Медиафрения
19 ноября 2017 г.
Медиафрения. Символы прошлого и окопное мышление

ТАСС

Тут как-то отключили интернет, и пока, сидя у мертвого экрана, ждал мастера, решил пролистать старые выпуски «Медиафрении». Стало не по себе от какой-то невероятной концентрации гадости, глупости и подлости на каждую тысячу знаков. Это если считать с пробелами — без пробелов еще хуже получается, еще концентрированнее. Устыдился и решил попробовать искать в медийной жизни на просторах российских не только плохое, но и хорошее. Попробовал. Нашел. Вот, смотрите.

Хорошая новость номер один. Оказывается, в России есть принципиальные журналисты. Они живут в Мурманске. Об этом рассказала Татьяна Брискина в материале «Мы отказались от черного пиара», опубликованном в «Новой газете» 06.07.2015. Журналисты мурманского телеканала «Блиц» подняли бунт против владельца канала, бывшего лидера местной ЛДПР (не знали, что ли, к кому на работу устраивались?). Как объяснил главный редактор канала Виталий Измайлов, «мы отказались работать по такой схеме, когда нам говорят: сегодня будем мочить такого-то, а целовать такого-то». Теперь вот сюжеты снимают, монтируют, а в эфир не ставят. Владелец им, естественно, не платит. Впрочем, владелец сидит под домашним арестом и ждет суда по делам о мошенничестве, вымогательстве и превышении служебных полномочий. Что тоже неплохая новость. Плохо, конечно, что ребята без зарплаты. Хорошо, что, когда морок рассеется, будет кому всех этих добродеевых-кулистиковых заменить. Запомним: Мурманск, телеканал «Блиц», редактор Измайлов. Как вариант.

Так. Теперь хорошая новость номер два, из Новокузнецка. Благодарный читатель принес в редакцию «Кузнецкого рабочего» в подарок дикого хомяка. Хомяку редакционная обстановка не понравилась, и он сразу попытался съесть главного редактора Вадима Речицкого и еще нескольких журналистов. Сплоченный журналистский коллектив выстоял, но злобный хомяк продолжал орать, напрыгивать и вознамерился все-таки откусить кусок от ответственного секретаря газеты Валерия Немирова. Отстояв целостность секретарского тела, редакция уговорила читателя забрать зверя назад. Хомяк и журналисты живы. Очередной номер «Кузнецкого рабочего» читатели получат в срок, без опоздания.

Это все хорошие новости из российских СМИ за минувшую неделю. А теперь о том, что происходило в остальной части России и как это освещали СМИ.

Символы окопного мышления

«Вы сталинист?» — иронически улыбаясь своему вопросу, спросил Владимир Соловьев министра культуры Мединского во время своего «Воскресного вечера» 05.07.2015. «Я главный либерал», — шуткой на шутку ответил Мединский. И, сделав небольшую паузу, добавил: «Был, в“Единой России”». Это было примерно как: «На нашей бойне я был главным вегетарианцем».

«А как закончилась история с “Тангейзером”?» — спросил Соловьев. «Этот директор многое понял», — сообщил Мединский. «Он вроде отказался возглавлять список «Яблока». Не озлобился человек». То есть Мединский дал стране ясный критерий, по которому можно судить о состоянии людей: если в списке «Яблока», тогда все — озлобился, если сдержался, не вошел в список, значит, смог сохранить в себе добрые чувства.

«Так как же все-таки со Сталиным?» — все не унимался Соловьев. «Сталин умер», — торжественно поделился сокровенным историческим знанием Мединский.

Есть подозрение, что из миллионов телезрителей немногие поняли, с какой стати Соловьев приставал к Мединскому со Сталиным, предоставляя ему возможность оправдаться в то время, как никаких обвинений так и не прозвучало.

А основания для обвинений Мединского в сталинизме были вполне увесистые. Поскольку на минувшей неделе в Тверской области был установлен памятник Сталину. Эта статуя стоит как центр экспозиции мемориала Ржевской битвы, что является признаком особого глумления. Директор Военно-исторического общества Михаил Мягков объяснил: «Наша главная цель — отдать дань памяти тем миллионам людей, которые верили в своего руководителя».

Трудно на просторах России найти место для памятника Сталину, которое в большей степени символизировало бы плевок на могилы миллионов погибших советских солдат. По данным архива Министерства обороны, наши потери в ходе Ржевской битвы составили свыше миллиона человек: 362 тысячи безвозвратных потерь и 746 тысяч санитарных. Немцы потеряли намного меньше: соответственно 330 и 450 тысяч. Писатель Виктор Астафьев, написавший о трагедии Ржева роман «Прокляты и убиты», сказал: «Мы залили их реками крови и завалили горами трупов».

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов, который был инициатором установления сталинского истукана, обосновывал это тем, что именно там в первый и последний раз Сталин появился вблизи линии фронта и чуть ли не лично руководил сражением. Подвиг Сталина несколько смазывают даты, поскольку Ржев был освобожден 3 марта 1943 гола, а Сталин там появился 3 августа того же года, то есть 5 месяцев спустя. В этом смысле Зюганов, несомненно, унаследовал у своего предшественника не только набор коммунистических идей, но и моральные качества, в том числе отчаянную смелость. Хорошо известно, в частности, его, Зюганова, удивительное умение мгновенно прикидываться ветошью в случае любой опасности, будь то ГКЧП августа 1991-го или путч 1993 года, когда лидер партии, насчитывающей миллионы членов и сторонников, забился в щель и даже не подумал вывести своих сторонников на улицу, дабы защитить разваливающийся СССР и тем самым предотвратить «величайшую геополитическую катастрофу ХХ века». Если и есть повод благодарить за что-то Сталина, так это за то, что благодаря тщательно проводимой им отрицательной селекции был выведен особый тип «коммуниста трусливого» и во главе КПРФ встал такой человек, как Зюганов, что на некоторое время гарантирует нас от реставрации коммунизма.

Однако после аннексии Крыма в головах значительной части представителей путинской элиты что-то необратимо изменилось, что-то щелкнуло, и они, плотно зажмурив глаза, уверенной поступью ведут страну в пропасть. Памятник Сталину в центре европейской части России уже стоит. На подходе памятник Дзержинскому в центре Москвы. О том, что с этим безумием можно было бы сделать, на минувшей неделе рассуждали два человека, обладающие перпендикулярными взглядами. Причем оба предложили идеи, схожие по форме, но противоположные по вектору.

Философ Константин Крылов 02.07.2015 опубликовал в «Известиях» статью под названием «На покой», в которой размышляет о судьбе памятника Дзержинскому и в целом об обломках советского наследия. Нормальным людям читать «Известия» без противогаза не рекомендуется. Что же касается Константина Крылова, то в высказываниях этого русского националиста в последнее время стали проскальзывать вполне отчетливые антисемитские звуки, что для меня означает невозможность личного общения. Но истина, к сожалению, недостаточно брезглива и порой находит себе пристанище еще и не в таких навозных кучах, как «Известия» и господин Крылов.

В данной публикации Крылов вполне справедливо говорит о символическом значении этого восстановления, если оно, не дай бог, состоится, поскольку этот памятник символизирует власть: «Находится над всеми — и в центре, в середине огромного пространства он тут главный. Он здесь власть». План Крылова борьбы с «плохим символом» таков. Он против физического уничтожения, поскольку это ассоциируется с советскими практиками, а также с вандалами и прочим ИГИЛом. Его предложение — изменить статус памятника, превратить его из символа в экспонат. Для этого предлагается создать Музей социализма, куда перевезти часть монументального наследия бывшего СССР. Туда же отправить и мумию с Красной площади. То есть прошлое отправить на покой.

Другое предложение прозвучало в статье Матвея Ганапольского «Настаиваем на Сталине», опубликованной в «Московском комсомольце» 06.07.2015. В качестве примера отношения к исторической памяти автор приводит ФРГ, где в центре Берлина стоят черные обелиски — гробы, представляющие собой монумент памяти Холокоста. Упомянув об установлении памятника Сталину в Тверской области, Ганапольский приводит слова министра культуры Мединского, которые можно считать выражением официальной позиции российской власти. Мединский призвал россиян перестать «сваливать на Сталина все сегодняшние проблемы и разногласия». Предложение Ганапольского: «Памятник Сталину может стоять в нашей стране только в одном месте — в музее его преступлений».

Вот такие два противоположных предложения, как нам поступать с исторической памятью и с историческими символами. Лишить их символической власти, превратив в безобидные экспонаты, или, напротив, заставить их работать на то, чтобы символизируемое ими прошлое никогда не возвращалось. К сожалению, эти предложения не находят воплощения в реальной жизни.

Пока власть и подконтрольные ей медиа делают все, чтобы это прошлое вернулось.

Грецию — в политические лидеры Европы! Ну, или Россию

Одним из наглядных признаков заката политического режима обычно является увеличение в публичном пространстве всяких юродивых, людей с сумеречным сознанием и прочих кликуш. Ставшая уже привычной обойма такого рода, включающая в себя Проханова, Дугина и прочих Ж., в последнее время стремительно пополняется новыми фигурантами. Неиссякаемый источник подобных кадров — Зиновьевский клуб, членам которого всегда гарантирована трибуна федеральных СМИ.

Очередная статья члена Зиновьевского клуба Тимофея Сергейцева «Греческий пример для России, российский пример для Греции», опубликованная РИА «Новости» 03.07.2015, могла бы стать неплохим пособием для психологов и психиатров, по которому можно разбирать патологические расстройства мышления. Главный вопрос, который выясняет член Зиновьевского клуба: смогут ли греки поставить вопрос об освобождении Европы или это сможет сделать Россия?

Сергейцева, как и многих других людей из числа российских политиков и экспертов, крайне обрадовала ситуация в Греции, поскольку в их представлении эти события могут привести к развалу Европы. Предлагаю на минуту погрузиться в сумрак сознания Тимофея Сергейцева, поскольку это дает некоторое представление о характере мышления тех, кто дает советы нынешней власти. Вот что он, торжествуя и восхищаясь, пишет о греческом референдуме: «Речь идет о том, чтобы не отдавать (долги), и не просто путем факта, дефолта, а через признание такого права… То есть речь идет о равенстве, о справедливости системы, значит — о самом сердце всех политических концепций». Конец цитаты.

То есть справедливость — это когда есть право не отдавать долги. Именно это право и есть «сердце всех политических концепций». Ладно, берем фонарь и двигаемся дальше по осклизлым закоулкам мысли члена Зиновьевского клуба. «Понимают ли греки, что евросоциализм мертв, а значит, после списания долга (Зиновьевский клуб уже списал долг Греции? А Евросоюз в курсе? — И.Я.) нужно будет определиться с цивилизационной моделью».

«Реальная модель одна — советская», — приговорил Европу и все человечество Тимофей Сергейцев. После чего с сожалением признал, что «естественный союзник Греции в этой ситуации, Россия, сама еще не созрела для реабилитации реального социализма и постановки вопроса о его историческом развитии». Чтобы Россия «созрела», Сергейцев призвал «господ» из «Единой России» немедленно стать «товарищами» и организовать референдум, как в Греции.

А чтобы стимулировать правящую партию на подобные действия, Сергейцев объявляет конкурс между Россией и Грецией: кто первым возьмет курс на социализм, тот и станет политическим лидером Европы. Одним словом, привет Тимофею Сергейцеву от гоголевского Аксентия Ивановича Поприщина: «Сегодня день — есть день величайшего торжества! В Испании есть король. Он отыскался. Этот король — я». Было бы неприлично так обильно цитировать человека, явно нуждающегося в квалифицированной медицинской помощи. Если бы не то обстоятельство, что его тексты находятся не в папочке с надписью «История болезни», а на первой полосе главного государственного информационного агентства.

Атмосфера чистого беспримесного счастья от того, что события в Греции создают угрозу европейского кризиса, царила в минувшее воскресенье на очередном «Воскресном вечере» у Соловьева. Есть опасение, что если Греция выйдет из еврозоны, то сердца некоторых российских экспертов и политиков могут не выдержать такого объема радости. «Европа в плохой форме», — объявил депутат Никонов. «А Россия?» — ехидно спросил Соловьев. «Россия в лучшей форме», — отрезал депутат Никонов.

Директор института экономики РАН Руслан Гринберг попытался возразить, что соотношение их проблем с нашими — 1 к 100 и что если мы не перестанем держать курс на изоляцию по отношению к Европе, то у нас не будет экономики. Тут депутат Никонов «включил дедушку» и заговорил чугунным речитативом: «Мы не будем сдаваться. Экономика России была, есть и будет. Мы должны становиться сильнее». Напрашивалось продолжение: «Враг будет разбит. Победа будет за нами». Но Никонов сдержался, да и программа закончилась.


Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС  и topnews.ru















  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.