Медиафрения
19 ноября 2017 г.
Медиафрения. Жрецы Третьей Мировой против «иностранных агентов»

ЕЖ/Олендская Мария


В субботу 30.05.2015 российские телезрители узнали о том, какие тяжелые времена переживает страна, в какое непростое время мы все живем. Краткий обзор недельного ужаса представило НТВ в программе Артема Колодкина «Чрезвычайное происшествие». Как и положено, в ужастиках все должно развиваться по нарастающей, начиная с ужаса простого, так сказать, низшего порядка, а в конце должен быть такой ужас-ужас, чтобы у зрителя волосы встали дыбом и мороз по коже.

Поэтому сначала показали обычного убийцу, который зарезал семью из пятерых человек, включая маленьких детей. Понимая, что этим нашего телезрителя не удивишь, ведущий быстро переключился на повара – наркомана, да еще больного гепатитом, который целый год работал по фальшивой медицинской книжке в детском саду, создавая смертельную угрозу десяткам детишек. Героями третьего сюжета были лихие грабители банкоматов, которые их увозили на машинах, взрывали, резали, а однажды убили полицейского, который их пытался задержать.

Но все эти маньяки, убийцы, наркоманы и грабители банкоматов были лишь прелюдией к главному ужасу недели. Подобно рядовым певцам, выступающим на разогреве у звезды, ради которой и приходит публика на концерт, все эти злодеи своей незначительностью должны были оттенить суперзлодея, сюжет о котором был показан в заключительной части программы.

«На территории России разоблачен тщательно замаскированный «иностранный агент», — голос ведущего немного дрожит от волнения и возмущения. Это про Дмитрия Зимина и его фонд «Династия».

НТВ приводит исчерпывающие доказательства преступлений Зимина и его фонда. Вот фото Зимина с послом США. Вот еще одно фото с послом, но уже другим, предыдущим. Вот кадры с последней церемонии вручения премии «Просветитель», на которую съемочную группу НТВ не пустили, а гости и участники, которым энтевешники пытались задавать вопросы, почему-то брезгливо отводили микрофон НТВ в сторону. Ну, точно шпионы!

А вот идет Алексей Навальный, про которого НТВ выяснило, что он, живя по-прежнему в Марьино, возможно, собирается переехать в центр Москвы. Точнее, это не он собирается, а его жена, по слухам, возможно, переписывается с каким-то риэлтером. «Как скоро вы переедете в квартиру в центре Москвы?», — пытается загородить Навальному дорогу существо с микрофоном НТВ. «Идите», — отвечает Навальный, проходя мимо существа, как мимо пустого места. «Куда?» — делает вид, что не понимает русского языка существо с микрофоном.

Поскольку ни в какой центр Навальные не переехали, а доказать, что оппозиционер жирует на деньги Зимина, НТВ просто необходимо, существо с микрофоном появляется в фонде Навального. «Средний взнос в фонд составляет одну тысячу рублей», — такой ответ сотрудника фонда явно не может устроить существо с микрофоном, и тогда в ход идет последний и убийственный аргумент вредительской деятельности Зимина и его фонда «Династия».

Доказано, что фонд «Династия» Дмитрия Зимина помогает фонду «Либеральная миссия» Евгения Ясина. И вот тут-то у глубоко законспирированного «иностранного агента» и врага России Дмитрия Зимина случился прокол. НТВ крупно, во весь экран показывает цитату из устава фонда «Либеральная миссия»: «Содействовать развитию либеральной идеологии и либеральной политики». Нет, вы только подумайте: ли-бе-раль-ной! Так прямо и написано. Открытым текстом. Ничего уже не боятся! И вот такое финансирует этот самый Зимин со своим фондом «Династия».

В заключение слово для комментария получили два хорошо известных телезрителю политолога: Вероника Крашенинникова и Алексей Мухин. Крашенинникова объяснила, что вот этот самый Дмитрий Зимин, он, оказывается, давно встал на кривую дорожку предательства. Ведь откуда у него у самого деньги-то? А там ведь целых 500 миллионов долларов! Эту цифру ведущий называет несколько раз со скрытым негодованием, основанным на непреложной для всех телезрителей истине, что честным трудом таких деньжищ не заработать. Слова «Билайн», «Вымпелком», «сотовая связь» в фильме о Зимине не прозвучали ни разу. Как ни разу не прозвучали и те программы помощи науке и образованию, которыми и славилась «Династия». Зато выяснилось, что, еще когда он работал заместителем главного конструктора очень секретной радиолокационной станции «Дон-2Н», этот вот Зимин так и норовил продать американцам секреты противоракетного щита Родины. И в доказательство во весь экран старое фото Зимина с каким-то подозрительным типом, явно нерусского облика.

Возмущенный телезритель уже тянется к телефону, чтобы позвонить, куда следует, чтобы этого шпиона Зимина немедленно арестовали и пресекли его преступную деятельность, но тут на экране появляется политолог Мухин и объясняет, что теперь, когда Зимин понял, что его деятельность раскрыта, он распустит свой фонд и уедет проводить остаток дней в кругу семьи.

«Ну, хоть так», — с облегчением вздыхает телезритель, оставленный, тем не менее, в недоумении, почему какого-то несчастного узбека, который всего-то зарезал семью из пятерых человек, показывают в наручниках и в сопровождении полиции, а матерый враг народа Зимин разгуливает на свободе, да еще вместо заслуженной кары собирается удрать за границу.

Да, и спасибо авторам фильма, что не сказали про специальную премию «За покровительство российской науке», учрежденную Министерством образования и науки РФ, которую Дмитрий Зимин получил в том самом 2015 году, когда его объявили «иностранным агентом». А то у бедных телезрителей совсем бы крыша поехала, решили бы, что в правительстве России тоже «окопались иностранные агенты».

КИПИТ ИХ РАЗУМ ВОЗМУЩЕННЫЙ

Эксперты «Горбачев-фонда» и комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина подготовили доклад «Ценности перестройки в контексте современной России». Основной вывод: сегодняшняя экономическая и политическая модель России неэффективна и нуждается в преобразовании. Одним словом, нужна «Перестройка-2». Чтобы дать отпор недобитым перестройщикам, Владимир Соловьев пригласил в студию «Воскресного вечера» своих самых матерых экспертов: писателя Проханова, кинорежиссера Карена Шахназарова, Виталия Третьякова и профессора ВШЭ Леонида Полякова. Для защиты Перестройки были созваны режиссер Иосиф Райхельгауз, политик Леонид Гозман и академик Руслан Гринберг.

Враги Перестройки ругали ее по-разному. Политолог Поляков объяснил, что, поскольку в результате «Перестройки-1» был закрыт проект «СССР», а мир стал однополярным, то в результате «Перестройки-2» будет закрыт проект «Россия», а мы все окончательно окажемся под властью США.

Режиссер Шахназаров сообщил, что «Перестройка-2» не нужна, поскольку «Перестройка-1» еще не закончилась, она идет, и то, что сегодня успешно делает Путин, это и есть та Перестройка, которую пытался, но не смог сделать Горбачев.

Следующий противник Перестройки, Виталий Третьяков, был с такой вольной трактовкой не согласен, и объявил, что, поскольку Горбачев привел страну к разрушению, а сам потерял власть, то такого человека нам слушать не надо, и из истории Перестройки нам взять нечего.

Тут, наконец, слово взял защитник «Перестройки-2» Леонид Гозман, который сообщил, что наша страна больна, экономика и политика деградируют, а в культуре – проблемы. При этих словах он как-то неопределенно повел рукой в сторону Проханова и Шахназарова, что, как показали последующие события, было его явной ошибкой. После чего Гозман сказал, что нужны масштабные преобразования, и тут опять допустил очередную ошибку. Он привел аналогию с аппендицитом. Мол, если у вас аппендицит, то его можно не вырезать, но тогда будет перитонит.

А поскольку Гозман стоял напротив писателя Проханова, то писатель Проханов решил, что, говоря об аппендиците, Гозман имеет в виду именно его, писателя Проханова, и именно его этот Гозман призывает вырезать. Тут еще до кучи этот неосторожный жест Гозмана в сторону Проханова, когда Гозман говорил о проблемах в культуре. Короче, писатель Проханов взорвался и сказал все, что думал. Он сказал, что лучше Третья Мировая война, чем «Перестройка-2». Что «Перестройка-1» была тотальным уничтожением страны, всего самого лучшего в ней. И писатель Проханов перечислил то, по его мнению, лучшее, что было уничтожено: партия, армия, спецслужбы, ВПК. Отдельно писатель Проханов остановился на законе о кооперативах, который, по его мнению, создал мелких хищников. После чего сообщил, что Перестройка – это и есть Четвертая Мировая война.

Некоторая неувязка в нумерации мировых войн в трактовке писателя Проханова (то у него Перестройка это 3-я, а то сразу Четвертая Мировая война) никого не смутила, но попытки возразить ему предприняли все три перестройщика. Академик Гринберг, видимо, из педагогических соображений, чтобы Проханов не призывал ни к Третьей, ни к Четвертой Мировой войне, назвал его замечательным русским писателем, но про Горбачева, тем не менее, сказал, что он, во-первых, дал народу свободу, во-вторых, устранил угрозу атомной войны, в-третьих, освободил страны Восточной и Центральной Европы, и в-четвертых, создал первое поколение предпринимателей, приняв тот самый закон о кооперативах, который так не нравится писателю Проханову.

После академика Гринберга Перестройку снова пытались защитить режиссер Райхельгауз и политик Гозман. И оба снова допустили ошибки. Райхельгауз сказал Проханову, что Горбачев и его Перестройка вошли в русскую историю навсегда, а книги Проханова люди забудут. Гозман же вообще дошел до того, что сравнил Путина с Николаем Вторым, поскольку Путин, как и последний Романов, не видит тупиковости модели своего правления и поэтому ведет страну к катастрофе.

Естественно, что писатель Проханов не стал терпеть такого поношения в адрес своего президента, а тем более в адрес своих книг, и поэтому для начала обозвал режиссера Райхельгауза – «пузырем», а политика Гозмана – «скунсом», после чего перешел к обобщениям. Он поделился своей давней бедой. Беда писателя Проханова в том, что в нашей стране, в России, существует некая зловредная страта зловонных скунсов – взгляд в сторону Гозмана. И вот писатель Проханов якобы растерян, он якобы не знает, что делать с этой стратой, поскольку ее уже пытались убить, задавить, а она все живет и отравляет жизнь писателю Проханову.

При этом было видно, что растерянность писателя Проханова наигранная, что на самом деле писатель Проханов прекрасно знает, что следует делать с этой ядовитой стратой гозманов и райхельгаузов, и надеется, что в ближайшее время необходимые меры будут приняты.

Столь открытая жажда окончательного решения либерального вопроса в России даже Соловьеву показалась несколько чрезмерной, даже Соловьеву, стороннику крайне жестких мер, показалось, что это уже слишком. Поэтому Соловьев заметил, что слово «либерал» не всегда является антонимом слову «патриот», а в отдельных случаях эти сущности могут совмещаться в одном человеке.

Но тут бескомпромиссную позицию писателя Проханова поддержал Виталий Третьяков, который авторитетно заявил, что те либералы и демократы, которых он, Третьяков, знает, вот они все — не патриоты. И глядя на суровые лица Виталия Третьякова, политолога Полякова, режиссера Шахназарова и особенно — на суровое лицо писателя Проханова, становилось ясно, что эти люди с первого взгляда могут отличить патриота от непатриота, на три метра под землей могут разглядеть либерала, а, главное, отлично знают, как поступать с теми, кто не прошел фейс-контроль на патриотизм.

ЗАЧЕМ СБИВАТЬ ЛЮДЯМ ФОКУС?

На минувшей неделе произошло еще одно событие, достойное включения в недельный медиа-обзор. Его примечательность в том, что оно не состоялось. 1 июня на «Эхе Москвы» ждали Михаила Касьянова. Экс-премьер собирался прийти, но за несколько часов до эфира отказался, о чем уведомил сотрудников радиостанции.

«Эхо Москвы» обладает самой большой аудиторией, на которую может рассчитывать политик Касьянов в сегодняшней России. Поскольку на всех федеральных телеканалах он персона нон-грата. Причина, по которой политик, лидер оппозиционной партии отказывается от возможности изложить публично свои взгляды, должна быть очень весомой. И именно такая причина заставила Михаила Касьянова отказаться от участия в передачи на «Эхе». Дело в том, что, как объяснил сам Касьянов, его приглашали на диалог с Алексеем Венедиктовым. А затем из анонса на сайте «Эха» выяснилось, что речь идет о весьма специфической передаче под названием «Сбитый фокус», в которой с гостем общаются двое: Алексей Венедиктов и его помощница, Леся Рябцева.

Касьянов объяснил, что с Венедиктовым общаться готов, а с его помощницей – нет. Причин политик не указал, но, полагаю, что всей аудитории «Эха Москвы» они представляются, если не оправданными, то наверняка понятными.

В первой части данной колонки, описывая действия съемочной группы НТВ, я обращал внимание на то, что большинство тех, кому они этот микрофон подсовывали и задавали свои вопросы, на эти вопросы не отвечали, а микрофон с логотипом НТВ брезгливо отодвигали в сторону. Эту репутацию сотрудники НТВ зарабатывали долго, особенно эффективно последние 7-8 лет.

У «Эха Москвы» репутация совсем другая. Но усилиями главного редактора, сделавшего своим главным проектом «операцию Помощница», «Эхо Москвы» делает свои первые шаги в сторону НТВ. Да, дистанция огромного размера. Да, путь предстоит длинный. Но любая дорога, как известно, начинается с первого шага. А этот шаг сделан.

Очень трудно сохранить достоинство в студиях Соловьева или Норкина, когда тебе не дают говорить, провоцируют и оскорбляют профессиональные провокаторы. Трудно, но можно. И некоторым удается даже донести до аудитории одну-две мысли. Когда собеседницей является «Помощница», любой Спиноза будет выглядеть идиотом. Уже по той причине, что вступил с ней в диалог.

В любом интервью есть форма и содержание. За содержание в большей степени отвечает гость, форму целиком задает интервьюер, журналист. Попытка влить содержание в дырявую или просто неадекватную, «бесформенную» форму приводит к тому, что содержание исчезает, гибнет, испаряется, льется мимо.

Передача, в которую был приглашен Михаил Касьянов, называется «Сбитый фокус». И «Помощница» там главное действующее лицо. Идея передачи как раз в том, что гостю надо мешать излагать свои мысли, надо ему все время «сбивать фокус». Это вообще в последнее время становится центральной идеей главного редактора «Эха», а передача «Сбитый фокус», соответственно, эталонной передачей всей радиостанции.

Эталоном журналиста при такой концепции становится Глеб Капустин из шукшинского рассказа «Срезал». Вот уж кто умел сбивать фокус у заезжих умников! Впрочем, у «Помощницы» это получается не хуже. Идеология сбитого фокуса требует своего дальнейшего развития. Можно, например, в самом начале передачи вывалить на голову гостю мешок перьев и бочку дёгтя, а потом целый час хохотать в эфире, показывая на него пальцем. Можно намазать клеем микрофон и кресло гостя. Да мало ли веселых придумок можно изобрести, чтобы сбивать людям фокус, а точнее ставить их в положение, когда трудно что-либо донести до аудитории, кроме своего недоумения по поводу политики радиостанции. Есть, правда, вероятность, что при такой политике микрофон с эмблемой «Эха» все чаще будут брезгливо отводить в сторону, а сбивать фокус «Помощница» все чаще будет самому ААВ, за неимением других желающих подвергнуться этой процедуре.


Фотография ЕЖ













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.