Борьба с коррупцией
23 октября 2017 г.
«Чайка». Акт V. Те же и кремлевская лапша
21 ДЕКАБРЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ
ТАСС

Г-н Песков тут объяснял, как бдительно Кремль стоит на страже коррупции. Целых два подразделения, дескать, бдят над чиновными декларациями. Тут не то, что чайка, чижик не проскочит. Повелись на это не только журналисты, но и суперэксперты из Transparency International – Russia, объясняя необходимость взять под контроль Кремля бизнес взрослых детей или иных родственников должностных лиц. Совет хороший, поскольку открывает перед контролирующими органами и подразделениями новый огромный рынок коррупционных доходов.

Между тем уже больше десяти лет принято рамочное антикоррупционное законодательство, предусматривающее введение в России института контроля конфликта интересов. Конфликт интересов – это средство антикоррупционной обороны на дальних подступах, скорее профилактическое средство, а не средство выявления и доказательства коррупционных преступлений, если работа института налажена. Понятие конфликта интересов распространяется на должностных лиц, а не на предпринимателей. Поясняю на примере стандартной работы такого контроля.

Представим себе патрульного полицейского, зона внимания которого распространяются на улицы 1, 2 и 3 и соединяющие их переулки. Жена полицейского решила открыть булочную на улице 2. Полицейский обязан тогда подать своему начальству или в соответствующее надзорное подразделение рапорт о попадании в ситуацию конфликта интересов. Смысл очевиден: его властный контроль над этой территорией может использоваться как способ вмешательства в сферу конкуренции между булочниками. Начальство вправе игнорировать эту ситуацию, зная полицейского как истового служаку и честнейшего человека. В этом случае начальство берет на себя ответственность за возможную коррупцию, которая соблазнит хорошего парня в ситуации конфликта интересов. Может поступить иначе: сменить его зону патрулирования. А может просто перевести в отдел нравов или архив. Если полицейский не подал рапорт, то обнаружение указанной ситуации, даже если не совершено коррупционное преступление, дает основание для его увольнения без сохранения льгот.

Теперь давайте подумаем: находится ли Генеральный прокурор в ситуации конфликта интересов? Ответ очевиден – да. Для этого достаточно напомнить о колоссальной эффективности его младшего сына в таком приятном виде спорта, как конкурсы на оказание разных услуг государству. Даже при отсутствии норм о декларировании конфликта интересов, такая пикантная ситуация должна была бы стать предметом крайне пристального внимания или президента, представившего кандидатуру Ю. Чайки Совету Федерации, или Совета Федерации, утвердившего представленную кандидатуру.

Дело не в том, является ли Генеральный прокурор завзятым коррупционером. Я исхожу из того, что он кристально чист. Коррупция вредна не тем, что вызывает в ком-то зависть к неправедно нажитому богатству. Коррупция вредна своими негативными последствиями. Мы ведь живем в России. И потому мы прекрасно знаем, что невозможно в нашей стране представить тендер, который проигрывает сын Генерального прокурора. Это значит, что в важных сферах, за которые отвечает государство, ликвидирована конкуренция. А там, где ликвидирована конкуренция, там растут цены и снижается качество государственных услуг. А потребителями этих услуг являемся все мы. Вот в этом главная проблема, а не в безвкусице и пошлой аляповатости гостиницы, которую открывал министр культуры в Греции.

Большинство пишущих или вещающих о коррупции по-прежнему относятся к ней просто как к преступлению. Но коррупция – это всегда потери для общества. Из-за нее деградируют социальная сфера, экономика, образование, здравоохранение, безопасность граждан и обороноспособность страны. Она умножает бедность и увеличивает социальное расслоение. Она практически уничтожила нормальное государство в нашей стране.

Казус Чайки интересен не фактом выявления всяких странностей и конфликта интересов как минимум у Генерального прокурора. Самое интересное – реакция верховной власти на сей факт. Это означает, что в Кремле сидят люди либо абсолютно безграмотные, не понимающие ни черта в коррупции, либо люди покрывающие коррупцию как минимум. Читатели сами в состоянии оценить, какая из предложенных версий вероятнее. Но оба варианта производят один и тот же побочный продукт – лапшу, которую вешают нам на уши.













  • Сергей Пархоменко: Роскомнадзор превратился в элемент тоталитарного государственного давления, абсолютно произвольного и построенного на каких-то бандитских понятиях, а не на законе.

  • Коммерсант: Как стало известно “Ъ”, на причастность к зарплатным махинациям Следственный комитет проверяет всех высокопоставленных сотрудников центрального аппарата Роскомнадзора. 

  • Slava Rabinovich: Хотите моё мнение? Сам Роскомнадзор – это мошенничество. Если не хуже. Это ведомство вообще должно быть ликвидировано. Вам оно нужно, за ваши деньги? Мне – точно нет.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Мертвые души Роскомнадзора
13 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что в России воруют, было сказано классиком двести лет назад, так что большой новости здесь нет. 21 век внес уточнения в масштабы, но не в суть процесса. На фоне миллиардов полковника Захарченко те 29 миллионов 187 тысяч рублей, которые, по версии следствия, незаконно были выплачены сотрудникам Роскомнадзора в период с ноября 2012 по февраль 2017, это жалкие крохи, размер которых может свидетельствовать об изумительной скромности и беспримерной честности чиновников главного цензурного ведомства России. Ведь если даже предположить, что все обвинения СКР верны, получается, что каждый из троих крал в месяц в среднем менее двухсот тысяч рублей...
Прямая речь
13 ОКТЯБРЯ 2017
Сергей Пархоменко: Роскомнадзор превратился в элемент тоталитарного государственного давления, абсолютно произвольного и построенного на каких-то бандитских понятиях, а не на законе.
В СМИ
13 ОКТЯБРЯ 2017
Коммерсант: Как стало известно “Ъ”, на причастность к зарплатным махинациям Следственный комитет проверяет всех высокопоставленных сотрудников центрального аппарата Роскомнадзора. 
В блогах
13 ОКТЯБРЯ 2017
Slava Rabinovich: Хотите моё мнение? Сам Роскомнадзор – это мошенничество. Если не хуже. Это ведомство вообще должно быть ликвидировано. Вам оно нужно, за ваши деньги? Мне – точно нет.
Преследование Серебренникова — удар по системным либералам
24 АВГУСТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Итак, в минувшую среду режиссер с мировым именем Кирилл Серебренников, которого СК обвиняет в мошенничестве в особо крупных размерах, был Басманным судом Москвы посажен под домашний арест с набором стандартных ограничений: интернет под запретом, телефон под запретом, общение с посторонними под запретом, прогулки под запретом. Смягчить этот режим может только следователь по делу. Одна часть прогрессивной общественности вздохнула с облегчением: «ведь не в тюрьму и не в Сучан, не к высшей мере»... И тут же была подвергнута жесточайшей критике со стороны другой части прогрессивной общественности...
Прямая речь
24 АВГУСТА 2017
Зоя Светова: Серебренников — очень мощный режиссёр. ...Он является одним из лучших на сегодняшний день. Кроме того, за ним стоит театр, являвшийся «местом силы». А у власти сейчас люди совсем другой идеологии.
В СМИ
24 АВГУСТА 2017
Газета.ру: За режиссера поручились десятки российских деятелей культуры. В частности, прямо на заседании Басманного суда было зачитано обращение Натальи Солженицыной — вдовы писателя Александра Солженицына.
В блогах
24 АВГУСТА 2017
Vladimir Guriev: То, что происходит с серебренниковым несправедливо не потому, что он режиссер, а потому что это несправедливо...
Схарчит ли «пятая колонна» судью с Кубани?
17 ИЮЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Драматичная история разворачивается на юге России. В минувшее воскресенье отечественный сегмент Сети буквально взорвал сюжет про то, как рядовая судья Краснодарского краевого суда, некая Елена Хахалева, сыграла свадьбу своей дочери, которая, по оценкам очевидцев, обошлась ей в два миллиона долларов. Что примерно соответствует 1 750 000 евро, или 1 543 000 английских фунтов, или 3 404 000 азербайджанских манат, или почти 120 000 000 российских рублей. В общем, достойное получилось бракосочетание. Кстати, дочь кубанской служительницы закона этим самым браком сочеталась не абы с кем, а с молодым и перспективным сотрудником местного отделения Следственного комитета.
Прямая речь
17 ИЮЛЯ 2017
Леонид Гозман: Власть держится за своих до тех пор, пока можно держаться. Но когда люди нарушают какие-то совсем базовые правила, их сдают.