Медиафрения
14 декабря 2018 г.
На юбилей «Эха Москвы»
23 АВГУСТА 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

С учетом всего недавно написанного мною по поводу происходящего на радиостанции «Эхо Москвы» в юбилейные дни можно было бы и промолчать. Но профессиональные честь и достоинство медиакритика начисто лишают меня такой возможности. Поскольку «Эхо Москвы» стало настолько важным элементом медийного ландшафта России, что 25-летний юбилей данного СМИ сам по себе является важным медийным событием, пройти мимо которого совершенно невозможно. К тому же юбилей ведь не похороны, когда только хорошее, поэтому можно говорить относительно откровенно. Не забывая, тем не менее, что у людей праздник…

Итак, «Эху» - 25. Его история в строгом соответствии с историей постсоветской России четко делится на два периода: героический - ельцинский и не менее героический - путинский. Правда, речь идет о героизмах разного типа. Менее чем через полгода после своего появления на свет 22.08.1990 года «Эхо» столкнулось со своим первым серьезным испытанием: с вильнюсскими событиями января 1991 года, когда уже мертвый, но не знающий об этом СССР попытался раздавить своей тушей национально-освободительное движение в Литве. «Эхо» было одним из немногих электронных СМИ, которые рассказали об этом правду.

Потом «Эхо» попытались уничтожить буквально за день до того как радиостанции исполнился годик. Решением ГКЧП «Эхо» было запрещено как «СМИ, дестабилизирующее обстановку в стране», наряду с «Известиями», «Коммерсантом» и другими независимыми медиа. Попав в такую приличную компанию, «Эхо» повело себя соответственно. Несмотря на блокировку, умудрялось вещать через телефон, водопровод, дымовые трубы и прочие тогдашние гаджеты и обеспечивало прямые включения из осажденного Белого дома и московской мэрии. Детские психологи говорят, что основные черты характера человека формируются до года. Видимо, именно в этот период сформировался отвратительный характер «Эха»: вздорный, независимый, склонный к авантюрам и категорически не желающий поддаваться давлению извне.

Победа Ельцина над ГКЧП превратила «Эхо» в число своих бенефициаров. Среди победителей были распространены настроения типа «кто воевал, имеет право у тихой речки отдохнуть». Коллективу «Эха» такие настроения были чужды. Они смогли полностью использовать свои преференции победителей и конвертировать их в медийный капитал. «Эхо» все время шло впереди других разговорных радиостанций, опережая их на пару шагов. В 1997 «Эхо» стало первой московской радиостанцией, открывшей свой сайт. В 1998 открыло первый канал вещания в RealAudio.

К этому времени «Эхо» уже входило в медиа-империю Гусинского, находясь в этом, самом влиятельном на тот момент медиа-холдинге страны в тени лидера, телекомпании НТВ с ее уникальным журналистским коллективом. Когда к власти пришел Путин, стало ясно, что в стране стало тесно. Кто-то из них должен был уйти: либо НТВ, либо Путин. Путин оказался сильнее. Причины, по которым Путин смог убить НТВ, неоднократно анализировались и в данную юбилейную колонку точно не влезают.

Для колонки, посвященной юбилею «Эха», важно иное. В холдинге «Медиа-Мост» Владимира Гусинского на момент уничтожения этого холдинга было четыре СМИ, которые можно было рассматривать в качестве политического ресурса: телекомпания НТВ, журнал «Итоги», газета «Сегодня» и радио «Эхо Москвы». Весьма показательно различие их судеб. НТВ был раздавлен всей мощью государства. Это была казнь в прямом эфире, демонстративное фирменное путинское «мочение в сортире». Та же судьба, пусть не столь громкая, ждала журнал «Итоги». Газета «Сегодня» была просто закрыта. «Эхо» оказалось единственным общественно-политическим СМИ Гусинского, которое при переходе в Газпром-медиа сохранило в целости и сохранности главного редактора и редакционную политику. В скобках замечу, что утверждение насчет целостности главреда является истиной абсолютной, а мнение о сохранении прежней редакционной политики – это, скорее всего, относительная истина.

В этот момент, то есть в момент сохранения «Эха» как единственного судна, уцелевшего после разгрома медиа-флотилии Гусинского, появились на свет две вещи: феномен Алексея Венедиктова и спор о том, чья линия поведения по время разгрома более соответствует интересам журналистики, страны, а также планеты Земля и ее окрестностей – линия Евгения Киселева, который, как капитан крейсера «Варяг» Всеволод Федорович Руднев, в неравном бою был вынужден утопить свой корабль, или линия Алексея Венедиктова, который, подобно святому равноапостольному князю Александру Невскому, хитростью и лавированием получил в ханской ставке Газпром-медиа ярлык на редакторство на «Эхе», чем смог сохранить радиостанцию, ценой… Впрочем, о цене разговор длинный и не вполне юбилейный.

Феномен Венедиктова, родившийся в тот полный тревог и волнений 2001-й год (во избежание недоразумений уточню, что сам Алексей Алексеевич родился на несколько десятилетий раньше своего феномена), заключается в том, что Венедиктов: во-первых, совершенно неотделим от своей радиостанции, полностью с ней слился, во-вторых, он одновременно и намного меньше «Эха» и больше его, чем явно нарушает законы геометрии, а в-третьих, по количеству официальных кличек, прозвищ, псевдонимов и погонял с большим отрывом лидирует не только среди представителей российских элит, но и в мире криминала, где множественность творческих псевдонимов является издержкой профессии.

Вот только малая часть слов, коими обозначают то многогранное явление, которое представляет из себя главред «Эха Москвы»: «Веник» (так его зовут уборщицы «Эха» за любовь к чистоте), «старик Рябцев» (это прозвище дала ему эховская молодежь за привычку во время планерок не к месту цитировать сказочные сюжеты восточноевропейского фольклора), «Аптекарь» (это уже благодарные слушатели, которым Венедиктов постоянно дает бесплатные фармацевтические советы), «Крот» (так его постоянно называет один из лучших российских публицистов за сильную близорукость и склонность к глубокому анализу), ААВ-старший (это уже персональное прозвище, которым его называют в многочисленных личных беседах президенты России, США, футбольного клуба «Зенит», а также папа римский и Далай-лама, если и когда главред «Эха» удостаивает их своей аудиенции).

Но как бы ни называли Венедиктова, как бы ни ругали «Эхо» (последнее время поводов все больше) мы, то есть те, кто любит и ценит журналистику как профессию, в которой хорошим языком излагаются свежие факты и приводятся разнообразные мнения, - мы все должны быть благодарны «Эху Москвы» за то, что оно дает возможность шлифовать «Грани недели» Владимиру Кара-Мурзе старшему, раскапывать «Суть событий» Сергею Пархоменко, «Говорить по-русски» с Мариной Королевой, слушать «Авторскую песню» с Натэллой Болтянской, выяснять, кто там в данный момент неправ в телевизоре с Ксенией Лариной и Ириной Петровской, а также наслаждаться блестящими формулировками Виктора Шендеровича и пронзительными, на разрыве аорты текстами Аркадия Бабченко…

Не будь «Эха», мы бы все равно с ними со всеми встретились. Но нас было бы намного меньше. Может быть, в десять раз, а может, и еще меньше. Ведь такой аудитории, как у «Эха», нет больше ни у одного СМИ в России. Из числа тех, в которых хотя бы частично сохранилась журналистика. И за это спасибо «Эху Москвы» и благие пожелания в юбилей. А о проблемах «Эха» мы обязательно еще поговорим. В другой день, неюбилейный.



Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС












  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Приручение рэперов, страдания по Брилеву и портрет барственного холуя
3 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Просмотрев выпуски новостей и ток-шоу в российском телевизоре за минувшую неделю, я уже почти написал обзор, но вдруг задумался. Что нового из очередной «Медиафрении» узнают люди? Что Соловьев в последнем «Воскресном вечере» обозвал президента Украины Петра Порошенко «иродом», а не «уродом», как обычно? Что один из его «экспертов» радостно сообщил, что «Порошенко перепутал томос с фаллосом», и сам весело смеялся удачной шутке? Как другой «эксперт» пугал аудиторию федерального канала тем, что в Украине «происходят гонения на истинных христиан»? Еще у меня был сюжет про то, как вся соловьевская шобла долго глумилась над специально приглашаемым для таких целей украинским «политологом» Дмитрием Ковтуном. В точности как в описанной Ильфом и Петровым сцене коллективной порки Васисуалия Лоханкина в «Вороньей слободке». То же торжество духа коммуналки и карикатурное бессилие жертвы…
Медиафрения. Высший холуяж эпохи постмодерна
19 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет, все-таки напрасно наговаривают на современных российских мастеров пера, мол, не тот у них класс, по сравнению с теми, что были в старые времена. В несправедливости этих оценок можно убедиться, прочитав очерк Андрея Колесникова в «Ъ» от 15.11.2018, в котором автор живописует визит Путина в Сингапур. Путинский заслуженный летописец долго и подробно описывает, как во время появления на саммите Путина обязали пройти сквозь рамку, а затем наступила кульминация – Путин ЗАЗВЕНЕЛ! Тут невозможен парафраз, нужна цитата от мэтра: «И ведь Владимир Путин зазвенел. Если до этого я все это видел, то теперь услышал. О том, что это было, можно только предполагать. И поверьте, есть люди, которые с той секунды только это и делают. И говорят теперь, что даже если бы он вытащил из карманов все, что по мнению службы безопасности, могло бы зазвенеть, например, тайный мобильный телефон, о существовании которого столько лет говорят все, кто про это ничего не знает, то звон все равно никуда бы не делся, сколько бы раз его сквозь эту рамку ни попросили еще пройти. Потому что это якобы звенит то, из-за чего все-таки именно так, а не иначе относятся к Владимиру Путину в мире. ПОТОМУ ЧТО ИЗ СТАЛИ». Конец цитаты.
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.