместимы», — пишет Лепехин. И тут же делает вывод о неизбежности войны между Россией и Западом. «И первую и вторую мировые войны и нынешнюю гибридную войну начинал Запад», — утверждает Лепехин. И подытоживает: «Такова природа цивилизации, сформированной не в храмах и монастырях, а на торговых площадях и рынках».

Все теоретики фашизма и его разновидностей, нацизма, расизма и прочей мерзости, всегда начинали с обоснования идеи неустранимого превосходства одних людей над другими. Так пытались оправдать себя работорговцы в XVI-XVII веках, придумав «теорию», что негры происходят прямиком от библейского Хама, поэтому на них не должны распространяться нормы людской морали. Так оправдывали классовой теорией уничтожение дворян, крестьян, казаков и священников Ленин и Сталин. Про Пол Пота, Гитлера и Муссолини тоже все ясно, тут работает та же идея неустранимого превосходства.

Сегодня Зиновьевский клуб, равно как и пропагандисты федеральных каналов, создают систему исторических и цивилизационных мифов, суть которых — в превосходстве «Русского мира» и в его одиночестве на планете. Мифы эти неизбежно ведут к войне. В которой российская цивилизация будет неизбежно уничтожена. Интересно, насколько создатели этих мифов ясно представляют данную перспективу.


Фотография ЕЖ














  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Приручение рэперов, страдания по Брилеву и портрет барственного холуя
3 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Просмотрев выпуски новостей и ток-шоу в российском телевизоре за минувшую неделю, я уже почти написал обзор, но вдруг задумался. Что нового из очередной «Медиафрении» узнают люди? Что Соловьев в последнем «Воскресном вечере» обозвал президента Украины Петра Порошенко «иродом», а не «уродом», как обычно? Что один из его «экспертов» радостно сообщил, что «Порошенко перепутал томос с фаллосом», и сам весело смеялся удачной шутке? Как другой «эксперт» пугал аудиторию федерального канала тем, что в Украине «происходят гонения на истинных христиан»? Еще у меня был сюжет про то, как вся соловьевская шобла долго глумилась над специально приглашаемым для таких целей украинским «политологом» Дмитрием Ковтуном. В точности как в описанной Ильфом и Петровым сцене коллективной порки Васисуалия Лоханкина в «Вороньей слободке». То же торжество духа коммуналки и карикатурное бессилие жертвы…
Медиафрения. Высший холуяж эпохи постмодерна
19 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет, все-таки напрасно наговаривают на современных российских мастеров пера, мол, не тот у них класс, по сравнению с теми, что были в старые времена. В несправедливости этих оценок можно убедиться, прочитав очерк Андрея Колесникова в «Ъ» от 15.11.2018, в котором автор живописует визит Путина в Сингапур. Путинский заслуженный летописец долго и подробно описывает, как во время появления на саммите Путина обязали пройти сквозь рамку, а затем наступила кульминация – Путин ЗАЗВЕНЕЛ! Тут невозможен парафраз, нужна цитата от мэтра: «И ведь Владимир Путин зазвенел. Если до этого я все это видел, то теперь услышал. О том, что это было, можно только предполагать. И поверьте, есть люди, которые с той секунды только это и делают. И говорят теперь, что даже если бы он вытащил из карманов все, что по мнению службы безопасности, могло бы зазвенеть, например, тайный мобильный телефон, о существовании которого столько лет говорят все, кто про это ничего не знает, то звон все равно никуда бы не делся, сколько бы раз его сквозь эту рамку ни попросили еще пройти. Потому что это якобы звенит то, из-за чего все-таки именно так, а не иначе относятся к Владимиру Путину в мире. ПОТОМУ ЧТО ИЗ СТАЛИ». Конец цитаты.
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.