Медиафрения
22 ноября 2017 г.
Медиафрения. В поисках дна
15 ДЕКАБРЯ 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Символом минувшей недели стали министры российского правительства, Силуанов и Улюкаев, которые пытались нащупать дно российской экономики, и периодически то один, то другой испускали радостные крики. То Силуанов закричит, мол, все, нашел, вот оно, это дно. И тут же снизу, с еще большей глубины, глухо доносится голос Улюкаева: нет, то еще не дно было, так, водоросли какие-то, а вот я нащупал настоящее, истинное дно.

Неудачи и неприятности всю неделю шли косяком. Нефть ниже 37 долларов за бочку, зато сам доллар выше 71 рубля за штуку. Россия на этот удар ответила достойно. По первому каналу в программе «Воскресное время» выступила глава Центробанка Эльвира Набиуллина и объяснила россиянам, что порочную привычку смотреть за курсом и мерить свои сбережения в валюте, надо изживать. И она, несомненно, права. Вот если взять среднюю зарплату в рублях, так это же тысячи, солидные цифры. А в долларах какая-то труха получается. Помнится, еще до главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной этот феномен обнаружил Удав из мультика «38 попугаев», когда он голосом Василия Ливанова удивленно хрипел: «А в попугаях я гора-а-а-здо длиннее!».

А тут еще Марин Ле Пен со своим «Национальным фронтом» сначала в первом туре обрадовала, а потом везде проиграла. На нее все российские политики и эксперты так надеялись, Путин ей даже 9 млн долларов распорядился выдать на предвыборную кампанию. Не помогло. Многие расстроились, а больше других писатель Эдуард Лимонов, который так обиделся на французов, что опубликовал в «Известиях» гневную статью под заголовком «Французы: трусость выйдет им боком». Впрочем, Лимонов объяснил поражение «Национального фронта» не только трусостью французов. Оказывается, «социалисты и просто правые Саркози по-подлому угнали (как, бывает, угоняют самолеты) выборную тему». То есть в первом туре была тема войны цивилизаций, а во втором туре эти жулики взяли и «угнали по маршруту праворадикализма». То есть подменили тему, наперсточники французские. Одним словом, Лимонов очень ругался и потребовал, чтобы французы на будущее вообще отменили второй тур, иначе у них «будет страшное продолжение сериала убийств».

Полосу невезений продолжил боксер Рой Джонс, которого российская власть практически усыновила. Звезде мирового бокса дали на карман 7 млн долларов. Это, конечно, меньше, чем Марин Ле Пен, той как уже было сказано, отвалили целых девять. Но, во-первых, Ле Пен получила на выборы, а Рой Джонс в качестве гонорара за одно выступление, а во-вторых, Рой Джонс в придачу получил российский паспорт, а Ле Пен так и осталась француженкой. К тому же Роя Джонса постоянно показывали по российскому телевидению, что тоже денег стоит. И вот, несмотря на такое счастье, бывший чемпион мира, лучший боксер планеты взял и проиграл в четвертом раунде нокаутом. И кому? Какому-то никому не известному британцу с итальянской фамилией Маккаринелли. И это — имея на руках российский паспорт! Привычка российской власти доказывать притягательность России путем соблазнения вышедших в тираж звезд все чаще приводит к смешным и нелепым результатам.

Неудача постигла и одного из ведущих российских бойцов информационного фронта Дмитрия Киселева. На минувшей неделе он решил творчески подвести итоги года и объявил в своемTwitterопрос-голосование под названием «Лгун года». Дмитрий Киселев человек образованный и неглупый. Он прекрасно понимал, что если будет проводить этот опрос в открытой форме, то риск самому занять в нем первой место приближается к 100%. Поэтому он решил предложить на выбор закрытый список из четырех человек, включив туда Обаму, Порошенко, Эрдогана и Путина. В короткое время результаты голосования приобрели вот такой вид:

Путин – 55%

Порошенко – 30%

Обама – 8%

Эрдоган – 7%

Поскольку с каждой минутой отрыв лидера от преследователей катастрофически увеличивался, Киселев решил удалить опрос, объяснив это диверсией «фашистов с Украины», и объявил «Лгуном года» украинского президента Порошенко.

«Эхо» в грязи

Рекорды падения поставили на минувшей неделе не только рубль и Рой Джонс, но и некоторые СМИ. Ниже всех смогла упасть радиостанция «Эхо Москвы». В чем ей немало помогли коллеги с НТВ, а также собственный главный редактор Алексей Венедиктов и его юная заместительница.

Передачу «Новые русские сенсации» раскручивали и анонсировали так, как обычно раскручивают и анонсируют прямую линию с Путиным. Давали анонсы по нескольку раз в день. Героиню называли не иначе, как «королевой скандала». Обещали жуткие разоблачения, сенсации и компромат из жизни оппозиции и сотрудников редакции популярной радиостанции.

В итоге — пустота. Полный ноль. Зеро. В отличие от прочих изделий НТВ типа «Специального корреспондента» или всевозможных «Анатомий протеста» здесь не хватило фантазии даже на вранье. Героиня не смогла произнести ни одной связной законченной фразы. Видимо, у нее серьезные проблемы с членораздельной речью. С аналогичными проблемами федеральное ТВ сталкивалось, когда пыталось раскрутить незабвенную Светлану Курицыну, более известную как Света из Иванова.

Собственно, когда это существо, Леся, объявилось на «Эхе», ее многие стали сравнивать со Светой из Иванова. Честно досмотрев до конца фильм «Новые русские сенсации», категорически заявляю: сравнение Рябцевой со Светой из Иванова, есть грубое оскорбление Светы и одновременно грубая лесть по отношению к Рябцевой. Да, их объединяет дикое невежество и полная неспособность к членораздельной речи. Именно поэтому режиссерам в обоих случаях приходилось нарезать отдельные реплики героинь и перемежать их кривляньем и хихиканьем.

Отличие Рябцевой, во-первых, в том, что она беспрерывно матерится, поэтому каждое ее второе слово пришлось запикивать, во-вторых, с удовольствием говорит гадости про коллег и оппозицию, причем гадости, не несущие информацию, то есть не компромат, а просто ругань. И в-третьих, она совершенно лишена той провинциальной безыскусности, которая была у Курицыной. Если Свету из Иванова было жалко, как может быть жалко деревенскую дурочку, которую взяли поиграться взрослые пэтэушники, то Леся Рябцева не вызывает ничего, кроме брезгливости и отвращения.

Если некоторое время назад операция «Помощница» была про Лесю, потом ее главным героем стал Венедиктов, то после фильма главными действующими лицами этой истории стали ААВ и редакция «Эха».

ТАСС

Сама по себе Леся Рябцева не является предметом для обсуждения. В отличие от ААВ и редакции «Эха Москвы». Венедиктов возвысил эту инфузорию, дав ей статус своего зама и позволив измываться над сотрудниками редакции и ее гостями. Именно он привел ее к МБХ и к Навальному, дав ей возможность потом обливать их нечистотами в эфире НТВ на многомиллионную аудиторию. Именно Венедиктов «играл ее свиту», пытаясь сделать из этой мухи слона, постоянно повторяя, какая она талантливая, искренняя и креативная, стараясь заставить всех поверить, что за этой пустотой что-то скрывается. ААВ, конечно, не смог обмануть всех, но ему удалось довольно сильно извалять в грязи всю редакцию «Эха» и нескольких людей персонально, в том числе себя самого.

Не имеет никакого значения, зачем это было сделано, сыграл ли тут пресловутый бес в ребро, или кто-то попросил, или ААВ решил таким образом поднять рейтинг. Если на вас опрокинули чан с нечистотами, неважно, какой рукой держали за дно, а какой придерживали край поганой емкости.

Через двое суток после показа по федеральному каналу гадкого фильма Венедиктов извинился перед редакцией. Форма извинения была не менее оскорбительна, чем нанесенное людям оскорбление. Сначала в сети появилось фото бумажки формата А4, на которой Венедиктов приносит извинения коллегам «за публичные несправедливые и грубые высказывания Леси Рябцевой в ваш адрес». Потом этот текст был прочитан в эфире «Эха» замом ААВ Варфоломеевым. Послать за себя извиняться зама? Облить людей грязью на многомиллионную аудиторию, а потом написать «извините» на клочке бумаги?

Профессиональная и человеческая деградация Венедиктова началась не вчера, и, разумеется, не с операции «Помощница». Старт этому печальному процессу дала та зачистка информационного поля, начавшаяся с убийства НТВ, в результате которой «Эхо» стало фактическим монополистом по части плюрализма и хоть сколько-нибудь свободной информации и независимых мнений.

Обладая некоторыми джиаровскими способностями, ААВ решил, что это его личная заслуга в том, что «Эхо» стало практически единственной отдушиной для либеральной интеллигенции. Не понимая того, что на 90% это «заслуга» Путина, уничтожившего всех конкурентов «Эха». После чего саморазрушение личности ААВ пошло стремительными темпами. Это можно было наблюдать по хамскому отношению к слушателям: бесконечные «аптека за углом», которые в последнее время переросло в неумеренное использование термина «мудаки», адресованного к неопределенному кругу читателей в социальных сетях.

Венцом профессиональной деградации стало убеждение, что в ходе интервью журналист должен обязательно мешать собеседнику говорить, перебивать его и чем грубее он это делает, тем лучше. Эти экзотические представления о профессии дополняет забавный взгляд на плюрализм в соответствии с которым, если в мире есть дерьмо и есть еда, то кормить свою аудиторию надо непременно смешивая дерьмо с едой, а искусство главного редактора заключается в том, чтобы тщательно следить за пропорцией.

Львиная доля вины за то, что произошло с ААВ и с «Эхом», лежит на редакции и на тех «главных» гостях, которые, собственно, и завоевали «Эху» его аудиторию, немалую по количеству и весьма уникальную по качественному составу. Деградацию Венедиктова можно было остановить на ее ранних стадиях. Теперь остается лишь сожалеть об упущенных возможностях.

Дно слоистое, геополитическое

На минувшей неделе искали врагов. На НТВ, как уже было сказано, главным врагом стало «Эхо Москвы», но борьба с этим врагом была организована из рук вон плохо. Намного лучше получилось у «России 1», где к привычному набору врагов добавились дальнобойщики. Как удалось выяснить Дмитрию Киселеву в программе «Вести недели», эти дальнобойщики, оказывается, источник практически всех наших неприятностей. Странно, что мы ничего об этом не знали, пока дальнобойщики не поссорились с Ротенбергом.

Киселеву удалось доподлинно выяснить, что эти дальнобойщики занимаются исключительно «серыми перевозками». Причем в нескольких сюжетах про дальнобойщиков присутствовала и турецкая тема. Показали даже одного турка-дальнобойщика. Потом был сюжет о том, как дальнобойщики возят из Турции сырье для изготовления наркотика. Таким образом, в одном сюжете была достигнута максимальная концентрация зла: одновременно присутствовали дальнобойщики, Турция и наркотики. Немного не хватало Обамы и Порошенко.

Потом был сюжет о том, как турок-дальнобойщик попался с фурой, груженной паленой водкой. Потом как фура дальнобойщика столкнулась с легковушкой. Одним словом, зритель должен был понять, что от этих дальнобойщиков одни неприятности и если они чем-то недовольны, то сочувствовать им нельзя ни в коем случае. Люди они все исключительно дрянные и неприятные и всегда выступают против любого порядка и против любого доброго дела, вот, например, против доброй системы «Платон».

После «Вестей недели» к поиску врагов подключился «Воскресный вечер» с Владимиром Соловьевым. И здесь в этот раз очень выделялся востоковед Евгений Сатановский. Он с ходу поставил точки над «i», когда, отвечая на вопрос Соловьева о возможности участия России в широкой антитеррористической коалиции, отрезал: «Зачем создавать антитеррористическую коалицию с теми, кто с террористами дружит?».

В этот момент мне стало жаль, что в студии нет Леонида Гозмана (его что-то Соловьев редко зовет последнее время). Дело в том, что Гозман один из немногих, кто пытается задавать Соловьеву и его сторонникам неудобные вопросы. Было бы любопытно, как Сатановский ответил бы на вопрос, считает ли лично он террористической организацией «Хезболлу», с которой Россия очень даже дружит. Очевидно, что любой внятный ответ поставил бы Евгения Яновича в затруднительное положение. Сказать «да» — означает признать, что Россия таки сама находится в одной коалиции с террористами. Сказать «нет», в «Хезболле» не террористы — означает противопоставить свою позицию израильской. Что для президента Российского еврейского конгресса, пусть и бывшего, было бы несколько странно.

Далее с несколькими креативными идеями выступил политолог Никита Исаев. Он объявил, что у Европы сейчас лебединая песня. Но в этом еще не было ничего оригинального. Поскольку на передачах Соловьева постоянно кого-то хоронят. То Европу, то США, а чаще других Украину. Но в этот раз политолог Никита Исаев, оттолкнувшись от избитого тезиса о скоропостижной смерти Европы, вышел на новые идеи. Он заявил, что Россия должна использовать тот террористический хаос, который происходит в Европе. Можно было предполагать, что подобные мысли посещают отдельные патриотические головы, но столь открытая радость чужим смертям и страданиям в тех странах, с которыми у нас нет ни войн, ни конфликтов, стала некоторым открытием данной передачи. Эта позиция может считаться некоторым моральным дном, и честь его освоения, несомненно, принадлежит политологу Никите Исаеву.

Другой политолог, Михаил Ремизов, вероятно, из ревности немедленно принялся осваивать другое дно геополитики, интеллектуальное. Он заявил, что наше благо — в нашем геополитическом одиночестве. То есть то обстоятельство, что в данный момент Россия находится в фактической международной изоляции — это не проблема, а благо.

После такого бурного потока открытий я уже с некоторой опаской следил за развернувшейся дискуссией между Сергеем Станкевичем и Евгением Сатановским. Станкевич задал риторический вопрос: «А что мы хотим от Европы?». И тут же ответил, что нам с Европой нужна совместная победа. Поскольку речь шла о Сирии, Станкевич начал выводить формулу политического урегулирования с целью создать политическую площадку, на которой все объединятся.

По мере того как Сергей Станкевич говорил, лицо Евгения Сатановского мрачнело и в конце уже налилось такой злобой, что мне бы на месте Станкевича стало не по себе. Впрочем, возможно, что и Станкевичу стало не по себе. Сначала Сатановский заявил, что ему совершенно все равно, что останется от Европы, поскольку он, Сатановский, не будучи европейцем, смотрит на Европу снаружи.

Евгений Янович все раскалялся и вдруг выкрикнул в лицо Станкевичу: «Вы — безответственный болун!». После этого сообщения Сатановский немного успокоился и заявил, что сейчас у нас потихоньку появляется третья Империя. И пояснил, что первая была романовская, вторая — советская, а вот сейчас появляется третья.

Изумленный этой новостью Станкевич решил уточнить: «Это мы империя?». На что Сатановский ответил беспощадным «Да!». После чего Станкевич, видимо, уже по инерции решил полюбопытствовать: «А руководство страны об этом знает?». На что Сатановский нахмурился и сквозь зубы процедил: «Часть руководства знает, часть нет», тем самым давая понять, что не все руководство страны пользуется у него доверием и поэтому он не всем поведал, что у нас «потихоньку появляется третья империя».

Тут Соловьев, видимо, из опасения, что эксперты наговорят лишнего, как-то очень торопливо свернул передачу, а я подумал, что поиски дна могли бы стать увлекательным занятием, если бы можно было периодически подниматься на поверхность, а не елозить по дну постоянно, как это уже который год делает наша страна.



Фото:
1. Министр финансов РФ Антон Силуанов и министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев (слева направо). Михаил Джапаридзе/ТАСС
2. Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина. Егор Алеев/ТАСС
3. Главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов (справа), помощник главного редактора "Эхо Москвы" журналист Леся Рябцева. Александр Щербак/ТАСС















  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.