Санкции
22 января 2018 г.
Время «Мистралей» закончилось. Даже не начавшись

ТАСС

Моряки хорошо знают: есть корабли, несчастливые с момента закладки. С ними всегда случаются аварии и катастрофы. Даже случайное соприкосновение с таким кораблем грозит неприятностями. В справедливости такой теории только что убедился высокопоставленный российский чиновник, заместитель председателя военно-промышленной комиссии Олег Бочкарев. Черт его дернул рассуждать о судьбе злосчастных «Мистралей» в беседе с журналистами в ходе конференции «Информационные технологии на службе оборонно-промышленного комплекса», проходившей в Татарстане. Отвечая на вопрос о судьбе вертолетоносцев, зампред ВПК заявил, что отказ России от кораблей уже «свершившийся факт», и подчеркнул, что остался только один вопрос — «о сумме денег, которые должны быть возвращены РФ».

Россия после отказа от вертолетоносцев типа «Мистраль» планирует строить десантные корабли, но другого класса — цели скопировать французский образец нет, заявил все тот же Бочкарев. «У нас такие корабли запланированы, они у нас в проекте, но мы их строили по другому классу, у нас другая идеология высадки десанта. Цели скопировать "Мистраль" нет», — сказал он журналистам.

Новость об окончательном отказе России от «Мистралей» мгновенно разлетелась по СМИ. Реакция с вершин власти последовала незамедлительно. Как сообщил некий очень информированный источник, вице-премьер Дмитрий Рогозин объявил своему заму строгий выговор. Более того, он поручил разработать регламент общения с прессой, по которому давать комментарии его подчиненные смогут только с личного разрешения председателя комиссии. Оказалось, что Бочкарев, высокопоставленный чиновник в системе оборонно-промышленного комплекса, совершенно некомпетентен. К переговорам по «Мистралям» никакого отношения не имел, занимаясь исключительно техникой Сухопутных войск и ВДВ.

Думаю, откровения Бочкарева каким-то образом нарушили российскую стратегию на предстоящих переговорах с Францией. Известно, что Россия настаивает на компенсации за разрыв контракта в размере 1,163 миллиарда евро, французы же предлагают куда меньшую сумму — 784 миллиона. При этом Москва утверждает, что готова взять и сами «Мистрали» (проблема возникла, когда французы отказались передавать первый из вертолетоносцев после аннексии Крыма и действий России на юго-востоке Украины).  

Но следует признать: наказанный Бочкарев сказал сущую правду. Вертолетоносцы типа «Мистраль» действительно не нужны сейчас России. Их время кончилось, не начавшись. Решение о закупке «Мистралей» принималось в момент, когда встал вопрос о новой военно-морской стратегии для России. Дело в том, что корабельный состав наших ВМФ — это фактически остатки советского военного флота. Главной задачей которого было обеспечение функционирования атомных подводных лодок. Стало быть, флот был ориентирован на нанесение ядерного удара по США и на уничтожение авианосных группировок потенциального противника. Сохранять эти боевые задачи и одновременно заявлять о партнерстве с Западом было не слишком удобно.

К тому же выяснилось: существующие десантные возможности флота, ну, никак не соответствуют потребности в быстром реагировании. Морская пехота Черноморского флота должна была принять участие в войне с Грузией. Но она грузилась на десантные корабли все те пять дней, пока длился конфликт…

«Мистрали» воплощали другую философию войны на море: способность к глобальной проекции силы, проведению операции по освобождению заложников, экстренной эвакуации своих граждан с территории страны, охваченной беспорядками, борьбе с пиратами. Неслучайно Бочкарев говорил о различных концепциях десантирования. «Мистрали» обеспечивают быструю высадку ограниченных сил с вертолетов, чтобы десантники в кратчайший срок выполнили задачу и ушли. Советская же концепция десанта предполагает участие в широкомасштабной операции. Высадку с моря на бронетехнике, захват плацдарма, который надо удерживать до подхода «главных сил» — то есть все, что входит в сценарий большой войны…

Но теперь Россия вернулась к военной конфронтации с США и НАТО. А с ней вернулись и старые задачи ВМФ. Ну и зачем теперь всякие новомодные глупости с «проекцией силы»?



Фото: Франция. Сен-Назер. 27 ноября 2014 года. Универсальный десантный корабль ВМФ России "Севастополь" класса "Мистраль" в порту Сен-Назер. Мишель Плассар/ТАСС













  • Кирилл Мартынов: Российские власти понимают, что на сегодняшний день блокировка фейсбука пойдёт им скорее в минус.

  • "Коммерсант": Для разъяснения своей позиции Facebook понадобилось пять дней. Аккаунты главы Чечни Рамзана Кадырова в соцсетях оказались заблокированы в субботу...

  • Анна Ленникова: В ночь на субботу аккаунты Р. Кадырова в Инстаграм и Фейсбук были заблокированы без объяснения причин. Да, мы все ощутили возникшую в связи с этим пустоту)))

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Госдеп не пустят в чеченскую сеть
28 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Интернете запахло первой мировой войной социальных сетей. Все началось с опрометчивого решения Минфина США о включении академика Кадырова в санкционный список Магнитского. Этим шагом Америка выстрелила себе в ногу. А может, и куда-то чуть повыше ноги. Песков сразу же сказал, что Россия не оставит это без ответа. А когда его спросили, кто из граждан США станет объектом ответных санкций России, Песков задумчиво произнес: «Ну, у них таких мало». Полагаю, что Песков поскромничал, поскольку очевидно, что академик Кадыров — это наш отечественный эндемик и ничего похожего на территории США вырасти не могло по определению.
Прямая речь
28 ДЕКАБРЯ 2017
Кирилл Мартынов: Российские власти понимают, что на сегодняшний день блокировка фейсбука пойдёт им скорее в минус.
В СМИ
28 ДЕКАБРЯ 2017
"Коммерсант": Для разъяснения своей позиции Facebook понадобилось пять дней. Аккаунты главы Чечни Рамзана Кадырова в соцсетях оказались заблокированы в субботу...
В блогах
28 ДЕКАБРЯ 2017
Анна Ленникова: В ночь на субботу аккаунты Р. Кадырова в Инстаграм и Фейсбук были заблокированы без объяснения причин. Да, мы все ощутили возникшую в связи с этим пустоту)))
Новые санкции: смеются уже не все
22 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В то время как в России праздновали юбилей ВЧК, Минфин США включил в список Магнитского еще нескольких граждан России. Среди них трое — Юлия Майорова, Андрей Павлов и Алексей Шешеня — имеют прямое отношение к коррупционным схемам, которые разоблачил Магнитский, за что его и убили. Аюб Катаев, также включенный в санкционный список, начальник полиции города Аргун, обвиняется в пытках в секретных тюрьмах и преследовании геев. Имена этих людей неизвестны большинству россиян. А вот двое других, попавших под санкции, Артем Чайка и Рамзан Кадыров, обладают не только известностью, но и большим влиянием в России.
Прямая речь
22 ДЕКАБРЯ 2017
Леонид Гозман: Персональные санкции выглядят как воплощение справедливости, они очень логичны — бить по тем, кто непосредственно причастен к решениям. Но как именно они могут помочь, непонятно.
В СМИ
22 ДЕКАБРЯ 2017
Газеты.Ru: Накануне Минфин США внес в санкционный «список Магнитского» пятерых граждан России, включая главу Чечни Рамзана Кадырова.
В блогах
22 ДЕКАБРЯ 2017
Konstantin Maslov: Наконец на Западе набрались смелости и начали бить по детям кремлёвских бандитов. Вот когда ещё ударят санкциями по жёнам и любовницам, вот тогда это жульё начнёт плясать...
Радио «Свобода» на выход?
10 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
На первый взгляд может показаться, что в данном случае российские власти совершенно не в чем упрекнуть. Потому что детский дворовый принцип «они первые начали» незыблем и актуален в веках. Ну, в самом деле – американцы, которые выступают во всем мире как поборники демократии, вдруг ополчились на канал RT США и теперь грозят ему всеми казнями египетскими. Это ли не прямое попрание принципа свободы слова? И стоит ли удивляться (а тем более – возмущаться) тому, что Россия предпринимает зеркальные меры? Примерно такая картина сегодня вырисовывается в головах тех, кто не берет на себя труд чуть подробнее разобраться в сути проблемы…
Прямая речь
10 ОКТЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: Пока что ситуация подвешена и зависит от того, как решится судьба Russia Today. Но власть готова пойти на любые шаги и, в конечном счёте, просто вынудить эти СМИ пойти на выход.