Медиафрения
18 ноября 2017 г.
Медиафрения. Оболочки
3 НОЯБРЯ 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Пишу этот обзор на третий день после гибели рейса 9268. Президент страны, в которой произошла крупнейшая в истории этой страны трагедия, связанная с авиацией, молчит. Видимо, ждет, когда появится больше информации, чтобы его слова звучали весомо. Чтобы это было не просто сочувствие погибшим и их семьям, а назидание с выводами. В отношении оставшихся в живых.

 В 2004 в Беслане погибли 333 человека. Оставшиеся в живых россияне были наказаны тем, что у них отобрали право выбирать себе губернаторов и конкретных живых депутатов, заменив их списками. В рейсе 9268 погибли 224 человека. Как будут наказаны оставшиеся в живых россияне, на момент написания данной статьи неизвестно. Может, отберут загранпаспорта. Может, ликвидируют все частные авиакомпании или запретят летать на самолетах иностранного производства. А может, и обойдется на этот раз.

У него был шанс показать себя человеком: мог, например, приехать в воскресенье в родной Питер и встать со свечкой вместе с тысячами питерцев на Дворцовой площади. Мог никуда не ехать, просто сказать, что ему жалко погибших и их близких. Может, кто-то поверил бы и решил, что во главе страны человек, которому не чужды нормальные человеческие чувства. А так лишний раз можно убедиться, что во главе страны стоит пустая оболочка, лишенная нормального человеческого тепла и сострадания. Не сомневаюсь, что слова какие-то он скажет. Через три, может, через пять дней. Но эта слишком театральная пауза, растянутая на несколько дней, заставляет сказать «не верю» по поводу искренности того, кто эту паузу держит.

В отсутствии человеческого импульса, идущего сверху, публичные персоны понесли околесицу. Лидер русских националистов Крылов решил в день траура пошутить и поздравил украинцев и либералов с гибелью пассажиров. Более развернутый текст опубликовал в «Комсомольской правде» сотрудник Александр Гришин. Сотрудник пишет, что «и теперь реагируют, как многие из нас предполагали. Свидомые поклонники Бандеры и Шухевича с Украины и наши либералы выступили единым фронтом… одни откровенно радуются в социальных сетях, другие притворно соболезнуют…» И далее сотрудник «КП» приводит изображение реплик некоторых дебилов, которые, действительно, радуются чужому горю.

Откуда сотрудник взял, что дебилы именно с Украины, неизвестно (дотошные люди уже дознались, что большинство адресов – российские). Как «Комсомолка» определила политические пристрастия авторов дебильных реплик, остается лишь предполагать. Есть специалисты из той же «Комсомолки», которые определяют либералов по фамилии, но тут же требуется унюхать либеральный дух сквозь никнеймы…

 «ЭКСПЕРТЫ» ШИРОКОГО ПРОФИЛЯ

Как должно выглядеть обсуждение гибели 224 человек на второй день после трагедии, когда о причинах ее мало что известно? Можно пригласить разных экспертов, подготовить какой-то анализ похожих катастроф и попытаться понять, что произошло. Можно вместо дискуссии сделать вечер памяти погибших. Показать их фото, пригласить друзей, лучше не тащить в студию самых близких родственников, не ставить их, опухших от слез под камеры. Друзья, сослуживцы расскажут, кого мы лишились в этом окаянном 9268 рейсе. Будут такие всенародные поминки.

И тот, и другой вариант можно сделать по-людски, а можно по-уродски. Владимир Соловьев в своем «Воскресном вечере» сделал так. В качестве экспертов он пригласил две категории людей. К первой категории относятся Михаил Старшинов, депутат Госдумы и один из лидеров ОНФ, Антон Цветков, лидер объединения «Офицеры России», член Общественной палаты РФ, политолог Сергей Михеев и военный эксперт Игорь Коротченко.

Экспертом называют человека, обладающего углубленными знаниями в какой-то конкретной области. В данном случае нужны были эксперты в области гражданской авиации. Посмотрим на приглашенных с этой точки зрения.

Михаил Старшинов – выпускник академии физкультуры, сравнительно недавно закончил университет МВД. Постоянный участник соловьевских «вечеров», на которых говорит уверенно, горячо и по любым вопросам, умудряясь при этом не сказать ничего определенного. Судя по типажу и по манерам, в начале 90-х вполне мог в «адидасе» и кожанке присматривать за рынком, в наши времена в качестве одного из лидеров ОНФ смотрит за теми частями страны, на которые укажут старшие.

Антон Цветков – гордится тем, что родители служили в КГБ, в среде правозащитников получил прозвище «подментованный юрист» за свою практику в любом конфликте вставать на сторону надзирателей и иных силовиков и требовать для заключенных ухудшения условий, а для подсудимых самого сурового приговора. Автор лжи о том, что Каспаров «укусил милиционера», и лжи о том, что похищенного из Киева Развозжаева никто не пытал и он добровольно приехал в Россию.

Сергей Михеев, политолог, и военный эксперт Игорь Коротченко также постоянные участники «Воскресных вечеров», в биографии обоих также нет никаких следов прикосновения к гражданской авиации, кроме как в качестве пассажиров.

Теперь, когда мы выяснили, что все эти четверо добрых людей ни уха, ни рыла не смыслят в гражданской авиации (замечу, что автор данной колонки также не смыслит, но в отличие от вышеперечисленных персонажей согласился бы выступать в роли эксперта по данному вопросу лишь под угрозой мучительной смерти для себя и близких), посмотрим, что они сообщили гражданам России.

Политолог Сергей Михеев сходу заявил, что версию теракта считает основной. И тут же обвинил власти Египта, что они не закрыли небо в зоне конфликта. Откуда политолог Михеев взял, что это теракт, он не сообщил. Но, поскольку на момент передачи все официальные инстанции — как египетские так и российские — твердо стояли на том, что никакого теракта не было, то политолог Михеев решил сварить себе супчик и на огоньке других версий. «Это не техническая проблема, а проблема идеологии», — отрезал политолог Михеев. «Почему «Боинг»?!», — возмущенно потребовал ответа политолог. Можно было объяснить политологу Михееву, что трагедия случилась не «Боингом», а с «Аэробусом», но этого никто не сделал, а, впрочем, это объяснение все равно бы не удовлетворило разгневанного политолога. «Это все порочная практика 90-х!», — бушевал политолог Михеев. «Мы тогда все свое развалили и покупали все заграничное, — продолжал негодовать политолог. — И вот теперь эту порочную практику надо прекратить!»

С еще более радикальным предложением выступил военный эксперт Коротченко. «Я за то, чтобы российские пассажиры летали на новых самолетах!», — твердо заявил военный эксперт. «Мы не должны превращаться в покупателей авиационного секонд-хенда!», — строго потребовал Коротченко. Вид у него при этом был настолько непреклонный, что никто из присутствовавших в студии представителей отрасли не решился возразить. Только Соловьев робко пробормотал: «Борт не старый, экипаж хороший. Топливо нормальное…» Но военный эксперт Коротченко был неумолим: «Россияне должны летать только на новых самолетах. И никакого авиационного секонд-хенда».

Жаль, что эксперт Коротченко не уточнил, с какой периодичностью нам надо обновлять весь парк воздушных судов, чтобы, по его мнению, «россияне летали на новых самолетах». И будет ли считаться новым самолет, изготовленный год назад, или это уже будет «авиационный секонд-хенд»? Да, и с учетом того, что общая численность воздушных судов в России приближается к трем тысячам (включая вертолеты, ведь россияне и вертолетами летают), то хотелось бы знать, в какую сумму обойдется стране непреклонная требовательность эксперта Коротченко. Жаль, опять-таки, что в студии у Соловьева не нашлось никого, кто объяснил бы эксперту Коротченко, что срок службы «Боингов», например, в США и Германии свыше 20 лет.

Если эксперты Коротченко и Михеев хмурились в основном насчет техники, то член Общественной палаты Цветков потребовал почистить ряды пилотов. Он почему-то решил, что там сплошные гастарбайтеры. Возможно, спутал гражданскую авиацию с маршрутными такси. «Надо запретить летчиков – гастарбайтеров!, — потребовал член Общественной палаты Цветков. — Да, и импортные самолеты – отменить!» Тут самое время отметить, что доля воздушных судов зарубежного производства в России составляет более двух третей.

«Эксперты» широкого профиля, с легкостью необыкновенной дающие на всероссийскую аудиторию заключения по любому вопросу — от международной политики до сельского хозяйства включительно — это ноу-хау соловьевских ток-шоу. В советские годы были такие «специалисты», которые были вооружены правильной идеологией, позволяющей им с одинаковой компетентностью руководить и колхозным рынком, и драматическим театром, и техническим вузом. Сейчас такой всепобеждающей и всепогодной идеологией является антизападничество, соединенное с культом Путина как уникального мирового лидера, дарованного богом Русскому миру в качестве награды за особую духовность и всемирную отзывчивость. Вооруженный такой идеологией человек может быть экспертом по любым вопросам.

КОМУ ИНФОРМВОЙНА…

В минувшее воскресенье был объявлен траур, и все развлекательные и юмористические передачи были отменены. В частности телеканал «Россия-1» отменил встречу с Михаилом Жванецким, несмотря на то, что формально она должна была выйти в эфир уже далеко за полночь, то есть в то время, когда траура уже не было. А вот соловьевский «Воскресный вечер» внаглую шел во время траура, несмотря на то, что большую часть этой передачи ничем иным как фарсом и клоунадой назвать было невозможно.

Особенно это относится к третьей части, в которой Соловьев решил обсудить информационную войну. Именно такой, клоунский тон задал своей первой фразой ведущий, обратившись к американскому политологу Злобину: «Можно начать со Злобина, чтобы потом всем его пинать ногами». Впрочем, Злобина пинать ногами было совершенно не за что, поскольку в каждой соловьевской передаче он так «ловко» «защищает» США, что после его выступлений самому ярому антиамериканисту ничего не остается делать: все уже сказал «американский политолог» Злобин. Этот «американец» обвиняет США, их внешнюю политику и СМИ примерно с тех же позиций, что и какой-нибудь Железняк или Яровая.

Для создания эффекта присутствия большого количества оппонентов, Соловьев пригласил не одного, а целых двух «американцев», одного француза и двух либералов.

Второй «американец» — это Чарльз Баусман, который более 20 лет живет и работает в Москве. Известен своими крайне антизападными и прокремлевскими высказываниями. Например, недавно он сообщил в интервью «Комсомольской правде», что в газете «Нью Йорк Таймс» работают агенты ЦРУ, и также уверил читателей «КП», что материалы для новых российских сетевых изданий готовятся централизованно в соответствующих отделах какой-нибудь спецслужбы.

И в этой программе Чарльз Баусман отработал свой номер, сообщил, что американские СМИ работают из рук вон плохо, потому что находятся в руках олигархов. Видимо то, что в России СМИ находятся в руках государства, Чарльзу Баусману представляется залогом их объективности. Французский журналист Дмитрий де Кошко также оказался ярым сторонником свободы слова в ее российском варианте, поскольку во Франции его на центральные телеканалы не приглашают, а здесь, вот, позвали.

Так что с учетом тотально прокремлевской направленности зарубежных экспертов, оппонировать Соловьеву и его пристяжным могли только приглашенные для топтания ногами российские либералы числом две штуки: Владимир Рыжков и Леонид Гозман.

Владимир Рыжков с самого начала заявил позицию равноудаленности, а точнее равной ответственности за информационную войну обеих сторон. «Проблемы есть, причем с обеих сторон», — объявил Владимир Рыжков. И добавил: «Не надо упрощать. И с нашей стороны огромное предубеждение к Западу. Груз предубеждения с обеих сторон».

И тут же получил отповедь от политолога Дмитрия Куликова. Это того, что из Зиновьевского клуба. «Мы, в отличие от Запада, не лжем!», — категорически заявил Куликов. И тут Владимир Рыжков решил дать бой. «Я сам на Алтае разговаривал с людьми, у которых сын контрактник, который был на территории Украины», — сообщил Рыжков. «Так кто лжет?», — спросил он, имея, очевидно, в виду, что в этой студии и за ее пределами наша пропаганда многократно заявляла, что наших военных в Украине нет.

Тут Соловьев выпустил на арену военного корреспондента ВГТРК Александра Сладкова, которого долго представлял как совершенно героическую личность, а тот скромно отнекивался, мол, не стоит меня расхваливать. Героический Сладков не стал отрицать, что на территории Украины могут быть российские военные, но настаивал, что их число столь незначительно, что существенной роли они играть не могут. Возможно, Рыжков и хотел ему возразить, что в условиях, когда российские военные полностью контролируют российско-украинскую границу, число российских военных на украинской территории может меняться в любой момент в любую сторону и в любой пропорции, но ничего ему сказать не дали, поскольку Соловьев и его присные принялись усердно топтать Леонида Гозмана.

Дело в том, что Владимира Рыжкова Соловьев с подручными, конечно, тоже топтал, но без усердия, душу в топтание не вкладывая. Поскольку рыжковская позиция равной ответственности за информационную войну, равноудаленности, симметричной лжи и тех, и других была Соловьеву и Ко, конечно, глубоко неприятна, но все-таки не в такой степени, как позиция Гозмана.

О, этот Гозман! Вот он враг, в своем чистом, дистиллированном обличье! Вот смотрите, что он говорит на главном государственном телеканале страны: «Образ нашей страны ужасен. Если это результат информационной войны, то наше информационное начальство проиграло войну. А может быть, это правда? Может быть, рожа крива?» И далее либерал Гозман продолжает клеветать: «Пять лет назад Украина была наша наполовину, сейчас уже совсем не наша. США строит Трансатлантический блок без нас. Мы проиграли внутри страны, посмотрите, как упали зарплаты. И при чем здесь информационная война?»

Все время, пока Гозман говорил, его перебивал политолог Дмитрий Куликов. И Гозман, наконец, не выдержал и пригрозил, мол, если не перестанете меня перебивать, я про вас такое расскажу, что вам не понравится. Эта фраза была подарком и Куликову, и Соловьеву. Они тут же вцепились в Гозмана, требуя, чтобы он немедленно все рассказал про Куликова. Дело в том, что эта публика с кухонных сварах чувствует себя как рыба в воде. Когда я смотрел за тем, как эта свара развивается, невольно вспомнил об эпизоде двадцатилетней давности, который произошел на моих глазах с покойным однопартийцем Гозмана, с Егором Тимуровичем Гайдаром в его бытность депутатом Госдумы.

В Думе тогда депутатствовал Вячеслав Марычев, член ЛДПР, который вполне профессионально исполнял роль клоуна-провокатора: надевал накладные женские груди и всячески превращал парламент в фарс. Собственно, делал то, что сегодня с политической журналистикой делает Соловьев. Причем, Соловьев это делает с гораздо большим успехом, чем тогдашний депутат Марычев. Тот был по сравнению с нынешними вполне безобиден. Но тут, видимо, крепко достал Гайдара, который готовился выступать и, сидя на первом ряду, подбирал бумаги для выступления. А Марычев то один листок у него со стола схватит, то другой и начинает декламировать. Гайдар не выдержал, вскочил и замахнулся на надоеду. И что-то сказал, тихо, но выразительно. Что сказал, я не расслышал, хотя и сидел не очень далеко. Но радость Марычеву доставил этим эпизодом нешуточную. Тот потом неделю отлавливал журналистов и рассказывал им, как Егор Тимурович Гайдар напал на него с кулаками (то, что Гайдар до него не дотронулся, я видел отчетливо, а кроме того брезглив был Гайдар до невозможности) и как он с трудом смог отбиться от отца российских реформ, угрожавшего ему неминуемой смертью.

Вот с Гозманом, Куликовым и Соловьевым сюжет был немного похожим. Когда Куликов достал Гозмана и тот пообещал про него что-то рассказать, Куликов и Соловьев страшно обрадовались. И вынудили Гозмана сказать, что Куликов работал на Яценюка, которого он, Куликов, сегодня считает исчадьем ада. «Ну, и что?», — искренне удивился Куликов. «Ну, как же, вы работали на идеологического врага…», — растерянно пробормотал Гозман, уже, видимо, понимая, что вступил на ту территорию кухонной свары, где ему точно победы не видать.

И тут Соловьев немедленно доказал Гозману, что в обмене ударами, когда переходят на личности и бьют не по тезису, а по фейсу, ему, Гозману, до Соловьева и его подручных далеко. Он тут же вспомнил, как СПС, членом которой был Гозман, шла на выборы под лозунгом «Путина в президенты, Кириенко в Думу» и спросил, как же он, Гозман, меняет свои взгляды, а другим не дает такого права.

Справедливости ради, Леониду Гозману удалось в конце передачи отомстить Соловьеву, когда тот неосторожно завел с ним спор о «Хезболле». Гозман назвал «Хезболлу», союзника России по борьбе с ИГИЛ, террористической организацией. Соловьев заявил, что в России «Хезболла» не считается террористической организацией. Это был, конечно, удобный момент для нанесения ответного удара. И Гозман его нанес. Он стал буквально гонять Соловьева по студии своим вопросом: считает ли лично он, Соловьев, Владимир Рудольфович, эту самую «Хезболлу» террористической организацией?

Соловьев, выражаясь терминологией бокса, поплыл. Сказать, что да, союзником России являются террористы, Соловьеву, главному пропагандисту страны, совершенно нельзя. Сказать, что он, Соловьев, член руководства Российского еврейского конгресса, не считает террористической организацией «Хезболлу», которая платит сотни тысяч долларов за каждого убитого израильтянина, тоже никак невозможно. И Соловьев, глядя на Гозмана мутными от пропущенных ударов, ненавидящими глазами, заявил: «Я вам потом расскажу, какие из близких вам либеральных организаций я считаю террористическими». Либерал-террорист — это настолько любопытное создание, что, будем надеяться, Гозман напомнит Соловьеву о его обещании, и тот предъявит обществу сей удивительный продукт генно-пропагандистской инженерии.

Террористы «Хезболлы» — наши союзники, поэтому они не террористы. Палач Асад — наш друг, поэтому он не палач. Крым мы не украли потому, что он всегда был наш, а наших военных в Украине не было, несмотря на то, что их трупы приходят в Россию. Да и то, что в магазинах товаров становится все меньше, а сами товары все дороже — это признаки подъема нашей экономики. С каждым шагом лавина лжи, которую надо называть правдой, становится все громаднее. Пропагандистская машина уже не справляется. Есть пока осторожные надежды на то, что сирийская авантюра, которая завершится неизбежным крахом, будет последним преступлением путинского режима. Что же касается тех, кто добровольно стал орудиями, инструментами машины лжи, то они производят впечатление пустых изнутри, людей с выеденными ложью душами. Оболочки.


Фото: Dmitry Lovetsky/ АР / ТАСС














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.