Борьба с коррупцией
24 сентября 2018 г.
«Чайка». Акт V. Те же и кремлевская лапша
21 ДЕКАБРЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ
ТАСС

Г-н Песков тут объяснял, как бдительно Кремль стоит на страже коррупции. Целых два подразделения, дескать, бдят над чиновными декларациями. Тут не то, что чайка, чижик не проскочит. Повелись на это не только журналисты, но и суперэксперты из Transparency International – Russia, объясняя необходимость взять под контроль Кремля бизнес взрослых детей или иных родственников должностных лиц. Совет хороший, поскольку открывает перед контролирующими органами и подразделениями новый огромный рынок коррупционных доходов.

Между тем уже больше десяти лет принято рамочное антикоррупционное законодательство, предусматривающее введение в России института контроля конфликта интересов. Конфликт интересов – это средство антикоррупционной обороны на дальних подступах, скорее профилактическое средство, а не средство выявления и доказательства коррупционных преступлений, если работа института налажена. Понятие конфликта интересов распространяется на должностных лиц, а не на предпринимателей. Поясняю на примере стандартной работы такого контроля.

Представим себе патрульного полицейского, зона внимания которого распространяются на улицы 1, 2 и 3 и соединяющие их переулки. Жена полицейского решила открыть булочную на улице 2. Полицейский обязан тогда подать своему начальству или в соответствующее надзорное подразделение рапорт о попадании в ситуацию конфликта интересов. Смысл очевиден: его властный контроль над этой территорией может использоваться как способ вмешательства в сферу конкуренции между булочниками. Начальство вправе игнорировать эту ситуацию, зная полицейского как истового служаку и честнейшего человека. В этом случае начальство берет на себя ответственность за возможную коррупцию, которая соблазнит хорошего парня в ситуации конфликта интересов. Может поступить иначе: сменить его зону патрулирования. А может просто перевести в отдел нравов или архив. Если полицейский не подал рапорт, то обнаружение указанной ситуации, даже если не совершено коррупционное преступление, дает основание для его увольнения без сохранения льгот.

Теперь давайте подумаем: находится ли Генеральный прокурор в ситуации конфликта интересов? Ответ очевиден – да. Для этого достаточно напомнить о колоссальной эффективности его младшего сына в таком приятном виде спорта, как конкурсы на оказание разных услуг государству. Даже при отсутствии норм о декларировании конфликта интересов, такая пикантная ситуация должна была бы стать предметом крайне пристального внимания или президента, представившего кандидатуру Ю. Чайки Совету Федерации, или Совета Федерации, утвердившего представленную кандидатуру.

Дело не в том, является ли Генеральный прокурор завзятым коррупционером. Я исхожу из того, что он кристально чист. Коррупция вредна не тем, что вызывает в ком-то зависть к неправедно нажитому богатству. Коррупция вредна своими негативными последствиями. Мы ведь живем в России. И потому мы прекрасно знаем, что невозможно в нашей стране представить тендер, который проигрывает сын Генерального прокурора. Это значит, что в важных сферах, за которые отвечает государство, ликвидирована конкуренция. А там, где ликвидирована конкуренция, там растут цены и снижается качество государственных услуг. А потребителями этих услуг являемся все мы. Вот в этом главная проблема, а не в безвкусице и пошлой аляповатости гостиницы, которую открывал министр культуры в Греции.

Большинство пишущих или вещающих о коррупции по-прежнему относятся к ней просто как к преступлению. Но коррупция – это всегда потери для общества. Из-за нее деградируют социальная сфера, экономика, образование, здравоохранение, безопасность граждан и обороноспособность страны. Она умножает бедность и увеличивает социальное расслоение. Она практически уничтожила нормальное государство в нашей стране.

Казус Чайки интересен не фактом выявления всяких странностей и конфликта интересов как минимум у Генерального прокурора. Самое интересное – реакция верховной власти на сей факт. Это означает, что в Кремле сидят люди либо абсолютно безграмотные, не понимающие ни черта в коррупции, либо люди покрывающие коррупцию как минимум. Читатели сами в состоянии оценить, какая из предложенных версий вероятнее. Но оба варианта производят один и тот же побочный продукт – лапшу, которую вешают нам на уши.













  • Константин фон Эггерт: Фактически экстрадиция в Россию закрывает возможность для более-менее объективного расследования.

  • Газета.ru: Адвокаты Ковальчука в Германии обжаловали решение суда об экстрадиции, поскольку они не были уведомлены о выдаче подозреваемого российским властям.

  • Тимур Олевский: Поискали мы кокаинового Ковальчука. И благодаря офицеру безопасности Воробьеву нашли его в делегации МВД России. И это ещё не все, конечно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Экстрадиция наркобарона, или Дожить до рассвета
31 ИЮЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В начале этого года разразился громкий дипломатический скандал. На территории российской дипмиссии в Аргентине местные правоохранительные органы обнаружили весьма крупную партию наркотиков. 389 килограммов кокаина были аккуратно упакованы в двенадцать чемоданов и, по версии следствия, ждали своего часа для отправки в Европу. Причем, как полагает аргентинская полиция, в подвале российской дипмиссии наркотики пролежали довольно долго — с 2016 года. Разумеется, уголовное дело было заведено и в России. Причем российская сторона сразу начала заявлять, что все происходящее в Аргентине — совместная операция правоохранительных органов обеих стран.
Прямая речь
31 ИЮЛЯ 2018
Константин фон Эггерт: Фактически экстрадиция в Россию закрывает возможность для более-менее объективного расследования.
В СМИ
31 ИЮЛЯ 2018
Газета.ru: Адвокаты Ковальчука в Германии обжаловали решение суда об экстрадиции, поскольку они не были уведомлены о выдаче подозреваемого российским властям.
В блогах
31 ИЮЛЯ 2018
Тимур Олевский: Поискали мы кокаинового Ковальчука. И благодаря офицеру безопасности Воробьеву нашли его в делегации МВД России. И это ещё не все, конечно.
Для русских олигархов настали тяжелые времена
22 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник стало известно, что глава группы «Онэксим» Михаил Прохоров подал иск в один из московских судов о «защите чести и достоинства». Миллиардер взывает к отечественному правосудию, поскольку считает, что на его честь, а также на достоинство покусился оппозиционер Алексей Навальный, когда предположил, что покупка виллы в Тоскане у бывшего вице-премьера Хлопонина является закамуфлированной взяткой. Дескать, куплена она по завышенной в три раза цене. Важно отметить, что задолго до Навального на «странную» сделку обратили внимание журналисты BBC...
Прямая речь
22 МАЯ 2018
Андрей Колесников: Прохоров имеет какие-то моральные основания считать, что он не совсем враг протестного движения и «одной ногой» стоит на стороне прогресса.
В СМИ
22 МАЯ 2018
"Коммерсант": ...Для новой визы господину Абрамовичу нужно пройти более строгий тест, чтобы доказать, что его состояние было получено им легальным путем.
В блогах
22 МАЯ 2018
Михаил Липскеров: Дело дойдёт, что его и на Чукотку не пустят. Anna Antonova: Богатые тоже плачут...
Условие выживания диктатуры – развал нации
19 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду на заседании Басманного суда по делу о хищениях в рамках проекта «Седьмая студия» судья Артур Карпов, среди прочих ходатайств, зачитал и просьбу Минкульта, который на этих слушаниях представляла заместитель начальника отдела судебной работы в нормативно-правовом департаменте министерства Елена Зайцева. «Потерпевшая сторона» (кавычить это словосочетание требуют не только наши представления о добре и зле, но и здравый смысл) ходатайствовала о продлении меры пресечения обвиняемым Серебренникову, Итину, Апфельбаум и Малобродскому. К петиции ведомства, отвечающего за развитие культуры в России, присоединилось и следствие.
Прямая речь
19 АПРЕЛЯ 2018
Зоя Светова: Если бы было известно, кто конкретно заказал это дело, то можно было бы строить предположения о том, как оно дальше пойдёт, как можно повлиять на позицию следствия и суда.