Медиафрения
18 ноября 2017 г.
Медиафрения. Россия — головной мозг планеты
22 ДЕКАБРЯ 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В последнее время стало очевидно, что главной жертвой государственной пропаганды стала российская власть. Ответы Путина на вопросы сотрудников СМИ на большой пресс-конференции показали, что он не просто утратил связь с реальностью, но и категорически отказывается ее обретать и не собирается хоть что-то менять в своей политике. Не будет в обозримое время никаких действий по семейству Чаек. Не слезет молодой Ротенберг с дальнобойщиков. Не позволят тюркским народам России общаться со своими этническими братьями в Турции.

Но главное, что Путин, а вместе с ним и правительство в принципе не хотят и не могут ничего делать в экономике. Нефть на этой неделе свалилась до 36 долларов за бочку, в то время как бюджет считался из расчета 50 долларов. А сам доллар теперь стоит 71 рубль. Какие действия в этой ситуации предпринимает власть? Какие рычаги задействует и в какие точки роста вливает скудеющие средства?

Чтобы понять, какова картина мира в головах чиновников президентской администрации, надо, например, посмотреть, кому и на что они дают президентские гранты. Одним из основных бенефициаров этой благодати в 2013-2015 годах стала Русская православная церковь. На божьи дела в 2013-2015 годах было выдано свыше 256 миллионов. Другим приоритетом для руководства страны стало евразийство, которое в России означает крайне антилиберальное, антизападническое течение, к тому же сопровождаемое мощной ностальгией по Советскому Союзу. Для того чтобы поддержать и развить это важное для страны направление общественной мысли, было выдано: Евразийскому союзу молодежи — 18,5 млн, Институту евразийских исследований — 15 млн, Фонду развития евразийского сотрудничества — 6,5 миллиона.

Возможно, в той реальности, в которой пребывает Путин и его администрация, проблемы экономики лечатся православием и евразийством. Хотя, судя по содержанию основных телеканалов, власть убеждена, что проблемы российской экономики можно выправить, если бомбить что-нибудь ближневосточное и как можно громче смеяться над украинской политикой.

Главная тайна мировой политики

На большой пресс-конференции, которая длилась три часа, Путину так и не удалось сказать ничего содержательного. Поэтому сразу после конференции по федеральным каналам пошла реклама фильма Саиды Медведевой и Владимира Соловьева «Миропорядок», в котором, по словам Соловьева, лично рекламировавшего фильм, будут «приоткрыты тайны мировой политики», а также предъявлена миру «новая шкала ценностей».

В анонсах фильма фигурировал сам Соловьев, который с трепетом и надеждой обращался к президенту с извечным вопросом русских женщин «Война будет?». А вот ответ Путина коварный Соловьев в анонсах не показывал, поэтому миллионы русских женщин, чтобы услышать ответ на свой вопрос, озвученный Соловьевым, должны были посмотреть фильм.

Сам фильм немного напоминал звуки, которые доносятся из оркестровой ямы до начала спектакля. Когда каждый музыкант настраивает свой инструмент отдельно, а всё вместе не складывается ни в какую мелодию. Любители оперы любят слушать эти звуки, поскольку они связаны с предвкушением наслаждения от самой оперы. С фильмом «Миропорядок» случилось так, что звуками настройки инструментов заменили сам спектакль.

Это были какие-то обрывки фраз, ответы на вопросы, причем содержание вопросов до зрителя никто не довел. И все это перемежалось архивными кадрами, в основном военного содержания. Больше всех говорил, естественно, Путин.

В ходе фильма выяснилось, что на планете творится черт знает что. Тут не могло быть никаких сомнений, поскольку в промежутках между крупицами мудрости, которые ронял президент, показывали всяких людей с оружием в непривычных для россиян одежде, потом показали, как повесили Саддама Хусейна, а потом некоторое время показывали, как долго и нехорошо убивали Каддаффи. Соловьев и Путин надели на себя скорбные лица, было видно, что им неприятно смотреть, как убивали Хусейна и Каддаффи, особенно неприятно было Путину, впрочем, как и любому было бы неприятно. И Соловьев, помолчав, спросил: «Когда все изменилось?» — видимо, имея в виду, что весь ХХ век на планете царили мораль, мир и добродетель, а потом мир вдруг испортился.

«После прекращения Советского Союза, — ответил Путин, — биполярная система рухнула». И добавил несколько мечтательно: «Нашим бы партнерам стать моральными лидерами!» Стало ясно, что Путин мечтал, чтобы тяжкое бремя морального лидерства взял на себя какой-нибудь «партнер», но поскольку для партнеров эта ноша оказалась неподъемной, то вот, пришлось тянуть самому. Тут надо отметить, что слово «партнер», равно как и слово «коллеги», Путин в последнее время использует в основном в качестве замены матерного ругательства.

Впрочем, один раз он все-таки обозвал заокеанских политиков, назвал их «нуворишами». Он сказал: «Наши политические нувориши утратили чувство реальности. Они не понимают, что происходит в их странах». В отличие от этих нуворишей Путин хорошо понимает не только то, что происходит в его, то есть в нашей стране, но и в странах, руководимых этими политическими нуворишами. И, опираясь на это сакральное знание, Путин сказал: «Большинство граждан стран, лидеры которых нас критикуют, они нас поддерживают».

Потом Путин объяснил, как он относится к критике. Оказалось, очень даже нормально, даже сочувствует своим критикам, жалеет их. «По поводу того, что кто-то критически высказывается в мой адрес. Это признак отсутствия политической культуры», — объяснил Путин. Вспомнив, что мне как-то раз случилось критиковать Путина, я немедленно ощутил свою политическую и культурную ущербность и дал зарок больше так не делать. Отмечу лишь, что жители стран, руководимых злосчастными нуворишами, поддерживая Путина, вряд ли знают, что экономика руководимой им страны последнее время постоянно падает, а в странах нуворишей растет.

И вот наконец Соловьев заговорил о главном, о морали. Он очень проникновенно спросил Путина, остались ли еще понятия чести, достоинства, а также поинтересовался, почему Европа так себя ведет? И хотя Соловьев не уточнил, как именно ведет себя Европа, Путину и так было известно, что эта часть света ведет себя хуже некуда.

Но Путин великодушно не стал обличать Европу, а сообщил, что честность, достоинство, любовь — все это должно быть между людьми, особенно между мужчинами и женщинами, а между государствами — интересы.

Тут, однако, Россия стоит особняком, поскольку это у них голые интересы, а у нас еще и ценности. «У нас, — сказал Путин, — есть свои ценности, свои представления о справедливости». И добавил, что не будет их формулировать, поскольку иначе некие профессионалы будут придираться к формулировкам и критиковать. Тем самым (помните?) обнаружат у себя полное отсутствие политической культуры.

Не знаю, как остальные миллионы телезрителей, а я испытал в этот момент разочарование. Меня всегда интересовало, чем же наши ценности и представления о справедливости отличаются от ценностей и понятий о справедливости у других народов, и тут главный по стране мог поставить точки над «i». Мог, но не поставил. Скрыл от народа по своей старой гэбэшной привычке. Оставил неразгаданной великую тайну мировой политики, что же у нас за ценности такие, что нас все время так колбасит на протяжении столетий.

В завершение фильма Соловьев задал-таки свой «женский» вопрос: «Война будет?». «Глобальная? Надеюсь, нет», — утешил Путин, и миллионы русских женщин вздохнули с облегчением. Что же касается мужчин, то большинство из них и так знали, что войны не будет, поскольку подавляющее большинство ни на какую войну не пойдет ни при каких обстоятельствах.

Россия — мозг мира

Начиная свой «Воскресный вечер» сразу после фильма «Миропорядок», Соловьев с удовлетворением сообщил, что теперь многие нюансы российской политики стали яснее. Но все-таки кое-что осталось, поэтому ток-шоу состоялось. Обсуждали одновременно и фильм, и резолюции Совета безопасности ООН по Сирии.

Начал, естественно, Ж, который сказал, что планета в хаосе, поэтому надо восстановить два центра: Вашингтон и Москву, а третий — Брюссель — уже лишнее, беспорядок.

После того как Ж легким взмахом руки смахнул с глобуса Китай, Индию, мусульманский мир и Европу, слово взял Вячеслав Никонов, который сообщил, что в миропорядке нет ничего более убедительного, чем сила. Вот Россия проявила силу, и США вынуждены разговаривать.

На что Ж ответил, что демократия ведет к войне. «Вот к чему привела демократия! — закричал Ж. — Гадость и бандитизм!» — и при этом прямо указал на стоящего напротив Сергея Станкевича, который спокойно молчал и никакими гадостями и бандитизмом не занимался.

Станкевич быстро оправился от нападения Ж и сообщил, что в мире ощутимо потеплело, рассказав всем, какие замечательные резолюции принял Совет безопасности и что Кэрри и Лавров теперь кандидаты на Нобелевскую премию мира. Я начал считать, сколько народу из числа мирных жителей поубивали Асад, а в последнее время российская авиация и ракеты, пока Кэрри и Лавров с улыбками пожимали друг другу руки. У меня получилась цифра с пятью нулями, потом я прикинул, что будет, если такие деяния начнут поощрять Нобелевскими премиями, и мне стало не по себе.

Тут мои размышления прервал востоковед Сатановский, и сразу стало не до подсчетов. Дело в том, что пока Сергей Станкевич говорил, на лице Сатановского играла улыбка, которая, по выражению Соловьева, отражала всю сложность современного мира. Сначала Сатановский постарался поставить на место воспарившего в мечтах Сергея Станкевича и заявил, что резолюции Совбеза ООН принимаются совсем не для того, чтобы их выполнять. А потом перешел к главному. А именно к тому, что мстительный Станкевич назвал ословедением.

Сначала востоковед Сатановский объяснил, что если скрестить политические символы США, слона и осла, то получится осел размером со слона. Студия замерла, поскольку никто не мог понять, куда эту передачу заведет селекционная фантазия расшалившегося востоковеда Сатановского. А он продолжал шалить. И объявил, что если в зад этому гигантскому ослу засунуть много красного перца, то этот мутант помчится быстрее лани. После чего востоковед Сатановский безмятежно улыбнулся, как проснувшийся младенец, и заявил, что главная задача на данный момент в том, как засунуть красный перец в зад ослу.

Поскольку в студии возникла секундная пауза и никто не мог понять, зачем вообще нужна эта вивисекция над несчастной жертвой селекционных опытов свихнувшегося востоковеда, слово ухватил член Зиновьевского клуба Дмитрий Куликов. Сначала он объяснил, что проблемы СССР были в том, что мы не смогли организовать политические процессы. Дмитрий Куликов, видимо, имел в виду, что руководство СССР не догадалось обратиться к таким вот политтехнологам, как член Зиновьевского клуба Дмитрий Куликов, что и помешало сохранить СССР до наших дней. После чего Куликов перенесся в наши дни и заявил, что нам надо поддержать процесс суверенизации двух игроков: Европы и Китая.

Пока я поражался силе фантазии Дмитрия Куликова, которая позволила ему вообразить, как Россия поддерживает суверенитет Европы, а особенно Китая, а главное, пытался представить эту картину в реале, проснулся Ж. Он сразу заорал на Куликова, чтобы тот не смел создавать новых суверенных игроков. После чего заявил, что мы могли дойти до Ла-Манша, но нам помешала демократия. Поскольку, если не брать наполеоновские войны, единственный теоретический шанс дойти до Ла-Манша у нас был в тот период, когда верховным главнокомандующим был Сталин, то получалось, что планам Иосифа Виссарионовича помешала его излишняя демократичность. Впрочем, возможно, что Ж это сказал не вполне проснувшись.

Тут слово взял Сергей Станкевич и заявил, что распад СССР был благом, поскольку мы перешли к новому государственному проекту, который в последние 15 лет развивается достойно. То есть первые девять лет после распада СССР, при Ельцине, новый государственный проект, по мнению Сергея Станкевича, развивался не слишком достойно, а вот именно в последние 15 лет, при Путине, обрел достоинство. Данное заявление от бывшего члена Межрегиональной депутатской группы, заместителя председателя Моссовета, входившего в ближайшее окружение Бориса Ельцина, и депутата Госдумы первого созыва выглядело как политическая явка с повинной.

Но суровые обитатели соловьевской студии прогиб не засчитали, и приговор Станкевичу огласил депутат Никонов, который по обыкновению в конце, видимо, машинально включил дедушку. Депутат Никонов заявил, что СССР был разрушен людьми с такими взглядами, как у Станкевича. Попытки Сергея Станкевича заявить, что сам Никонов в те времена служил на немалых должностях в ЦК КПСС и не мог не быть причастен к распаду СССР, были отметены.

Покончив со Станкевичем, депутат Никонов сообщил, что Европа обращает взоры на Россию и предложил подумать над тем, какое место Россия займет в мире. Поскольку сам депутат Никонов явно уже думал над этим, то тут же предложил свою версию: «Хотелось бы, — сказал он с тонкой наркомовской улыбкой, — чтобы Россия заняла место головного мозга».

Находясь под впечатлением только что просмотренного фильма «Миропорядок», усугубленного «Воскресным вечером», я подумал, что роль планетарного головного мозга для России как-то чересчур банальна. Когда-нибудь потом, возможно. А сейчас для нашей страны с таким руководством и с такими экспертами намного больше подходит роль красного перца, который зачем-то засовывает в задницу гигантского осла съехавший с глузду востоковед.



Фото А. Беккера, М. Бабаевой и О. Литвина /ТАСС














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.