Медиафрения
22 ноября 2017 г.
Медиафрения. Современные кирюхи о кастрации G7, огрызках несчастных и неприличном Западе

ТАСС

Освещая историю студентки МГУ Варвары Карауловой, которая отправилась на помощь боевикам ИГИЛ, Дмитрий Киселев объяснил, что к преступлению ее привели безуспешные поиски духовной опоры. «Известия» уже сообщили об инициативе ряда организаций и патриотических граждан, которые требуют, чтобы студенты проходили регулярное освидетельствование на «радикальные настроения», иными словами, надо срочно вводить тесты в вузах на лояльность и патриотизм. Не вполне понятны две вещи: во-первых, почему только студенты, почему такое безразличие к судьбе молодежи со средним образованием, да и за людьми старшего возраста присмотр нужен. Нет ли здесь дискриминации по возрастному и образовательному признаку?

И второе. Почему против студентки, которая не брала в руки оружие, никого не убила, даже еще не доехала туда, где, возможно, чем-то кому-то собиралась помогать, возбуждают уголовное дело и на всю страну по главному государственному каналу объявляют преступницей. Почему многие сотни россиян, которые открыто похваляются тем, что воюют в чужой стране, с которой у России есть дипломатические отношения и официально нет войны, почему против них никто никаких уголовных дел не возбуждает, а, напротив, публично обсуждается вопрос о том, что некоторые из них, например, главарь бандформирования в Славянске Игорь Гиркин, могут стать депутатами Госдумы, в чем им готовы помочь некоторые депутаты нынешнего парламента?

Впрочем, искать противоречия в российской политике и прокремлевских медиа дело столь же бессмысленное, как поиск отдельных капель в океане. Вот, например, два сюжета из «Вестей недели» от 7.06.2015. Сначала показали фрагменты презентации концерна «Алмаз-Антей», в котором изготовители «Буков» со сдержанной гордостью рассказали, что, да, это из их продукции сбили малазийский «Боинг», но тут же заявили, что это «Бук» не российский, а совершенно украинский. И все эти эксперты и конструкторы говорили так авторитетно, что им нельзя было не поверить.

И надо было Киселеву на этом остановиться. Ведь знает же, что лучшее враг хорошего. Но нет, решил показать еще кое-что, что должно было всех окончательно убедить в том, что «Боинг» сбили украинцы. И вновь показали сюжет со «свидетелем», которого раскопал главный редактор «Комсомолки» Владимир Сунгоркин. На экране некто Агапов, которого называют служащим аэропорта. И вот этот Агапов сообщает, что в тот трагический день он встретил капитана Волошина, военного летчика ВС Украины, который, возвращаясь с боевого вылета и проходя мимо Агапова, громко на все взлетное поле заявил: «Это был не тот самолет!» И тут Агапова осенило: «Не иначе капитан Волошин малазийский "Боинг" сбил». И тут же поделился своим открытием с Владимиром Сунгоркиным, а уже теперь, с помощью «Вестей недели» правду узнали и все остальные россияне. А чтобы у телезрителей не осталось никаких сомнений, Киселев показал интервью с человеком, с которым этот капитан Волошин учился в военном училище. Собеседник «Вестей недели» вспомнил, что капитан Волошин ему еще тогда не нравился, какой-то он был слишком старательный, и, да, он, конечно, вполне мог «Боинг» сбить, от таких, как этот капитан Волошин, всего можно ждать.

Оба сюжета, и с докладом «Алмаз-Антея», и со «свидетелем», были по отдельности крайне убедительны, и я вместе с миллионами россиян им, безусловно, поверил. Но поскольку оба сюжета стояли подряд один за другим, то у некоторых памятливых зрителей могло возникнуть ощущение некоторой нестыковки. Ведь в одном сюжете доказано, что «Боинг» сбил украинский «Бук», в другом, что это преступление совершил украинский капитан Волошин на своем преступном самолете. Тут возможны, конечно, варианты. Например, что сбил капитан Волошин, а украинский «Бук» добивал уже на земле. Или наоборот, что украинцы сбили «Боинг» из «Бука», а потом для верности послали капитана Волошина на добивание.

В этой связи напрашивается обращение к руководителю ВГТРК Олегу Добродееву. В том смысле, что надо как-то присматривать за Дмитрием Киселевым. Мы, конечно, все понимаем, информационная война, все такое, надо народ сплачивать и всему свету противостоять, это все понятно. Но ведь людям же утром на работу. И вот как они будут с такой съехавшей крышей у станка стоять? А не дай Бог, за штурвалом самолета какого-нибудь? Одним словом, надо бы как-то поаккуратнее, что ли, края у сюжетов сшивать…

Вот в следующих сюжетах Киселев был просто молодец и края у сюжетов сшивал правильно, прямо как опытная белошвейка. Потому что он говорил о приличиях и морали, а это вообще его конек. Он поставил встык два сюжета: о том, как в американском метро начали штрафовать мужчин за то, что они растопыривают колени, и про неприличное поведение Ксении Анатольевны Собчак. Получилось очень нравоучительно. Сначала россиян напугали тем, что творят американские феминистки в своих каменных джунглях, как они заставляют своих американских мужиков сидеть в метро, сжав коленки, как каких-то гимназисток. И как там на этих ведьм нет никакой управы.

Потом шел сюжет о такой же феминистской ведьме, но уже российской. Но здесь, в России, таким спуску не дают, что и продемонстрировал в своем сюжете Киселев.

Речь шла о том, как Ксения Собчак выложила фото в облике священника, да еще бороду нацепила. Следственный комитет России это фото Собчак с бородой так возбудило, что там от возбуждения стали думать, как бы возбудить уголовное дело против Собчак за оскорбление религиозных чувств верующих. Киселев решил зайти с другой стороны и принялся объяснять, насколько поступок Собчак ужасен своей пошлостью и неприличностью. Сравнил осмеяние священников с насмешками над Холокостом и сообщил, что церковь хранит идеалы и противостоит деградации общества. Возможно, Киселеву вместе с СК РФ следовало бы опубликовать перечень тех костюмов, в которые запрещено наряжаться, например, во время бала-маскарада, а также перечень ролей, которые запрещено играть актерам, дабы ненароком не оскорбить чьи-то чувства. Впрочем, театр вообще надо запретить как бесовское искусство, недаром актеров, как не имеющих души и меняющих личины, церковь в старину запрещала хоронить на кладбище. Старые добрые времена возвращаются.

 

«Ну и черт с ней, с Европой!»

В «Воскресном вечере» Владимира Соловьева от 7.06.2015 было довольно уныло. Уныло ненавидели Украину в первой части. Чуть более оживленно проклинали США во второй части. Тут надо сказать о том, почему имеет некоторое значение измерение градуса ненависти и любви к разным объектам в телевизоре. Потому что можно сэкономить на опросах общественного мнения. Эти опросы обнаруживают в головах россиян только то, что туда закладывает телевизор. Другого там ничего не обнаруживается, поскольку ничего другого там нет. Вот результаты последнего опроса Левады-центра, касающегося отношения россиян к другим странам.

                                 Положительно      Отрицательно          Затруднились ответить

К США                          15%                         73%                             12%

К Евросоюзу                24%                         59%                             17%

К Украине                    26%                         59%                              15%

К Грузии                      42%                         36%                              22%

 

Главный враг — США, враги поменьше — Украина и Евросоюз, Грузия встала на путь исправления, а лучшие друзья — Белоруссия (83% позитива) и Китай (80% позитива). Это результаты довольно трудоемкой процедуры опроса 1600 россиян из многих населенных пунктов. Тот же результат можно получить в течение двух дней, просмотрев итоговые программы федеральных каналов и посчитав число негативных реплик в адрес зарубежных стран. Зачем искать следы пропаганды в головах россиян, когда можно обратиться к первоисточнику?

Вернемся к первоисточнику, а именно, к программе Соловьева, в которой ведущий заявляет, что обнаружился некий секретный доклад американцев, где говорится, что США могут в ближайшее время нанести ядерный удар по России. Вечный дежурный американец в студии Соловьева Майкл Бом тут же бросается в бой и кричит, что, во-первых, никакого такого доклада не существует, а во-вторых, там ничего такого не написано.

И еще этот американский Бом почему-то очень возмущен, что последние действия России на международной арене подрывают основы безопасности в Европе. «Ну и черт с ней, с Европой!» — неожиданно рявкает востоковед Сатановский. Вообще в последнее время Евгений Янович Сатановский стал сильно сдвигаться в своей риторике и имидже в сторону лидера ЛДПР. Похоже, лавры господина Ж. не дают ему покоя. И в студии у Соловьева Сатановский занимает то место, рядом с ведущим, откуда обычно брызжет слюной Ж. У Сатановского это получается нисколько не хуже.

Потом был очень длинный спич военного эксперта Игоря Коротченко, который долго горевал по поводу крайне низкого уровня американских дипломатов и политиков — они все время проваливаются и вредят своей стране. Было видно, что Коротченко действительно жалко Америку из-за того, что у нее такие бестолковые дипломаты. И все это крутилось вокруг того провала, который совершила западная политика, исключив Россию из G8 и превратив ее в G7.

Было, правда, непонятно, почему, если такие плохие дипломаты и политики достались США, а нам, по умолчанию, достались замечательные дипломаты и политики, — почему из G8 исключили не США, а Россию и почему Россия напрочь проиграла дипломатическую игру за влияние, по крайней мере, в Европе, что проявилось в частности в том, что российскую делегацию лишили права голоса в ПАСЕ? 

К сожалению, этот вопрос в студии Соловьева не прозвучал, зато прозвучали другие, не менее актуальные вопросы, которые задал еще один дежурный оппонент, политик Леонид Гозман. Он  лицемерно притворился, что согласен с большинством в студии, что американцы все сошли с ума и ведут дело к третьей мировой, но тут же ловко перевел стрелки на российских политиков. Спросил, насколько разумна риторика нашего вице-премьера, заявившего, что «танкам визы не нужны», или нашего министра обороны, который, обидевшись за наших мотоциклистов, заявил, что «в следующий раз на танках поедем»? Надо сказать, что эта реплика политика Гозмана, который в этот вечер был в ударе и говорил вполне разумные и хорошо артикулированные вещи, пропала втуне, как и все остальные разумные и хорошо артикулированные вещи, которые говорил политик Гозман. Поскольку после каждой реплики Гозмана Соловьев ее смазывал либо хамским смехом, либо не менее хамским «Да ладно вам», либо каким-либо нелепым, но весьма интригующим замечанием, например, он почему-то неоднократно требовал, чтобы политик Гозман вернул всю свою зарплату, заработанную в Роснано. Почему политик Гозман должен возвращать зарплату, было совершенно непонятно, но Соловьеву удалось его смутить, выставить каким-то корыстным жадиной, и на фоне отказа вернуть деньги все его предыдущие убедительные слова и аргументы как-то сразу потускнели.

Соловьев вообще, видимо, жалеет, что в нем пропали многие таланты, в том числе талант дознавателя. Он периодически начинает во время передачи кого-то из оппонентов допрашивать. Например, жесткому допросу с пристрастием во время последнего «Воскресного вечера» подвергся украинский политолог Павел Жовниренко, которого Соловьев сначала допрашивал, служил ли тот в армии (причем взгляд у Соловьева был как у смершевца, допрашивающего красноармейца, вышедшего из окружения), а затем задал ему свой коронный вопрос, который он задает всем гражданам Украины, имеющим неосторожность попасть к нему в студию: «Как вы относитесь к Бандере и Шухевичу?».

Стилистика допроса, которую культивирует Соловьев по отношению к оппонентам, не позволяет в его эфире размышлять о природе национальных героев в разных странах. Не позволяет, например, задать вопрос, почему А.В. Суворов в России бесспорно национальный герой, а для Польши «кровожадный полудемон», как его называли не только в Польше, но и в европейской прессе из-за гор трупов мирных жителей, которые он навалил, подавляя в 1794 году Польское восстание, и получил, кстати, за этот «подвиг» фельдмаршальский чин.

Вернемся к той части передачи, где все сокрушались над глупостью западников, исключивших Россию из G8 и превративших этот клуб в ничтожный огрызок со смешным названием G7. Эта история сподвигла многих российских политиков и публицистов на яркие высказывания и выпуклые образы. Например, депутат Госдумы Александр Романович в интервью «Русской службе новостей» сообщил, что без России G7 превратилась в «кастрированную организацию». Поскольку депутат Романович, скорее всего, мужчина и наверняка совершеннолетний, то ему должно быть известно, какая именно часть мужского организма ампутируется при кастрации. Жаль, что сотрудники РСН не спросили депутата Романовича, кого или что конкретно он уподобляет этому органу: всю Россию или только ее лидера, который изъят из клуба G7.

Но самый яркий ответ утеснителям России дал писатель Лимонов, опубликовав в «Известиях» колонку под названием «Восьмерка, семерка, туз», в которой сообщает, что «G7 это полная ерунда, и России там делать нечего». Неподходящей компанией для России Лимонов считает Германию, Японию и Италию — «бывшие страны-«фашики», а также «за каким-то лешим затесавшаяся туда Канада» со смешным населением в 35 миллионов.

И вообще Россия и есть Европа, заявляет Лимонов. «Мы самая большая белая нация Европы. А вы кто? Да вы огрызки несчастные. В европейской колоде Россия — туз. Так что катитесь со всеми семерками куда подальше», — дипломатично рекомендует европейцам и всему Западу писатель Лимонов.

Риторика российских политиков, публицистов и литераторов последнее время все больше напоминает бессмертные строки чеховской повести «Степь»: «Наша матушка Расия всему свету га-ла-ва!», — запел вдруг диким голосом Кирюха, поперхнулся и умолк. Степное эхо подхватило его голос, понесло, и казалось, по степи на тяжелых колесах покатилась сама глупость».

 

Родственные души

Эти чеховские строки про степное эхо, разносящее дикий голос патриота Кирюхи, невольно напомнили ситуацию на «Эхе Москвы», которое в последнее время разносит нечто схожее с тем, степным эхом. Операция «Помощница» уже привела к тому, что с «Эхом» публично отказались иметь дело такие люди, как Акунин, Мальгин, Сонин, Козырев, Корзун. А до этого хамство Венедиктова и эховская цензура заставили отказаться от сотрудничества с этой радиостанцией Явлинского, Каспарова и Пионтковского. Публичные обращения Шендеровича и Сванидзе, которым тоже явно не по себе в такой обстановке, остаются без вразумительного ответа.

Похоже, что идея избавиться от «старой перхоти» в шевелюре решается с помощью метода доктора Гильотена. Вокруг радиостанции образовалось некоторое напряжение. И тут рука дружбы и приязни протянулась с совершенно неожиданной стороны. Из того лагеря, где «Эхо» всегда было принято ругать, клеймить и призывать к его ликвидации. В газете «Известия» было опубликовано «Письмо Лесе Рябцевой» за подписью писателя Вадима Левенталя.

Писатель Левенталь сообщил Лесе Рябцевой, что, несмотря на то, что он женат и ему ни о чем таком думать нельзя, все равно думает о ней, о Лесе Рябцевой. Но думает он о ней не почему-то там, а потому что услышал, как Леся Рябцева невежливо написала письмо Касьянову, а потом Акунин что-то ответил Лесе Рябцевой или «Эху», этого писатель Левенталь не разобрал.

Писатель Левенталь вообще с трудом, видимо, что-либо разбирает, помнит и понимает, поскольку он пишет, что, несмотря на попытки вспомнить, кто такой Касьянов, так и не вспомнил. «Он точно был кем-то там в правительстве у Ельцина, ведь так?» — интересуется у Леси Рябцевой писатель Левенталь. Понятно, что для такого маститого инженера человеческих душ, как писатель Левенталь, неразличимо мелки и сливаются в своем ничтожестве правительства при Ельцине и при Путине, а такая мелочь, как премьер-министр России, вообще не видна из горних высей, в которых пребывает писатель Левенталь.

Но Лесю он разглядел. И понял ее как родственную душу. И протянул ей руку дружбы. Он ей написал, что не понимает, зачем такая величина, как Леся, пригласила такую мелочь, как Касьянов, к себе на передачу, но понимает, почему Касьянов отказался. «Я, — пишет своей новой подруге писатель Левенталь, — понимаю, что ты имеешь в виду, когда говоришь, что времена меняются, а с ними должна меняться журналистика».

И вот как, оказывается, должна меняться журналистика, по мнению писателя Левенталя из «Известий» и близкой ему по духу Леси с «Эха Москвы». «Я считаю, что хочешь обойтись без хамства и истерики, без склок и фактических ошибок, без необходимости кричать и перебивать, — не ходи ни на радио, ни на телевидение. В чужой дом со своим не ходят, пришел в такой дом — терпи, проповедей, как вести себя девушкам, не читай». Конец цитаты. Молодец, писатель Левенталь, очень доходчиво все объяснил про то, какой должны быть журналистика в понимании «Известий» и, видимо, «Эха Москвы».

Эта рука дружбы и любви, протянутая из «Известий», из средоточия империи Арама Ашотыча Габрелянова, это тот вектор движения, та нить Ариадны, по которой Венедиктов ведет «Эхо Москвы». Это очень важный сигнал не только для сотрудников «Эха» и тех, кто приходит туда в качестве гостей и экспертов. Это отличный знак для всех слушателей «Эха», в какую сторону оно движется. Там его уже ждут и радостно встречают «Известия», «Лайф Ньюс» и другие новые друзья обновляемого «Эха».

 

P.S. Поскольку я уже несколько раз обращался к проблеме операции «Помощница», то получил некоторое количество возмущенных откликов, мол, хватит уже писать о персонаже, который (точнее, которую) и в лупу не разглядишь. Отвечаю. Тот или иной персонаж становится героем публикации далеко не всегда благодаря своему богатому внутреннему миру, блестящему интеллекту или высоким моральным свойствам. Многим ли отличается от Леси Рябцевой тот же Дмитрий Анатольевич Медведев? Да, отличия есть, но еще неизвестно, в чью пользу. А ведь сколько о нем написано и прочитано! А вот возьмите Инцитата, коня, которого Калигула сделал сенатором и чуть было не произвел в консулы. Про внутренний мир этого Инцитата вообще ничего неизвестно, возможно, он был даже еще более никчемен, чем Медведев, и даже менее образован, чем Леся Рябцева, это уже сейчас никому не докажешь. А ведь о нем писали и Державин, и Высоцкий, и поэт Жемчужников, и даже Буренин с юристом Кони эпиграммами про него обменивались. Так что, пока операция «Помощница» на «Эхе» не пришла к своему логическому завершению, придется этот процесс отслеживать, уж извините, планида у меня такая.


Фото: KARL-JOSEF HILDENBRAND / POOL / ЕРА / TASS














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.