Санкции
21 октября 2018 г.
Восьмеркой семерка больше не станет

ТАСС


В понедельник, 8 июня, в Баварии завершился двухдневный саммит «Большой семерки» — вторая кряду встреча «элитного клуба» развитых стран без участия российского лидера. Официально итоги саммита подвела на пресс-конференции канцлер ФРГ Ангела Меркель. Свой рассказ об основных темах и решениях встречи она начала с украинского конфликта и санкций в отношении России. По словам хозяйки саммита, «семерка» по-прежнему считает «аннексию Крыма» незаконной и по-прежнему увязывает санкционный режим с выполнением минских договоренностей.

Подробнее на РБК:
http://top.rbc.ru/politics/08/06/2015/55758d759a7947dff9dd75fa
В понедельник, 8 июня, в Баварии завершился двухдневный саммит «Большой семерки» — вторая кряду встреча «элитного клуба» развитых стран без участия российского лидера. Официально итоги саммита подвела на пресс-конференции канцлер ФРГ Ангела Меркель. Свой рассказ об основных темах и решениях встречи она начала с украинского конфликта и санкций в отношении России. По словам хозяйки саммита, «семерка» по-прежнему считает «аннексию Крыма» незаконной и по-прежнему увязывает санкционный режим с выполнением минских договоренностей.

Подробнее на РБК:
http://top.rbc.ru/politics/08/06/2015/55758d759a7947dff9dd75fa

В понедельник в Баварии завершился саммит "большой семерки", итоги которого на заключительной пресс-конференции подвела канцлер Германии Ангела Меркель. Аннексию Крыма лидеры ведущих западных стран по-прежнему считают незаконной и готовы ужесточить санкции против России в случае дальнейшего обострения ситуации на Востоке Украины. Итоги саммита для "Ежедневного журнала" подвел политолог, заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин:

Никаких особых неожиданностей на встрече G7 не произошло. Понятно, что «большой восьмёрки» в какой-либо обозримой перспективе не будет, обе стороны — и «семёрка», и Россия — стараются показать, что им это не страшно, «не особенно хотелось», что ущерб от этого понесёт противоположная сторона.

Также по поводу России понятно, что санкции в этом году сняты не будут и вряд ли будут сняты в дальнейшем. «Минские соглашения» явно не выполняются, и ответственность за это Запад однозначно возлагает на Россию. А в России, судя по некоторым признакам, есть разочарование возможностями ряда европейских стран влиять на этот процесс. Когда к нам приезжают на 9 мая президент Чехии и премьер Словакии, а после этого на госканале выходит фильм про «Пражскую весну», который вызывает в обеих странах резко негативную реакцию, становится понятно, что в России разочарованы странами, демонстрирующими Москве свою симпатию. Демонстрировать они демонстрируют, но совершенно не могут влиять на вопрос о приостановке или тем более отмене санкций.

По поводу Украины иногда можно столкнуться с представлением, что Запад в Украине разочарован, и частично оно верное. Действительно есть определённая усталость и ощущение, что Киев проводит реформы недостаточно активно. Кроме того, есть разочарование новым историческим законом. Конечно, не в смысле декоммунизации, а в плане продвижения украинского варианта истории 20 века в качестве нормативного. Когда в странах Балтии проходят марши отставных эсэсовцев, ЕС относится к этому без всякого восторга. Они смогли добиться того, что официальные руководители страны на этих маршах стараются не появляться, но теперь появилась украинская проблема. Но всё это для Запада не главное. Там будут продолжать поддерживать Украину, и прошедший саммит это в очередной раз продемонстрировал. Поддержка будет иметь разные формы, в том числе – в переговорах с кредиторами. Дополнительные кредиты Украине сейчас выделяются, хотя и с оглядкой, благодаря чему украинская экономика балансирует на грани банкротства, но всё-таки её не переходит.

Кроме того, обсуждалась Греция, которая сейчас важна для Европейского союза. Решение греческого вопроса постоянно откладывается, непонятно что делать с правительством Ципраса, которое явно неспособно на сегодняшний день предложить альтернативу, одобряемую Европейским союзом. Стоит ли уступать или стоит жаль дальше, с учётом того, что значительная часть фракции греческой правящей партии «Сириза» не приемлет никакие уступки кредиторам? Судя по всему, большая часть европейских стран склоняются к тому, чтобы сохранить давление, имея в виду, что греческое общество, судя по опросам, хочет достигнуть какого-нибудь достойного компромисса и не настроено так суперрадикально. Кроме того, европейцы не хотят создавать прецеденты для других стран, потому что в случае отказа от претензий Испания, Португалия и Италия могут спросить: «А чем мы хуже?». Так что давление на Афины продолжится с тем, чтобы всё-таки принудить греков выполнить все или хотя бы большинство требований кредиторов.

ТАСС

Наконец, обсуждалась проблема Ближнего Востока. Это сейчас самый сложный вопрос, потому что никто не знает, как противостоять террористской организации «Исламское государство». На сегодняшний момент речь идёт о том, чтобы подготовить локальную операцию в Ливии, где ИГ слабее, чем в Сирии и Ираке, чтобы предотвратить экспансию хотя бы в эту страну. Кроме того, предполагается сдерживать «Исламское государство» в Ираке путем всемирной поддержки правительства этой страны. Но возникает вопрос о Сирии. Запад не хочет сотрудничать с Асадом, что предлагает делать Россия, и как действовать в этой стране, где ситуация носит совершенно ужасающий характер, непонятно. Конечно, делаются какие-то заявления о намерениях, но сколько-нибудь убедительная стратегия отсутствует.

Что касается «семёрки» в целом, про которую сейчас говорят, что она находится в кризисе и ей требуется расширение, так как там представлены не все ведущие страны, то надо понимать, что это – не её функция. Существует формат G20, где есть и Россия, и Китая, и Индия, а «семёрка» всё-таки представляет Запад. Даже Россия в «восьмёрке» часто оставалась в одиночестве. Особенно часто это происходило в последнее время, Россия уже тогда выглядела там чужой, а присоединение Крыма только подчеркнуло эти разногласия. Так что «семёрка» — это такая западная площадка, и с этой точки зрения её существование осмысленно, а для других вопросов есть «двадцатка» и региональная организации.


Фото: EPA/TASS и ZUMA/TASS














  • Андрей Мовчан: Единственным правильным видом помощи бизнесменам могло бы быть превращение России в нормальную страну, в которой все работает вне зависимости от нахождения под санкциями...

  • «Коммерсант»: В Москве недооценивают то, насколько негативно в Европе воспринимают сообщения о «кибератаках и кампаниях по дезинформации»

  • el-murid: Скоро у нашего президента может появиться еще одно прозвище - "Химический Владимир", благо уже был один фигурант с таким прозвищем. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Санкции становятся рутиной
15 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Некоторое время назад, выступая на «Эхе Москвы», Сергей Пархоменко сделал очень точное наблюдение о том, как меняется отношение западного истеблишмента к принятию антироссийских мер. Они, эти меры, уже не выглядят каким-то экстраординарным, из ряда вон выходящим событием. Особенностью нынешнего момента является то, что за четыре года, прошедших после присоединения Крыма, антироссийские санкции стали рутиной внешней политики западных стран. Вчера их вводили из-за российского вмешательства на Украине, завтра введут из-за попыток вмешательства в американские выборы. А вот сегодня, 15 октября, министры иностранных дел ЕС на встрече в Люксембурге вполне буднично введут новые санкции...
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2018
Андрей Мовчан: Единственным правильным видом помощи бизнесменам могло бы быть превращение России в нормальную страну, в которой все работает вне зависимости от нахождения под санкциями...
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2018
«Коммерсант»: В Москве недооценивают то, насколько негативно в Европе воспринимают сообщения о «кибератаках и кампаниях по дезинформации»
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2018
el-murid: Скоро у нашего президента может появиться еще одно прозвище - "Химический Владимир", благо уже был один фигурант с таким прозвищем. 
Знакомьтесь – доктор Мишкин, отравитель широкого профиля
9 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже очень скоро, кажется, будет у нас так – увидел идущих навстречу двоих мужчин, перейди лучше на другую сторону. Потому что либо отметелят до больницы, либо вообще отравят… Теперь в России мужской дуэт становится каким-то зловещим опасным форматом. Но начать надо все же с душегубов, а потом уже перейдем к дебоширам. Итак, как и было обещано, в оговоренные сроки нам сообщили настоящее имя второго солсберийского отравителя. На месте Боширова и Петрова у нас сложилась такая пара – Чепига и Мишкин. Как выяснили все те же «Bellingcat» с «Insider», посетившего в известные сроки английский Солсбери бизнесмена средней руки, ранее называвшего себя Александром Петровым, на самом деле зовут Александр Мишкин. 
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: Кокорин и Мамаев сейчас абсолютно ни у кого не вызывают желание себя защищать, нет никаких мотивов, которые не то, что бы оправдывали, но хотя бы объясняли их поведение.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2018
Ведомости: Расследователи не приводят подробной информации о том, каким образом они идентифицировали настоящую личность Петрова, но обещают опубликовать эти данные во вторник.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2018
Владимир Варфоломеев: Путин и Медведев. Петров и Боширов. Теперь вот снова Мамаев и Кокорин. Как-то не складываются дела у наших мужских дуэтов...
Россия накрылась шутовским колпаком
5 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
МИД России на обвинения в кибератаках, отравлениях и вмешательстве в дела других стран решил отвечать глумливыми шутками. Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябов в своем заявлении 4.10.2018 пытался подражать эстрадным юмористам: «Я уже предлагаю ГРУ превратить в хэштег. Скоро будет ГРУ как MeToo. Люди начнут делать каминг-аут. Нужно будет говорить: я тоже ГРУ, я тоже что-то взломал, я тоже на кого-то напал, кого-то отравил». Если кто-то в сети или в живом общении в обсуждении серьезной проблемы начинает ерничать и передразнивать собеседника, это называется троллингом. 
Прямая речь
5 ОКТЯБРЯ 2018
Алексей Левинсон: У очень многих людей есть ожидания, что рейтинг начнёт неудержимо падать. Но тут можно сказать, что запас «под килем» у президента очень значительный.