Теологический десант

ТАСС

Высшая аттестационная комиссия при Министерстве образования и науки РФ одобрила паспорт специальности «Теология». На прошлой неделе паспорт был опубликован на сайте ВАКа. При этом диссертационные советы по теологии пока создаваться не будут, так же как и присуждаться степени кандидатов и докторов теологии. Положение останется прежним: соискатели будут защищаться по истории, философии или религиоведению, хотя и по специальности «Теология».

Представители церкви очень этим недовольны: теологические факультеты и кафедры в светских вузах множатся, по стране их уже около 50-ти, а возможности нормально защищаться нет, разве это справедливо — лишать светских теологов перспективы роста или заставлять их корежить свои работы, подгоняя под исторический или любой другой формат? И на первый взгляд с такими рассуждениями трудно спорить. Но только на первый взгляд.

Ведь недаром специальность назвали иностранным словом «теология», а не русским словом «богословие» — ну, чтобы не так мозолило глаза. Повторяется история с Основами православной культуры: ОПК? — не-е-т, это не про Бога, это про нравственность, посмотрите, какая молодежь стала разнузданная. И теология — это не про постижение мира на основе Божественного откровения, а «противоядие от распространения в обществе религиозного радикализма». И таким вот экивокам несть числа.

Любой разговор на эту тему сразу сворачивает на европейский опыт (тут почему-то «греховный Запад» должен стать для нас примером), там, дескать, что ни университет, то кафедра теологии. Там действительно кафедры теологии в университетах не редкость, но Европа прошла прямо противоположный путь. Европейское образование в большой степени выросло из богословских школ, а потом освободилось от церковной опеки, как освободилась от нее и университетская теология, став еще одной площадкой для диалога разума и слова Божия. В России же духовные школы и светское образование всегда существовали раздельно, сильной богословской школы никогда не было (хотя были отдельные выдающиеся богословы), а в советские годы богословие сгинуло безвозвратно, и сейчас оно только начинает возрождаться. Церковь на этом пути сталкивается с ощутимыми трудностями (в первую очередь с нехваткой образованных людей), но, как всегда, увы, пытается решить проблему руками государства.

«Кафедры теологии в свою очередь будут весьма полезны духовным школам, — рассуждает ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета прот. Владимир Воробьев. — Поднять образовательный уровень в периферийных семинариях практически невозможно без активной помощи и сотрудничества светских университетов. Кроме того, теологическое образование, безусловно, укажет и откроет дорогу к пастырскому, священническому служению немалому числу студентов-теологов. Следовательно, семинарии получат новых качественных абитуриентов, ищущих пастырской подготовки, и одновременно новый импульс для достижения хорошего образовательного уровня».

Все поставлено с ног на голову. Не церковь будет готовить специалистов-богословов, которые, в случае необходимости, смогут преподавать на светских кафедрах, а, наоборот, светские вузы возьмутся за ковку церковных кадров. Ну и, как всегда, надежды на «огромное миссионерское значение» начинания…

Ректорский энтузиазм по части организации в вузах теологических кафедр (факультет почти никто не вытягивает) хотя и нельзя сравнить с мощной волной учительских симпатий к ОПК (что поделать, школьные учителя нуждаются в кодифицированной морали), но по сути явление того же порядка: воцерковился человек, и ему тут же хочется облагодетельствовать ближних, пропадают же люди! (Да и конъюнктура нынче соответствующая: «Без серпа и молота не покажешься в свете!».)

Бывает, конечно, что и епархия давит, благо патриарх Кирилл не устает повторять архиереям, что они должны всемерно способствовать распространению светского теологического образования (даже священники по время проповедей стали призывать прихожан изучать догматику и нравственное богословие), но личный интерес куда более действенный стимул. Так было в Московском государственном лингвистическом университете, так было в МИФИ. Некоторые преподаватели МГЛУ изрекают такие вот сентенции: «Теология должна преподаваться с детского сада (и даже с ясельного возраста), а затем охватывать школу и институт».

Иногда работает меркантильный расчет: лишний факультет или кафедра — это ведь дополнительные деньги. Как правило, государственные. Очень редко епархия вкладывается в светское теологическое образование, я знаю только два таких случая: в ТулГУ завкафедрой теологии протоиерей Лев Махно подкармливал своих студентов на деньги со своих приходов и в Омском университете, когда сократили количество бюджетных мест на кафедре теологии, местная епархия предоставила средства на 10 человек (но там речь шла о закрытии кафедры — нет студентов, не откроют и направление, а набрать 10 платников на теологию нереально). В большинстве же мест епархиям не до светской теологии, и кафедры влачат жалкое существование, тем более что и бодрые реляции церковного начальства о востребованности теологов — изрядное преувеличение: найти работу по специальности выпускникам непросто — куда государству такая прорва теологов?

Надежды же на то, что они повалят в церковь, призрачны, если не смехотворны: очень часто на теологию идут те, кому не удалось поступить на другие отделения, большинство студентов — женского пола, но пусть даже мужского, и пусть даже некоторые воцерковляются, хотя пришли заядлыми атеистами, но для священства нужна совсем другая мотивация.

Так что ожидания церковного начальства, связанные со светской теологией, скорее всего не оправдаются так же, как не оправдала себя идея обязательных Основ православной культуры в школе. Но дети поиграются год и забудут, а свистопляска со светской теологией чревата куда более печальными последствиями — дискредитацией идеи богословского образования. Когда вот так наспех, при нехватке преподавателей даже для семинарий, собираются увечные кафедры, а адепты «теологии без границ» доказывают доверчивым слушателям, что без нее невозможно понимание творчества Толстого (но никогда не произносятся слова «Бог и меняющийся мир», предмет ускользает, если не откровенно подменяется), не исключено, что именно ВАК, поставивший некоторый заслон церковным вожделениям, действует во благо церкви.

Обидно только, что в вузах сокращают места на религиоведческих отделениях — в нынешних условиях государству не потянуть и религиоведение, и теологию. Как бы не вышло так, что богословской школы мы не вырастим, а имеющуюся религиоведческую развалим…


Фото Руслан Шамуков / ТАСС














  • Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.

  • АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.

  • Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
И мощи, и немощи
14 ИЮНЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
На «Кропоткинской» объявляют: «Очередь в храм Христа Спасителя от станции “Парк культуры”». Но оказывается, еще дальше — от Министерства обороны на Фрунзенской набережной. До храма Христа Спасителя отсюда почти три километра. Впрочем, на этом отрезке очереди как таковой нет — есть лишь рамки, за которые можно пройти. 27 мая, суббота, половина второго, народ еще, видно, только собирается. Рядом с министерством встречаю группу паломников из Нижегородской области, из города Володарска. Они уже отстояли свое и направляются в сторону автобуса. Приехали почти всем приходом, 49 человек. Это не первая их паломническая поездка: были и у пояса Богородицы, и когда в Москву привозили Дары волхвов, с готовностью рассказывает Андрей; на вид ему лет 30 с небольшим, с ним одиннадцатилетняя дочь.
Итоги недели. Приговор по делу покемонов в храме вынесла атеистка
12 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Существуют истины, которые, несмотря на всю их очевидность и тривиальность, приходится проговаривать из раза в раз. Политический заключенный – это не тот человек, который пострадал из-за собственных политических взглядов. Политический заключенный может вообще не иметь никаких взглядов. Политический заключенный – это тот, кто репрессирован по политическим мотивам. И в этом контексте суд в Екатеринбурге, за которым всю минувшую неделю мы столь пристально следили, классический политический процесс, к счастью закончившийся условным наказанием. В минувший четверг один из районных судов Екатеринбурга вынес обвинительный приговор популярному местному видеоблогеру Руслану Соколовскому.
«Я всего лишь матерился»: дело Соколовского
11 МАЯ 2017 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Чем ни закончится процесс по делу Руслана Соколовского (приговор вынесут 11 мая в одном из райсудов Екатеринбурга), результатом станет очередное скатывание российского общества в бездну помрачения. 28 апреля прокурор потребовал дать подсудимому 3,5 года лагеря общего режима. Статьи УК (148 и 282), по которым судят 23-летнего блогера, отличаются резиновыми формулировками. Между тем поражает убожество полемики, разгоревшейся вокруг случая Соколовского. «Уголовное дело как расплата за слова в видеороликах — варварство», — возмущается свидетель защиты, политзаключенная советской эпохи Елена Санникова.
Прямая речь
11 МАЯ 2017
Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.
В СМИ
11 МАЯ 2017
АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.
В блогах
11 МАЯ 2017
Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".
За что гонят Свидетелей Иеговы
24 АПРЕЛЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
20 апреля Верховный суд запретил в России деятельность религиозной организации Свидетелей Иеговы как экстремистской. Постановил ликвидировать Управленческий центр и 395 местных организаций. Отныне, если решение не будет оспорено и отменено, Свидетели Иеговы не имеют права рассказывать о своей вере другим людям, издавать и распространять религиозную литературу, даже собираться для молитвы не имеют права — только тихо молиться каждый в своем уголочке, если уж им так хочется. Имущество у организации отберут и передадут государству.
В дом пришли убийцы
30 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В культурном центре «Покровские ворота» состоялась презентация книги Павла Проценко «К незакатному Свету. Анатолий Жураковский: пастырь, поэт, мученик, 1887-1937», в которой приняли участие автор монографии и литературовед Мариэтта Чудакова. Анатолий Жураковский — знаковая фигура религиозной жизни Киева двадцатых годов прошлого века. Он принадлежал к поколению, призванному преобразовать «энергии высших сфер духа» и тем самым ответить на революционные вызовы времени. Вместе со своими единомышленниками он помогал бедным и заключенным, занимался просвещением народа и работой с молодежью.
Религиозная политика меняется в более жесткую сторону. Центр «СОВА» представил доклад о проблемах реализации свободы совести в 2016 году
29 МАРТА 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
28 марта в Славянском правовом центре состоялась презентация ежегодного доклада Информационно-аналитического центра «СОВА» «Проблемы реализации свободы совести в России в 2016 году», основанного на данных ежедневного мониторинга российских новостей. В презентации приняли участие автор доклада, социолог религии и эксперт Центра «Сова» Ольга Сибирева, директор Центра и член Совета при президенте по развитию гражданского общества Александр Верховский, адвокат Константин Андреев, а также юристы, правозащитники, журналисты и религиоведы, в том числе студенты Учебно-научного центра изучения религий РГГУ.
Открытое письмо жителей блокадного Ленинграда
28 МАРТА 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мы, жители блокадного Ленинграда, хотим высказать наше мнение по поводу передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Считаем такое решение скоропалительным и неоправданным, поскольку все последние годы под куполом собора благополучно сосуществовали музей и церковь. Проведенные за минувший год 640 богослужений дают основание утверждать, что Исаакиевский собор являет собой прекрасный пример сотрудничества музейного и церковного сообществ. Кроме того, не стоит забывать, что в тяжелейшие блокадные дни именно в подвалах Исаакия были размещены эвакуированные из пригородных музеев бесценные экспонаты Петродворца, Пушкина, Павловска, Гатчины. Здесь же нашли приют и сотрудники этих музеев. Это наша общая история, которую мы как блокадники считаем недопустимым забывать при принятии судьбоносных решений.