Убийство Немцова
21 февраля 2018 г.
Следствие заинтересовали угрозы Кадырова в адрес Немцова

ЕЖ/Олендская Мария

Главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин был допрошен в качестве свидетеля по делу об убийстве Бориса Немцова. Следствие заинтересовалось конфликтом между Немцовым и Кадыровым в 2002 году и угрозами со стороны Кадырова, свидетелем которых был Рыклин. Вот что рассказал об этом допросе главный редактор «Ежедневного журнала»:

В 2002 году мы прилетели в Чечню, где проходил съезд чеченского народа. На нём было запланировано обсуждение будущего республики, новой Конституции. Ахмат Кадыров разослал приглашения руководителям всех парламентских фракций, но принял его только Борис Немцов, возглавлявший тогда фракцию СПС. Он выступил, и сделал это крайне жёстко, говорил, что до того, как принимать Конституцию, надо прекратить практику зачисток в республике, нужно, чтобы наступил какой-то гражданский мир, нужно услышать тех, кто воюет в лесах, и каким-то образом учитывать их позицию.

Конечно, такие речи были восприняты тяжело, ещё пока он выступал, в зале чувствовалось некоторое неодобрение, проявлявшееся в ряде реплик. Но он всё-таки договорил. Надо помнить, что это Кавказ, Немцов – гость из Москвы, высокопоставленный, так что всё закончилось нормально. После этого мы вышли на улицу покурить, и там в стороне стояла группа молодых людей, из которой в адрес Бориса стали доноситься прямые угрозы. У этой группы был явный лидер, позже мне сказали, что это – Рамзан, до того я его не знал. С тех пор прошло много лет, поэтому повторить конкретные формулировки я не могу, но было очевидно, что это угрозы, к которым сам Борис отнёсся очень серьёзно. Серьёзно к ним отнеслись вообще все, в том числе и Ахмат Кадыров, который дал нам охрану. Вместе с ней мы доехали до границы с Ингушетией, не оставшись ночевать в Чечне.

Именно из-за этого эпизода я сегодня и ходил в Следственный комитет. Следователь, который вёл допрос, всё это аккуратно запротоколировал и приобщил к делу. Но следствие может заинтересоваться кем угодно, главное не то, что они сами хотят. Я сегодня беседовал с руководителем следственной группы, генералом Тутевичем, который показался мне человеком, действительно заинтересованным в том, чтобы найти убийц и заказчиков. Вопрос, будет ли у него такая возможность. Он же просто генерал, и всё, понятно, что сегодня есть огромный инструментарий для того, чтобы не дать ему возможности работать в полную силу и допросить всех, кого необходимо. Но то, что след ведёт в Чечню – уже даже не обсуждается, это совершенно очевидно.

Мне сложно судить о качестве работы следователей, я не специалист в этой области, но на данный момент у меня нет сомнений в том, что задержанные люди действительно причастны к делу. А дальше стоит смотреть, насколько удастся провести следственные действия в отношении Руслана Геримеева, вызовут ли на допрос более высокопоставленных руководителей, Делимханова или Кадырова. Москва заняла позицию, при которой органы следствия в своих действиях достаточно свободны. Центральная власть на нынешнем этапе не очень вмешивается, вполне возможно, что это – форма давления на чеченское руководство, которое, с точки зрения Кремля, совершенно разболталось.



Фото Мария Олендская/ЕЖ














  • Николай Сванидзе: Официально Москва не может не только повлиять на это решение, она не может даже выразить протест или хотя бы обидеться.

  • Комсомольская правда: Михаил Дегтярёв заявил... что Москва, в отличие от американского города с "подростковыми комплексами", имеет древнюю историю, поэтому изменять названия... улиц... не стоит.

  • Лмитрий Волков: Симметричным было бы переименование большого москворецкого в Немцов мост. Но я бы предпочёл асимметричный ответ: арест и дознание для всех, возможно причастных к заказу

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Сами вы «пакость», или Топонимическая истерика
11 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
9 января Городской совет Вашингтона единогласно проголосовал за «ускоренный порядок» принятия законопроекта о присвоении площади, на которой расположено посольство России, имени Бориса Немцова. Торжественная церемония скорее всего состоится 27 февраля, в третью годовщину злодейского убийства политика под стенами Кремля. И пройдет она под окнами российского посольства в столице США. Об этом накануне рассказал глава Фонда Бориса Немцова Владимир Кара-Мурза (младший), который сам приложил немало сил к тому, чтобы это важнейшее событие в конечном итоге состоялось.
Прямая речь
11 ЯНВАРЯ 2018
Николай Сванидзе: Официально Москва не может не только повлиять на это решение, она не может даже выразить протест или хотя бы обидеться.
В СМИ
11 ЯНВАРЯ 2018
Комсомольская правда: Михаил Дегтярёв заявил... что Москва, в отличие от американского города с "подростковыми комплексами", имеет древнюю историю, поэтому изменять названия... улиц... не стоит.
В блогах
11 ЯНВАРЯ 2018
Лмитрий Волков: Симметричным было бы переименование большого москворецкого в Немцов мост. Но я бы предпочёл асимметричный ответ: арест и дознание для всех, возможно причастных к заказу
Бориса Немцова продолжают убивать
8 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Как же они его боятся, даже мертвого! Бросают все силы городских служб и прикремлевских титушек на уничтожение мемориала его памяти на мосту, где он был убит. Теперь вот табличка. Борис Немцов жил в доме № 3 по Малой Ордынке. Там же живет муниципальный депутат Сергей Марков (не путать с одноименным существом, которое прикармливает Венедиктов на «Эхе»). Этот муниципальный депутат Сергей Марков организовал голосование жильцов своего дома, и они большинством голосов приняли решение об установлении на стене мемориальной таблички. Саму табличку создали архитектор Евгений Асс и дизайнер Евгений Добровинский, так что, помимо памяти, она еще и эстетически выглядит пристойно.
Итоги недели. Думаю, я уверен в их виновности…
14 ИЮЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
13 июля Московский окружной военный суд вынес приговоры обвиняемым по делу об убийстве политика Бориса Немцова. Все пятеро признаны виновными и приговорены к различным тюремным срокам — от 11 до 20 лет. Важно отметить, что ранее присяжные высказались в пользу версии о безусловной причастности обвиняемых Заура Дадаева, Тамерлана Эскерханова, Шадида и Анзора Губашевых, а также Хамзата Бахаева к убийству Немцова. Суд длился более девяти месяцев и вызвал огромный общественный интерес не только по формальным причинам. Хотя, разумеется, в России не каждый день убивают бывших вице-премьеров фактически прямо во дворе у лидера нации.
Дело об убийстве Немцова: после вердикта
2 ИЮЛЯ 2017 // Дмитрий БОРКО
Всех подсудимых присяжные признали виновными. Я восемь месяцев копался в этом деле, сидел на заседаниях. Я пытался угадать, что думают присяжные. До них доносили едва ли половину из тех материалов, о которых спорили без них в суде адвокаты и обвинение. Решение, что показывать присяжным, принимает судья - на мой взгляд, он часто признавал недопустимыми очень важные документы. Мне удалось раздобыть многие материалы дела, о которых даже не вспоминали в суде. Но ясного впечатления о мере вины подсудимых так и не сложилось. И вообще о том, как произошло это убийство.
Имитация суда по делу об убийстве Немцова завершилась
30 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Коллегия присяжных заседателей в Московском окружном военном суде признала виновными в убийстве политика Бориса Немцова пятерых исполнителей убийства. Лично убивал бывший офицер чеченского батальона «Север» Заур Дадаев, ему помогали братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Следствие и суд исходят из того, что Заур Дадаев лично организовал убийство, нанял за 15 миллионов рублей подельников и определил каждому из них его задачу. Объяснить, зачем бывшему заместителю командира батальона «Север» лейтенанту внутренних войск Зауру Дадаеву понадобилось убивать одного из лидеров оппозиции Бориса Немцова, следствие не удосужилось, а суд не поинтересовался.
Прямая речь
30 ИЮНЯ 2017
Жанна Немцова: Это и есть настоящий имидж государства в глазах россиян - государства, где не действует закон, а политические убийства остаются нераскрытыми
В блогах
30 ИЮНЯ 2017
Илья Яшин: Убийцы Немцова встретили вердикт присяжных с ухмылками. Банде грозит пожизненное заключение, но, кажется, они сами не верят, что задержатся в тюрьме надолго.