Культурное наследие
20 ноября 2017 г.
Страна казенная
5 ОКТЯБРЯ 2015, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Вчера зашел на Зубовский, 2 — на чудесную выставку фотографий начала века, из коллекции Сергея Челнокова. Потом пил кофий и беседовал о прекрасном с его наследником, правнуком, организатором выставки.

И он рассказал мне простую и поразительную историю.

Он рассказал мне их несколько, и каждая — очередной диагноз стране.

Ну вот, например, про сотни уникальных старых фотографий — еще на стеклах! — которые лежат в госархивах неоцифрованными.

Причем мало того, что у государства так и не нашлось на это денег — когда оцифровку решили сделать энтузиасты, госслужащие попросили позолотить им ручку из расчета 5 тысяч рублей за скан.

Но это как раз история вполне обычная.

А вот феноменальная — хотя и простая, как мычание.

Пока мы беседовали в кафе, выяснилось, что тетушки, сидящие при входе на раздаче стереоочков для просмотра стереофотографий, выдали их пять штук, а шестому посетителю — не дают.

Хотя запасов этой оптики устроители сделали немерено.

Почему не выдают? А так. Организовали на ровном месте дефицит, и вот люди стоят перед их барьерчиком и ждут, пока кто-нибудь из предыдущих пятерых сдаст свой окуляр...

Причем даже никакой мзды (см. выше) тетушки не имеют в виду; просто добавили себе полномочий, повысили значимость.

И день удался.

«Россия — страна казенная» (Чехов, из записных книжек).

 

 












  • Алёна Солнцева: Периодически находят страшные злоупотребления. Но почему-то расследуют не Чайку с сыновьями, не Медведева, не Усманова. Тут всё чисто. Зато нашли виноватого — театр...

  • Лайф: Во время обысков в... театре и квартире режиссёра Кирилла Серебренникова в "Гоголь-центр" пришёл православный активист Дмитрий Энтео. ...Он очень рад тому, что... спецслужбы проводят проверку...

  • Andrey Plahov: То, что произошло в Москве, вызывает гнев и горечь не только само по себе, но и потому, что это это явный сигнал устрашения, наступления на свободу и культуру, которое Гоголь-центром не кончится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Муза Клио помещена в зощенковскую коммуналку, или По ту сторону добра и зла
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Вчера вечером, в солнечной всё ещё Испании, смотрел на монитор, как на рвотное... А ведь мы зарекались, окромя криминальных сериалов, российское информационное ТВ-производство не потреблять. Нарушение установленного режима развлечений было вознаграждено сполна: безликий пенсионер-ваятель Церетели (Манизер и Вучетич рядом с ним — Микеланджело и Леонардо), эта всеядная политическая проститутка, хвалился перед малым кругом последней своей поделкой — Аллеей правителей. Говорухин избитой фразой напоминал: «У нас Сталин, а во Франции не меньший диктатор Наполеон».
Побег из утопии
17 АВГУСТА 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Старые книги как старое оружие. Оно может висеть на ковре ярким музейным сувениром, а может снова стать оружием. В полной мере я отношу это и к творчеству Виктора Сержа, ранее неизвестный в России роман которого недавно был опубликован издательством книжного магазина «Циолковский». Речь идет о самой последней книге Сержа, фактически его завещании, «Когда нет прощения». Очень точное, красивое и подробное послесловие к ней написал мой друг Дима Петров. Нисколько не претендуя на переосмысление и дополнение того, что уже написано Петровым, позволю себе все же сделать несколько необходимых замечаний как бы на полях его эссе. Своей задачей я ставлю показать, зачем этот роман читать (если вы его, конечно, найдете, тираж всего несколько тысяч экземпляров) и зачем читать именно сегодня.
Творец и власть. Трудности перевода
24 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«С любой властью нужно идти и разговаривать. Ты говоришь: “Власть, я знаю, что ты лживая, корыстная, но по закону ты должна помогать театру, искусству, так что будь добра — выполни свои обязательства”». Это цитата из «Правил жизни режиссера Кирилла Серебренникова», опубликованных журналом Esquire. 23.05.2017 власть ответила. На своем языке. В квартиру режиссера Серебренникова и в его театр «Гоголь-центр» пришли люди в масках и провели обыски. Возбуждено дело по статье «Хищение в особо крупных размерах». Суммы украденного называются разные: от 200 миллионов рублей до 35 миллионов долларов.
Прямая речь
24 МАЯ 2017
Алёна Солнцева: Периодически находят страшные злоупотребления. Но почему-то расследуют не Чайку с сыновьями, не Медведева, не Усманова. Тут всё чисто. Зато нашли виноватого — театр...
В СМИ
24 МАЯ 2017
Лайф: Во время обысков в... театре и квартире режиссёра Кирилла Серебренникова в "Гоголь-центр" пришёл православный активист Дмитрий Энтео. ...Он очень рад тому, что... спецслужбы проводят проверку...
В блогах
24 МАЯ 2017
Andrey Plahov: То, что произошло в Москве, вызывает гнев и горечь не только само по себе, но и потому, что это это явный сигнал устрашения, наступления на свободу и культуру, которое Гоголь-центром не кончится.
Как гопники в модном месте выставку закрыли
26 СЕНТЯБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Мои работы выставляются по всему миру, такого раньше никогда не случалось». Так историю с закрытием своей выставки в Москве прокомментировал фотограф Джок Стерджесс, который большую часть своей творческой карьеры фотографирует обнаженную натуру. В том числе — детей. Объектом его внимания являются не профессиональные модели, а нудистские семьи, со многими из которых художник общается уже не один год. Сразу необходимо отметить, что в Центре фотографии имени братьев Люмьер, где вышеупомянутая выставка открылась в первых числах сентября, экспонировались далеко не самые откровенные работы Стерджесса.
Прямая речь
26 СЕНТЯБРЯ 2016
Алёна Солнцева: Художник, таким образом, становится совершенно несвободен, его чувства в расчёт не принимаются вовсе. И это, конечно... ненормальная неврастеническая реакция для общества.
В СМИ
26 СЕНТЯБРЯ 2016
"Ведомости": В 2016 г. времена настали другие. Сегодня организаторы и арт-сообщество готовы идти на поводу у незаконных требований «возмущенных граждан». Было уже несколько странных отмен концертов...
В блогах
26 СЕНТЯБРЯ 2016
Andrei Desnitsky: Путь к иному сознанию (чужое голое тело - не объект, секс сам по себе - не грязь и проч.) будет долгим и трудным, но его придется проходить.