Итоги года
23 мая 2018 г.
Новогоднее поздравление «пятой колонне»
31 ДЕКАБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Мария Одендская

«Ну что, «ежовый» народ, прищучили нас? Прищучили, не поспоришь. Обложили, суки, со всех сторон, зажали в своих тисках вертухайских — ни продохнуть, ни грудь расправить, ни голову из окопа высунуть. Только высунул — бьют сразу в лоб прямой наводкой. Кого лопатой, а кого и из стрелкового оружия».

Я ненавижу самоцитирование и стараюсь никогда не пользоваться этим унылым приемом. Но жанр новогоднего обращения к трудящимся и тунеядцам заставляет просматривать написанное по этому поводу ранее. Просто чтобы не повторяться из года в год — все же одиннадцатый уже пошел. С вышеприведенного абзаца я начал свой текст ровно год назад. А еще через пару дней мы веселой компанией выпивали у нас на даче. Был с нами и Боря Немцов. С 27 февраля и по сию пору я не могу с ним попрощаться. Просто не могу и все — не достает у меня на это сил. Уходящий год фактически начался с убийства Бориса Немцова, а закольцевался гибелью восемнадцатилетнего Влада Колесникова. Тоже, конечно, насильственной.

Я знаю, что многих покоробит от названия этой заметки. Но пришла пора, друзья мои, что называется, разоружиться перед партией. Просто спросите у нескольких ваших знакомых, с чьим именем, прежде всего, ассоциируется у них термин «пятая колонна». И я вас уверяю, что имя Навального прозвучит не единожды, а имя давно умершего испанского генерала — ни разу. Наверное, задайся я такой целью, сумел бы и я, не подвергая испытаниям ваши чувства, описать круг тех, к кому обращаюсь. Но делать этого не стану. Не вижу причин, друзья мои, нынче ваши чувства щадить. Уж не обессудьте.

А начать я бы хотел с благодарности. С благодарности читателям «Ежедневного журнала», которые сочли для себя необходимым и возможным помочь нам в уходящем году. Нисколько не преувеличивая, скажу: сегодня «ЕЖ» по-прежнему выходит исключительно благодаря вашей поддержке, тем деньгам, что вы нам перечислили. И будет выходить в следующем, если вы нам в этой самой поддержке не откажете и впредь. А вся наша редакция, в свою очередь, берет на себя обязательства ваши инвестиции использовать рачительно и с толком.

Вообще, мне кажется, «Ежедневный журнал» пережил этот год успешнее, чем в целом страна под названием Россия. Потому что мы-то еще есть, а про страну я бы уже так уверенно не говорил. Другой вопрос: плохо это или хорошо? Я, например, в том государстве, которое в 2015 году называлось «Россией», жить не хочу — оно мне отвратительно по совокупности большинства характеризующих его признаков. И я знаю еще с десяток миллионов человек (соратников по пятой колонне), которые разделяют со мной это чувство. Дело за малым — друг до друга достучаться. Понять однажды, что на самом деле нас не много и не мало. Нас вполне достаточно, чтобы вернуть страну к нормальной человеческой жизни. Просто одни душевные качества нужно проявить, а другие, наоборот, заморозить. И все получится! Мы пережили ужасный год, а предстоит нам, судя по всему, еще более тяжелый. Но тяжелый не означает — плохой!

И раз уж я однажды ступил на эту кривую дорожку, то позволю себе привести здесь последний абзац моего поздравительного текста, написанного в 2009 году к пятидесятилетию Бориса Немцова. Потому, собственно, что в нем содержатся те основания, что и сегодня не дают нам утратить последнюю надежду.

«Так вот, Борис Ефимович, все у нас получится — мы этих уродов, в конце концов, закопаем! А знаешь почему? Потому что мы веселые, умные, талантливые и щедрые. А они мрачные, тупые, бездарные и жадные. Но это даже не главное. Главное, что нас девушки любят, а их нет!».

Они его убили, а закопает все равно он их. С нашей помощью.

С Новым годом, пятая колонна!












  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.