Медиафрения
25 ноября 2017 г.
Медиафрения. Гибридное — по-русски значит ублюдочное



Ублюдочный режим, сложившийся в России (слово «ублюдочный» вовсе не ругательство, а лишь перевод на русский язык слова «гибридный», поскольку гибридов, то есть особей, получившихся в результате скрещивания разных видов, на Руси называли ублюдками) — этот режим совершает все больше хаотических судорожных движений, часто комичных, порой жутковатых, но всегда неадекватных и почти никогда не ведущих к благу страны и даже к благу самого режима.

Глава РПЦ Гундяев от имени фактически государственной конфессии называет «Евровидение» злом, говорит, что оно навязывает России то, что противоречит нашей культуре. Чуть позже президент поздравляет певицу Гагарину со вторым местом на этом самом «Евровидении». Дмитрий Киселев начинает свою итоговую программу «Вести недели» с ликования: «Победная весть — Гагарина — вторая!», — такой баннер налеплен на заднике студии.

Впрочем, начинаются «Вести недели», как всегда, с удивительно смешного промо-ролика: на фоне глобуса из серого сумрака возникает пухленькая фигурка Киселева и под пафосную музыку начинает вещать что-то про свободу слова, комично разводя ручки. Оказывается, весь этот ролик, буквально все — жесты, мизансцена, мимика и движения, — скопировано с начальных кадров голливудского фильма «Робокоп». Разница лишь в том, что тамошний режиссер Пол Верховен делал эти кадры под внушительную и грозную фигуру чернокожего актера, а когда вместо него в мизансцену вписали Дмитрия Киселева, эффект получился обратный голливудскому. Почему-то вспомнилось, как в детстве смеялись над хилыми ребятами, которые пытались изображать качков, отставив полусогнутые руки подальше от туловища.


Шут гороховый

Итак, разводя голливудским жестом пухленькие ручки, Дмитрий Киселев объяснил россиянам, что и как надо понимать в мире и стране. А тут и понимать нечего: есть в мире и в стране добрая и светлая сторона, а есть темная и злая. На светлой стороне, во-первых, как уже отмечалось, второе место Гагариной на «Евровидении», во-вторых, российско-китайские военные учения, в-третьих, День славянской письменности, а в-четвертых (не подумайте, что в-последних, ни Боже мой!) — Путин провел какое-то совещание, и, кажется, не одно, и все судьбоносные.

На темной стороне, естественно, США, Порошенко, там где-то с краю ИГИЛ, но центральное место в мире зла на этот раз занял Михаил Касьянов. Дело в том, что Касьянов дал интервью солидному французскому журналуPolitiqueInternationale. Причем больше всего Киселева возмутили два обстоятельства: во-первых, что журнал солидный, не глянец какой-нибудь с картинками, а во-вторых, что интервью большое, целых 20 страниц. Киселев очень сокрушался по этому поводу. Нет, чтобы у него, у Киселева, такое интервью взять, так пожалуйста, берут у кого попало.

«Воинствующая серость» — такой баннер висел на заднике в студии, пока Киселев объяснял, кто такой Михаил Касьянов, а также возмущался, что вот у такого никчемного человека берут интервью неразборчивые французы. Итак, «воинствующая серость» — это раз. «Миша-2 процента» — это уж к бабке не ходить. «На руку не чист» — это для тех, кто про 2 процента не понял. «Политик никакой» — это Киселев подводит общий итог разбирательства персонального дела Михаила Касьянова.

Гнев Киселева вызвал не только сам факт, что интервью французы взяли не у него, а у Касьянова, но и содержание интервью. Во-первых, на вопрос, готов ли Касьянов возглавить страну, политик и лидер политической партии Касьянов, вместо того чтобы смутиться и залепетать, мол, что вы, как можно, заявил, что готов. Во-вторых, на вопрос, что он будет делать с Крымом, если придет к власти, Касьянов ответил, что Крым вернет Украине. «Раздает страну!» — заорал Киселев. Дальше — больше. «Лепит, что Путин хочет вернуть СССР», — пожаловался телезрителям на злобного оппозиционера Киселев. И подвел итог: «России нужна здоровая оппозиция. И даже оппозиция либеральная». При этих собственных словах Киселев победоносно посмотрел в камеру, мол, смотрите, какую фронду несу в эфире, ничего не боюсь. Но, продолжил Киселев, эту оппозицию нам (в смысле им с Путиным) не дают вырастить Госдеп и ЦРУ, поскольку все время пестуют всяких Касьяновых, Немцовых (эту фамилию Киселев, конечно, зря назвал) и прочих Яшиных и Навальных, которые, как сорняки, занимают грядку, на которой должна расти правильная либеральная оппозиция.

Все время, пока Киселев кривлялся и жестикулировал, рассказывая, какой Касьянов никудышный человек и негодящий политик, на заднике студии, рядом с надписью «Воинствующая серость», висела большая фотография Михаила Касьянова, чтобы зрители случайно не забыли, кто именно эта самая серость. И тут Киселев решил найти Касьянову еще один, подходящий эпитет. «Шут гороховый! Вот что ему подходит!» — воскликнул Киселев и протянул пухленькую ручку к фотографии Касьянова. В этот момент в кадре одновременно оказались крупное серьезное лицо бывшего российского премьера и маленькая фигурка Киселева с фирменно откляченным задом. И трудно было усомниться в том, кому из этих двоих подходит определение «шут гороховый».

Гневливые смехачи

Когда в студии Владимира Соловьева заходит речь о событиях в Украине, состояние ведущего и большинства экспертов меняется ежесекундно, практически без промежутка переходя от заливистого смеха к неистовому гневу. Смех большинства собравшихся в студии неизменно вызывает любое слово, сказанное любым человеком, который пытается хоть что-то сказать в защиту Украины и против политики России. В «Воскресном вечере» от 24.05.2015 таким дежурным клоуном был украинский политолог Вадим Карасев.

В ситуации, когда ты один, а против тебя шестеро, включая ведущего, который тебя перебивает на каждом слове, а все остальные смеются, даже когда ты еще не успел ничего сказать, — в такой ситуации можно вести себя по-разному. Можно просто не ходить. Можно попытаться спокойно и размеренно, сквозь смех и вопли, донести свою точку зрения, взяв слово один-два раза за передачу. Редко, но это удавалось на наших зомби-шоу, например, Леониду Гозману или Владимиру Рыжкову. Карасев выбрал другой стиль. Он сам пытался все время перебивать выступающих. При этом говорил длинно, путано и малоубедительно.

На прямой вопрос Соловьева, кто напал на Украину, Карасев, вместо того чтобы дать такой же прямой ответ, известный всему миру, кроме обитателей студии Соловьева, стал зачем-то увиливать от ответа. А когда Карасев все-таки заикнулся о пленных российских спецназовцах, которых Россия списала и не признает, то немедленно получил вместо смешков в свой адрес такой напор агрессии, что, будучи человеком немолодым и далеко не атлетичным, похоже, просто испугался. Дело в том, что при упоминании спецназовцев, Соловьев немедленно подскочил к украинскому политологу и закричал: «А если я начну вас сейчас пытать, и вы мне признаетесь, что вы агент ЦРУ?».

Карасев испуганно уведомил Соловьева, что он не приехал в Россию нелегально с оружием в руках, как это сделали двое российских спецназовцев. На что Соловьев резонно обвинил украинского политолога: «А что же вы приехали на территорию государства, с которым вы воюете?».

Тут, видимо, надо отличать, кто и с кем воюет. Война ведь ублюдочная, то бишь гибридная. Россия как страна все-таки с Украиной в состоянии войны не находится. Поэтому не территорию России украинцам, и даже украинским политологам, приезжать не возбраняется. А вот федеральные телеканалы уже полтора года находятся с Украиной в состоянии войны. Поэтому появление гражданина Украины в подразделении информационных войск противника может быть либо попыткой рейда по тылам противника, либо предательством. У политолога Карасева рейда по тылам явно не получилось. А его призывы к восстановлению гражданской дипломатии, призывы сами по себе несомненно правильные, в студии Соловьева звучали действительно смешно, поскольку по факту были обращены к таким людям, как сенатор Евгений Тарло, режиссер Карен Шахназаров и представитель МИДа Мария Захарова. Разговоры о гражданской дипломатии с этими персонажами столь же уместны, как, например, дискуссия о пользе вегетарианства с каннибалами.

Родственные души

Возврат к временам Сталина невозможен, как бы ни старались зюгановцы, прохановцы и все хирурги скопом и каждый в отдельности. Но создать атмосферу, напоминающую сталинизм, возродить некоторые отношения, характерные для той эпохи, при большом усердии возможно.

Для этого надо очень любить силу, презирать того, кто в данный момент слабее, и не стесняться стучать на ближнего своего. Люди такого типа узнают друг в друге родственную душу и тянутся друг к другу. Именно так нашли друг друга и подружились Владимир Соловьев и Дмитрий Рогозин. Не случайно Рогозин намного чаще других становится главным героем комплиментарной части «Воскресного вечера», той части, в которой у Соловьева испаряется весь его сарказм, в глазах застывает внимательно-почтительное выражение, а все вопросы в конечном счете сводятся к одному: Ваше величество, ну как Вам удается быть таким гениальным?

Рогозин пришел в эфир к Соловьеву после того, как в той сфере, которой он руководит вот уже три с половиной года, произошли следующие события: ракеты «Протон-М» постоянно падают или сгорают, на Международной космической станции непрерывные аварии, а чудо-танк «Армата» при попытке преодолеть преграду в виде брусчатки Красной площади заглох напротив Мавзолея и его пришлось оттаскивать от гробницы Ильича, как последний «Запорожец».

Ответам Рогозина позавидовал бы любой чиновник хоть сталинских, хоть брежневских времен.

— Почему падают ракеты? — спрашивает Соловьев.

— Мы гордимся тем, как у нас развивается атомная промышленность, — отвечает Рогозин. И добавляет: А как им, ракетам, не падать, когда у нас все КБ работают на кульманах!

Соловьев подсказывает: А еще воруют!

Рогозин подхватывает: Да, деньги ушли. Сколько лет эти космические начальники получали миллиарды рублей!

Соловьев (с затаенным восхищением): Сколько людей вы посадили?

Рогозин (с гордостью): Около сотни. Это те, кто не понимает политику партии и правительства.

Соловьев: А кто мешает?

Рогозин: Мешает душок, который дошел из 90-х.

То есть человек три с половиной года руководит отраслью, довел ее до полной разрухи, при которой ракеты регулярно падают, МКС ломается, танки глохнут, а мешают ему воровство (где был три с половиной года?!) и душок двадцатилетней давности.

Следующий вопрос про Арктику.

Соловьев: Вот вы летели на Шпицберген. Почему Норвегия занервничала? (Возмущение Норвегии вызвало то, что Рогозин, которого Евросоюз объявил персоной нон-грата, пробрался на территорию Евросоюза.)

Рогозин (с удовольствием): Страх у них перед Россией! Это наша территория! (Видимо, о Шпицбергене.)

Соловьев: Вот они санкции вводят, виз нас лишают…

Рогозин (раздувшись от гордости): Танкам визы не нужны!

В советской цивилизации было много всякого. Подлого. Страшного. Душного. Величественного. Яркого. Смешного. Но почему-то те, кто пытается эту цивилизацию возродить, берут из нее самую гадость. Видимо, то, что подходит к природе берущих. А когда пытаются соединить это с самым гадким из современности, получается уродливый гибрид. По-русски ублюдок.














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.