Медиафрения
20 ноября 2017 г.
Медиафрения. Еще раз о пользе гигиены
24 НОЯБРЯ 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Несколько медийных событий минувшей недели продемонстрировали еще раз ту пропасть, которая отделяет политическую журналистику от пропаганды и интриганства, а политику от клоунады.

Российская пропаганда с восторгом растиражировала и растащила на цитаты интервью Порошенко, которое он дал Тиму Себастиану на DW. Радостное цитирование фрагментов этого интервью или даже полное его воспроизведение на многочисленных кремлевских ресурсах, от «Вестей недели» Дмитрия Киселева до интернет-газеты «Взгляд», свидетельствует о том, что это интервью воспринято как разоблачение Порошенко и его «хунты», а Тима Себастиана уже совсем скоро позовут на RT.

В действительности данное интервью было мастер-классом политической журналистики для российских и украинских журналистов. Британский журналист на немецком канале просто показал, как надо брать интервью у высшего начальства. Вот так обычно разговаривают на Западе со своими и с чужими президентами и премьерами нормальные журналисты. Не сидя на краешке стула и преданно заглядывая в глаза, а как хозяева в своей студии и в своей стране. Говорят не как холуи и даже не как равные, а как старшие по социальному статусу, поскольку спрашивают с наемного менеджера от имени своей аудитории, она же избиратели, она же налогоплательщики.

Это был профессиональный ринг, по которому Тим Себастиан целых 25 минут гонял Петра Порошенко, не давая ему ни секунды передышки. Он бил его без пощады во все уязвимые места украинской политики и во все слабые места личной политической биографии. Каждый удар-вопрос Тим Себастиан подкреплял выверенной цитатой, которая для наглядности зрителей тут же появлялась на экране в письменном виде. Машина по выворачиванию политиков наизнанку работала четко и технологично.

Порошенко в целом неплохо держал удар. Раунд по Крыму, в котором Себастиан пытался ему доказать, что нет смысла требовать Крым назад, поскольку у Украины нет рычагов его возврата, Порошенко, пожалуй, что и выиграл, сославшись на международное право и выигрышность моральной позиции. Несколько раз «поплыл» от тяжелых вопросов по коррупции. Единственный раз, когда Себастиан смог послать украинского президента в глубокий нокдаун, был связан с 5-м каналом. Эта была быстрая серия мощных и безжалостных вопросов: «Вы обещали отличаться от других олигархов, которые владеют телеканалами?»; «Для чего вам 5-й телеканал?»; «Кто из президентов в Европе имеет свой телеканал?».

Порошенко пропускал эти удары, а последний просто уронил его на пол. Мог бы, конечно, вспомнить Берлускони, но тот, как назло, уже не президент. Но в целом украинский президент держался более-менее достойно, если учесть условия, когда оппонент тестировал его с позиций норм, принятых в развитых демократиях, а Порошенко угораздило служить президентом воюющей страны, у которой только что оттяпали кусок, а на другой части территории создали бандитский анклав с открытой границей со страной-агрессором. Тем не менее, полагаю, что это интервью было полезно и для Порошенко, и для Украины. Что же касается восторга российских пропагандистов, то предлагаю на секунду представить перед Тимом Себастианом – Путина или, не дай бог, Медведева. Полагаю, что соленые шуточки и воспоминания об уроках ленинградской улицы выглядели бы в студии DW крайне нелепо и беспомощно.

ТАСС

На этом фоне крайне жалко смотрелось интервью, которое вызвало восторги некоторой части российской демократической публики. Речь об «Особом мнении» Станислава Белковского на «Эхе Москвы» от 19.11.2015, в котором политолог сделал некоторые сенсационно смелые, по мнению части демократической общественности, заявления. Речь идет вот об этом фрагменте интервью, где Белковский утверждает, что Путин заранее знал о готовящемся теракте в Париже:

«Это ясно как божий день. Ясно, что Путин знал о терактах в Париже заранее, потому, что у него есть обширная агентура в ИГИЛе. Эта обширная агентура в руководстве ИГИЛа возникла из-за того, что ИГИЛом в военном плане руководят баасисты, то есть бывшие представители войск Саддама Хуссейна. А это очень близкие к Советскому Союзу, к России люди вообще-то… И курировал все это Евгений Максимович Примаков. Который в последние годы оказался ближайшим другом Путина, хотя долгие годы им не был». Конец цитаты.

Сразу после этого Белковский сообщил, что Россия непременно начнет наземную операцию в Сирии, в которой примет участие 20-25 тысяч военнослужащих. Которые, по утверждению политолога Белковского, не смогут добиться разгрома ИГИЛ, но будут просто уничтожены.

Те, кто восхищается словами Белковского, вероятно, либо никогда не сталкивались с политической аналитикой и нормальной журналистикой, либо по каким-то причинам не умеют отличить ее от «вброса». Что до массового участия десятков тысяч российских военных в сирийской войне, то справедливость этого прогноза будет подтверждена или опровергнута в ближайшее время. А вот насчет осведомленности Путина в подготовке теракта в Париже, а тем более возможной причастности Путина к организации этого теракта (Белковский и об этом сообщил на «Эхе»), тут история чуть сложнее. Но не намного.

Мог ли Путин знать заранее о подготовке теракта в Париже? Да, мог. Теоретически. Так же, как теоретически мог знать о подготовке взрыва российского самолета. Мог ли Путин быть причастен к организации Парижского теракта? Полагаю, что эта гипотеза несостоятельна. И вовсе не потому, что у Путина нет мотивов или есть моральные ограничения. Мотивы есть, но нет возможностей. Примерно так же, как у него есть мотивы устроить землетрясение у берегов Калифорнии или мгновенно изъять всю нефть на Земле, оставив ее только в России, но ресурсов для реализации этих замечательных планов у него, слава богу, нет.

Вся эта цепочка «умозаключений» Белковского есть гадание на кофейной гуще, которой придается форма политической аналитики и политического прогноза. Вся эта «аналитика» высосана из грязного пальца «политолога». Если преодолеть некоторую брезгливость, можно построить десятки альтернативных цепочек «доказательств», которые приведут к тому, что теракт в Париже устроила любая страна мира. Поскольку цепочки связей от ИГИЛ идут далеко не только от баасистов и не только к России. Есть связи через Катар, через Турцию, через любую из стран полуторамиллиардного исламского мира, к которой протянуты сегодня щупальца ИГИЛ.

Путин и его режим сегодня такое же абсолютное зло, как и ИГИЛ. Вероятно, даже большее по размеру, поскольку снабжено ядерным жалом. Но не стоит делать ошибку и объединять эти два зла в одно целое. Центр управления ИГИЛом не находится в Кремле. А Путин не получает команды из Ракки. Конспирологическая точка зрения, что все зло в мире имеет один источник, опасна потому, что она неверна. Необходимо достать из сундука старика Оккама его заржавленную бритву и отрезать у Белковского и ему подобных всю ту ерунду, которой он пудрит мозги демократической публике, как несколько лет назад пудрил мозги патриотической публике, обвиняя Ходорковского в подготовке «олигархического переворота».

Главный водораздел в профессиях журналист, эксперт и политик проходит даже не по линии левый-правый, либерал-патриот или демократ-консерватор, намного важнее та грань, которая отделяет честного профессионала от лжеца и манипулятора. И в этом смысле Тим Себастиан, при всех огромных отличиях от Петра Порошенко, находится с ним по одну сторону этой грани (что никоим образом не снимает многочисленные претензии украинцев к своему президенту), а Станислав Белковский оказывается в компании, например, с депутатом Федоровым, который на минувшей неделе выдал очередной шедевр, рассказав дальнобойщикам, что они своими забастовками, как стало известно депутату Федорову, исполняют указание Госдепа.

«ПОДСТАВНЫЕ»

Медийные события минувшей недели заставляют еще раз обратиться к проблеме участия в пропагандистских программах российского ТВ представителей оппозиции, представителей Украины, а теперь еще и Сирии.

Отдельные удачные фразы, которые успевают сказать некоторые оппозиционеры на этих шоу, не меняют общего ощущения. Представители иной точки зрения нужны организаторам этих программ лишь для того, чтобы дискредитировать эту иную точку зрения. И в подавляющем большинстве случаев у них это получается. Наиболее яркие фигуры от оппозиции в принципе не приглашаются: манипуляторы неплохо видят масштаб и понимают, кто им не по зубам.

Именно поэтому никогда не приглашали на ток-шоу, например, Бориса Немцова или Гарри Каспарова. Остерегаются звать на дискуссии Аркадия Бабченко, или Андрея Пионтковского, или Лилию Шевцову, или Георгия Сатарова. Вот сейчас проблемы Сирии россияне узнают в основном от Сатановского с Багдасаровым, послушав которых невозможно понять, как же так получилось, что прекрасный семьянин, интеллигент, замечательный офтальмолог Башар Асад вдруг убил 250 тысяч своих соотечественников, а еще сколько-то миллионов, не желая быть убитыми, сбежали от этого чудесного человека вон из страны.

Есть человек, который по всем журналистским меркам является ньюсмейкером премиум класса. Это первый сирийский космонавт, Ахмед Фарис. Он в 1987 году летал на станции «Мир», а в 2012 году бежал от Асада. В интервью Радио «Свобода» он обратился к россиянам: «Великий российский народ! Несколько лет я жил среди вас, мне выпала честь подняться в Космос вместе с вами. Вы всегда выступаете против угнетения и тирании. Сирийский народ уже долго сопротивляется угнетению и тирании Асада. Встаньте на сторону угнетаемых и против палачей! И я призываю российские СМИ встать на сторону правды и искать правду на свету, а не в тени». Прозвучи такой призыв от такого источника в общероссийском эфире, кто-то из слепо поддерживающих путинскую авантюру в Сирии мог бы задуматься.

Аудитория Радио «Свобода», не имеющего эфира, несопоставима с аудиториями федеральных каналов, по которым беспрерывно лгут про ситуацию в Сирии соловьевы с киселевыми и багдасаровы с сатановскими. Первого сирийского космонавта туда не позовут, поскольку процесс его затаптывания будет выглядеть как-то не очень, а дать ему нормально говорить совершенно невозможно.

Поэтому вместо него из Сирии в дискуссии выступают исключительно сторонники Асада, а от сирийской оппозиции слово всегда имеет давно живущий в СССР и России выпускник РУДН, политолог Омар Шаар. Не будучи востоковедом, не могу судить о том, насколько он, находясь долгие годы в отрыве от родины, может быть адекватным экспертом. Проблема в том, что он, будучи, возможно, хорошим экспертом, очень плохой полемист, обреченный в публичной дискуссии на заведомое поражение. Именно поэтому и зовут его всегда на ток-шоу практически всех федеральных телеканалов.

Другой пример «подставных» оппонентов являют собой дежурные украинцы Вячеслав Ковтун и Павел Жовниренко. Эти два, вполне вероятно, достойных человека, скорее всего, не подозревают, что единственной причиной, по которой они постоянно участвуют в российских телепередачах, является их полное неумение вести дискуссию и отстаивать свою точку зрения, полное отсутствие реакции и находчивости, без чего они всегда выглядят смешно и жалко, несмотря на правоту позиции, которую они отстаивают.

В ходе «Воскресного вечера» от 22.11.2015 Соловьев и его свора в течение полутора часов глумились над украинским праздником годовщины революции свободы и достоинства и все это время требовали от этих украинских экспертов, чтобы они перечислили достижения своей страны, которые она приобрела за два года после Майдана. Можно понять Ковтуна и Жовниренко, как им было сложно сосредоточиться в условиях постоянного хамства и личных издевательств, которыми они подвергались со стороны Соловьева и некоторых наиболее рьяных его подручных вроде Дмитрия Куликова и Константина Долгова. Но если не можешь дать отпор хамам и не умеешь найти нужные слова в рутинной для российских ток-шоу обстановке злобы и недоброжелательности, зачем туда ходить?

Более сложный сюжет был с участием режиссера Александра Гнездилова, который на шоу Соловьева выступал в качестве представителя партии «Яблоко». Гнездилов, несомненно, сильный полемист, способный в любых условиях сохранять самообладание, ясность мысли и четкость аргументов. И до тех пор, пока он говорил о проблемах терроризма, о невозможности победить терроризм, пока для него есть питательная культурная среда, о необходимости соблюдать баланс между ужесточением мер безопасности и угрозой потери цивилизационной идентичности, о недопустимости использования терроризма в качестве пиара, его терпели, а Соловьев так вообще в своем либерализме дошел до того, что выразил публичное сожаление, что Явлинский к нему никак не приходит, несмотря на его, Соловьева, постоянный зов.

Терпимость сразу закончилась, как только яблочный режиссер Гнездилов произнес слова «проблема Украины» в том смысле, что это главная причина того, что с нами, с Россией, не хотят иметь дело.

До этого у яблочного режиссера Гнездилова все было хорошо. Все дружно и, пожалуй, дружески топтали представителя сирийской оппозиции Омара Шаара. Соловьев ласково рассказывал ему, какой Асад замечательный и что «если бы Асад был ничтожеством, он был бы Януковичем». Сталинист Николай Стариков по-отечески объяснял Омару Шааду, что сирийскую оппозиции придумали не они, не сирийцы, а им эту оппозицию дали американцы. И они же, эти янки, создали ИГИЛ для уничтожения России. Потом депутат Сидякин стал недоуменно спрашивать у сирийца, почему он утверждает, что Асад – диктатор?

И вот тут, посреди этой гармонической благодати, яблочный режиссер Гнездилов и вылез со своей «проблемой Украины». По уровню бестактности и неуместности это можно было сравнить с пьяным пением «шумел камыш» в зрительском зале посреди исполнения арии Аиды.

Первым почуял крамолу сталинист Стариков, который тут же заорал: «Он хочет отдать Крым!» Невозможно передать в скупых строчках радость сталиниста, который увидел и разоблачил Врага. «Это «яблочная» партия, и я знаю – они хотят отдать Крым!», — орал Стариков, и лицо его лучилось счастьем.

«Вы предлагаете предать крымчан?», — холодно спросил Соловьев. Яблочный режиссер Гнездилов попытался что-то сказать про международное право и позицию большинства стран мира, причем, говорил умно и по делу, но это уже не имело никакого значения.

«Партия «Яблоко» в очередной раз похоронила свои электоральные возможности», — приговорил Соловьев. Но его пристяжь все не унималась. Депутат Сидякин радостно прокомментировал: «Побольше таких товарищей надо выпускать, тогда ваша партия получит ноль процентов». А после того, как режиссер Гнездилов, не желая сдаваться, попытался вставить что-то про войну, которую Путин развязал в Украине и про аннексию Крыма, все соловьевские бесы накинулись на него разом.

«Война это то, что вы с вашим Явлинским делали с россиянами в 90-х», — вопил депутат Сидякин. В принципе, депутата Сидякина можно понять. Поскольку в начале 90-х он еще ходил в школу, то вполне может и не знать, что практически все 90-е Явлинский был в оппозиции и поэтому сделать с россиянами мог очень немногое. Потом, за депутатскими хлопотами политическую историю страны депутату Сидякину подучить было уже недосуг.

На помощь депутату Сидякину в борьбе с яблочной крамолой поспешил востоковед Сатановский: «Костьми надо лечь, чтобы этой партии не было в Думе!», — распорядился востоковед. И тут же зачем-то потребовал: «Григорий Алексеевич, меняйте спикеров!» Зачем требовать от Явлинского менять спикеров, считая, что данный спикер приведет эту партию к провалу, а именно это и есть вожделенная цель, востоковед Сатановский не объяснил. Видимо, сильно разволновался, видя воочию, на какое предательство способны некоторые люди.

Точку на процессе о предательстве «Яблока» поставил, как и положено, сталинист Стариков. «Сейчас мы увидели лицо российской оппозиции», — заявил он. И тут же явил пример синтетического суждения поистине сталинской глубины: «Вот такое же лицо и у сирийской оппозиции». У тут все испортил вредитель-оператор, который перевел камеру с румяного и гладкого лица московского блондинистого интеллигента Гнездилова на смуглый и морщинистый лик немолодого сирийского оппозиционера Омара Шаара. Политическая диверсия внедрившегося в ВГТРК под видом оператора сторонника «оранжевой революции» удалась.

Если серьезно, то по мере нарастания маразма в российском ТВ, присутствие там людей, которые пытаются донести иную точку зрения, выглядит все более странным и нелепым. Все более актуальным становится согласованный со всеми оппозиционными силами бойкот российских информационных войск. Было бы логично, если бы такое решение приняли, например, украинские журналисты, политики и эксперты, а оставшиеся в России профессиональные журналисты и честные эксперты могли бы это решение поддержать.


Фото:
1. Serg Glovny / Zuma\TASS

2.
Струнин Анатолий / ТАСС













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.