Итоги года
25 февраля 2018 г.
Итоги года. Спорт низших достижений
4 ЯНВАРЯ 2016, АНТОН ОРЕХЪ

ТАСС

Для нашего спорта год получился скверным. Верный признак: если народ говорит о спорте, значит, в спорте дела плохи. Потому что страна у нас — неспортивная, болельщиков в общей массе мало, а интересуется народ спортом, только когда Олимпиада или чемпионаты мира и Европы по футболу. Или если какой-то скандал. В этом году таких глобальных турниров не было, а про спорт говорили. Значит — скандал.

Скандалов было два. ФИФА и допинг. История про ФИФА показывает, что мы в своем безобразии, жульничестве и воровстве отнюдь не уникальны. Что подобное возможно где угодно — даже в планетарном масштабе. Но когда видишь всё это именно в планетарном масштабе, как бы со стороны, еще лучше понимаешь принципы, на основании которых эта зараза живет и процветает.

Скажем, если человек управляет чем-то очень долго и несменяемо, это неизбежно закончится узурпацией, коррупцией и казнокрадством. Я живу на свете 43 года. За время моей жизни в ФИФА всего два раза менялся президент! 24 года правил Авеланж, потом еще 17 лет правил Блаттер — и правил бы еще, кабы вся эта заваруха не началась.

Президент правит десятилетиями, и его окружение живет с ним столько же. Когда прокуроры начали одного за другим ловить футбольных чиновников, выяснилось, что те, кому нет 60-ти, — это прям молодняк! Находясь так долго у власти, люди начинают считать организацию своей личной конторой, а ее деньги — личными деньгами. Я вполне допускаю, что Блаттер не подкупал Платини, а действительно заплатил ему за какую-то работу. Просто достал два миллиона из кучи, безо всяких документов, — и отдал. Как свои личные деньги. И возмущается нынче именно поэтому: мои же деньги — так за что же вы меня наказываете!

Еще занятное наблюдение. Посмотрите, кто принимал ключевые решения в мировом футболе. Кого в итоге поймали. Да, Блаттер и Платини, но помимо них — целый гербарий латиноамериканских и карибских деятелей, из стран, где никакой нормальной демократии никогда не существовало, зато коррупция, диктатура и мафия цвели пышнейшим цветом десятилетиями. А с другой стороны история с Катаром и тем, как он получил право на ЧМ-2022. Шейхи, принцы, эмиры с их тоннами денег, на которые так падки члены разных исполкомов.

Кстати, с большой вероятностью следующим главой ФИФА тоже будет гражданин с Ближнего Востока. Это не значит, что дело Блаттера будет жить и побеждать дальше, но это значит, что ФИФА будет трудно уйти от заигрывания с денежными мешками, а также со странами третьего мира, жившими на ее подачки и голосовавшими «как положено».

В России на скандал в мировом футболе реагировали традиционно параноидально. Увидели руку Вашингтона — как видят ее всегда и во всем. И разумеется — как всегда и во всем — увидели в этом заговор против нас. Весь мир вращается вокруг нас, и весь мир хочет нам нагадить всеми доступными способами. Под командованием Америки, разумеется.

Про чемпионат мира 2018 года, который могут у нас отнять, говорили постоянно. Хотя на самом деле прямо сейчас для этого нет никакого повода. Ведь при всем шуме и гаме до сих пор не было никакого реального, достоверного материала, свидетельствующего, что Россия этот чемпионат действительно купила. Про Катар — было, про Россию — пока нет.

И я вполне допускаю, что Блаттер и его приятели вовсе ни в каких наших миллионах не нуждались. Они играют в это как в игрушку. Им казалась красивой идея провести турнир в самой большой стране мира. А в России к тому же их всегда красиво встречают, кормят, поят, одевают. Русские смогут отблагодарить и впоследствии, без всякого вульгарного подкупа. Ну, как Блаттер отблагодарил Платини — по-дружески, щедрым даром.

И самое лучшее, что мы могли бы делать в этой ситуации, — сидеть и помалкивать, не дразня ничьих гусей. Но мы бунтуем. А вот там, где надо было шевелиться, мы, наоборот, старались до последнего момента всё замять. И получили уже персонально свой, российский, спортивный скандал. Каких в истории не было. С допингом, ВАДА, отстранением от Олимпиады.

Однажды на допинге поймали наших лыжниц. С тех пор у нас нет женских лыж. Потом в несколько заходов поймали биатлонистов — и биатлон зачах. Гребцов поймали столько, что всю Федерацию гребли поставили вне закона на международном уровне (да-да, такое уже было, легкоатлеты здесь не первые!).

И легкоатлетов ловили неоднократно. Но мы всегда и всё отрицали. Говорили, что все, мол, применяют. Что нас, мол, подставили. Что это, мол, заговор против России. Всегда говорили одно и то же. Самым позорным было выгораживание тренера ходоков Чёгина, у которого на допинге поймали десятки спортсменов! А Мутко и прочие деятели отвечали в том смысле, что никто же лично Виктора Михалыча с шприцом за руку не хватал.

Мы могли отделаться куда менее страшными санкциями, если бы проявили хоть какую-то готовность к сотрудничеству. Извлекли хоть какие-то уроки. Не говоря уж о том, что могли бы просто быть честными. Но стране нужны медали. У страны, кроме танков и олимпийцев, и нет-то ничего, чтобы мощь показать.

Но я в который раз повторю, что спорт — это единственная область, где на Россию оказалось эффективно давить с помощью санкций. Теперь, когда нас взяли за задницу, мы согласны на все. Закрыли допинговую лабораторию, где странным образом уничтожали сотни проб. Прикрыли РУСАДА. Уволили почти всех, кого можно. Допустили к нам все какие есть международные комиссии. Согласны сделать допинг уголовным преступлением.

Согласны даже позвать иностранца, чтобы возглавил нашу лабораторию. «Поставить под внешнее управление» — кому не знаком этот уничижительный рефрен? Мы так про Украину говорим. Но в спорте и сами готовы под такое управление встать. Лишь бы выкрутиться, лишь бы попасть на Игры. Ну а там — добыть для страны вожделенное золото!

Причем честных спортсменов, достойных быть в Рио, способных там побеждать, у нас действительно немало. И наверное, несправедливо, что им приходится платить по чужим счетам. Но когда, борясь с заразой, вводят карантин, то на карантин сажают всех — и больных, и еще здоровых.

Наступающий 2016 год будет годом больших турниров. Евро у футболистов, Рио у всех остальных. И до лета вокруг спорта будут нагнетать волны позитива. И до лета же будут вливать вагоны денег в «Матч ТВ», задачей которого нагнетание позитива и является. Если раньше мемом было «перейти в “Анжи”», то теперь — на «Матч ТВ», зону, где нет финансового кризиса и нет ничего невозможного.

Но от футбола в принципе трудно ждать больших успехов, а вот на Олимпиаде российскую сборную может подстеречь действительно неожиданный для обывателя результат. На Играх в Лондоне мы впервые не попали в тройку общемедального зачета. С тех пор положение с каждым годом становилось все хуже. К тому же все ресурсы были брошены на успех в Сочи. И даже теперешние спортивные бюджеты не сравнятся с сочинским. Потому что это был личный проект Путина. К тому же допинговый скандал бьет по нам наотмашь…

Не станет большой сенсацией для специалистов, если Россия скатится место на 7-ое-8-ое. Вот тогда позитив будет нагнетать уже труднее. И нелегкие времена наступят и для спортивного канала. Зачем он вообще нужен, если нет побед?

Так что я как болельщик встречаю год Обезьяны без восторга и иллюзий не питаю. Как, впрочем, и вообще относительно всей нашей грядущей жизни. Но об этом — отдельно.


Фото: Главы ФИФА и УЕФА Йозеф Блаттер и Мишель Платини отстранены от футбольной деятельности на восемь лет. Michael Probst / АР / ТАСС.













  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.