Итоги года
28 мая 2018 г.
Итоги года. Ожидая обезьяну с гранатой
9 ЯНВАРЯ 2016, АНТОН ОРЕХЪ

ТАСС

Прогнозы в нашей стране прекрасны тем, что никогда не сбываются. Год назад, когда для рубля в обменниках уже запасали пятизначные табло, а народ выгребал последние деньги, чтобы скупить все, что можно скупить, запасти по три холодильника, по четыре телевизора и поменять новую машину на еще более новую, казалось, что 2016 год мы будем встречать в лохмотьях, а три холодильника будут одинаково пусты. Крах, революция, баррикады, новый ГУЛАГ – предсказания рисовали любые сценарии, среди которых не было ни одного светлого.

Но год миновал, и мы констатируем, что из ужасного не сбылось ничего. Зато подтвердилось проверенное едва ли не столетиями: запас терпения и прочности в нашем народе колоссален. А государство настолько богато, что даже если воровать вообще всё, то запасов и тогда хватит надолго. И глядя в перспективу, думаешь, что тянуться эта бодяга может и год, и десять, и пятьдесят…

…Если, конечно, не прекратится как-то разом и почти внезапно. Не стану вспоминать семнадцатый год и проводить совсем уж зловеще-очевидные аналогии, но вспомним хотя бы Горбачева. От стопроцентной поддержки КПСС до ее полного краха прошло шесть лет, а активная фаза заняла года три.

Но это в будущем, а в прошедшем году мы жили в нескольких альтернативных измерениях.

Много жили прошлым. И главным идеологическим событием стал юбилей Победы. А главным словом стало «мы». Мол, это мы победили, мы сломили хребет. Причем, чем дальше, тем явственнее ощущалось, что воевали эти «мы» не только с Гитлером, но и с Америкой и не существовавшим тогда НАТО. Это «мы» бесило меня до крайности. Потому что мы-то как раз не выиграли ничего! Тем, кто действительно победил в 1945-м, сейчас под девяносто. А вот тем, кто захапал себе Победу, кто свою пошлость и подонство прикрывает чужими подвигами и чужой кровью – их и в проекте не было тогда.

Потом это МЫ стало употребляться и ко всему остальному. Мы – единственное добро в мире, как сказал очередной придурковатый депутат. Мы одни боремся с террором, пока остальные либо пособничают, либо мямлят. Мы одни знаем, как лучше жить всем остальным. А мудрость нашего президента катастрофически контрастирует с дегенеративностью всех прочих лидеров.

Промывание массовых мозгов шло, в принципе, по тем же канонам прошлого. Программа «Время» от своих аналогов 30-40-летней давности отличается разве что техническим средствами, а риторика зачастую совпадает до запятой. Но главное – людям окончательно заменили реальную жизнь на альтернативную. Граждане все-таки не дураки. Видят, что и цены растут, и зарплаты их худеют, и про медицину с ЖКХ все прекрасно понимают тоже. Но, как и прежде, это подается под видом «отдельных недостатков», которые перекрываются осознанием себя гражданами величайшей и самой справедливой страны мира. Трудности – временные, проблемы – решаемые, и надо просто потерпеть. Потому что кругом враги и на планете неспокойно.

В теленовостях российского телевидения практически не было России! Там была Сирия, была Украина, были беженцы в Европе. Была еще – если не забыли – Греция, которой мы все помогали. Была Турция, которая за два дня превратилась из союзника в злейшего врага, а от приезда Эрдогана на открытие соборной мечети до «помидоров», которыми он не отделается, прошло меньше месяца, кажется.

Это была еще одна прекрасная особенность года – мгновенная смена сакральности. Вспомните 2014 год, когда не было ничего важнее Украины. И вот теперь уже Украина на задворках (хотя все равно куда важнее собственно России), зато везде Сирия! Объекты ненависти меняются стремительно. Бандеровцев сменили игиловцы, про которых нельзя говорить, не упомянув, что они у нас запрещены. Потом был Эрдоган. Потом будет кто-нибудь еще. Пустоголовое население способно сегодня любить, а завтра ненавидеть одного и того же человека и одну и ту же страну.

Зато объект любви остался один-единственный. Даже заполошные избранники народа со своими бесноватыми инициативами не так мозолили глаза. Это не значит, что запретов и ограничений из-под их пера стало выходить меньше – вовсе нет! Но всех и вся подавила кругом фигура мудрейшего Путина. Уже и Зюганова не слышно, и Жириновского не видно, а интервью Медведева главным каналам даже сами эти каналы осветили вскользь!

Международная политика подавалась в жанре «один Путин против всего мирового зла» при поддержке Су, ТУ и «Калибров». А внутренняя политика – сквозь просто призму его спокойствия и надежности. А если речь заходила о конкретных достижениях народного хозяйства, нам неизменно говорили про укрепление обороноспособности и показывали, как всё это летает, стреляет и взрывается. И тут я снова вспоминал свое босоногое детство, когда мы реально боялись ядерной войны и понимали, что оборона первична, а с остальным мы потерпим…

В этом году у нас снова были бесчисленные катастрофы и катаклизмы, жертв которых забывали через считанные дни.

В Россию вернулись политические убийства, и весь год цветы и свечи на Москворецком мосту не давали забыть об этом.

Уличных протестов стало меньше, но за сам факт выхода на улицу реально начали сажать. И кто знает, не вспомним ли мы еще с содроганием именно в 2015 году принятые законы, позволяющие чекистам стрелять по толпе и врываться в любые дома просто так, а тюремщикам делать с заключенными всё, что этим тюремщикам в головы взбредет?

Нас «вернули в молодость», заново закрутив шарманку «дела ЮКОСа».

На примере Чаек мы узнали, что высшая власть не просто может быть воровской и коррумпированной, но и в прямом смысле бандитской. Впрочем, что значит «узнали»? По телевизору про Чаек не говорили.

Как и про дальнобойщиков. Которых мы однажды, быть можем, вспомним как «буревестников революции». Потому что впервые за очень долгое время протестовать стали не «хипстеры и зажравшиеся москвичи», а «люди труда». Которых власть немедленно назвала теневиками, мошенниками и неплательщиками налогов. Все ради того, чтобы очередного сынка президентского приятеля порадовать денежкой.

Этой власти некуда деваться. И вслед за дальнобойщиками, она также затянет пояса – не свои! – у всех подряд. Потому что нефть, зараза, никак не хочет дорожать. И если мировая экономика при цене ниже 80 долларов вопреки прогнозам Путина так и не рухнула, то наша экономика при всем запасе богатств и резерве народного терпения рушится все сильнее и неуклоннее. И когда нефть при Путине станет стоить столько же, сколько стоила при Ельцине – вот тогда любопытно будет поглядеть на всё вокруг.

Наступил 2016 год. В нашей стране надо жить долго, чтобы дожить до чего-то светлого. И быть здоровым – с той же целью. Но я могу пожелать нам не только крепкого здоровья, но и того, чтобы в год обезьяны наш труд не стал мартышкиным, а наша страна не превратилась окончательно в обезьяну с гранатой.



Фото: 15.09.2014. Украина. Ситуация в поселке Новосветловка Луганской области. Darko Vojinovic/АР/ТАСС















  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.