Сирия
15 сентября 2019 г.
США и Россия могут столкнуться в Сирии?
25 ЯНВАРЯ 2016, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Накануне заранее заявленных переговоров представителей режима Асада и противостоящих ему оппозиционных группировок одна за другой появляются новости о наращивании военной активности США и России в этом регионе. Все началось с чрезвычайно мутной статьи американского министра обороны Эштона Картера в интернет-издании Politico.com. В ней, с одной стороны, в очень общих выражениях говорилось о том, что Вашингтон в принципе готов начать наземную операцию против террористического «Исламского государства» как в Ираке, так и в Сирии. Но при этом называлось вполне конкретное американское соединение – 101-я воздушно-штурмовая дивизия, в расположении которой министр недавно побывал. Картер даже назвал города, которые первым делом нужно отвоевать у ИГ. И это не только иракский Мосул, но еще и сирийская Ракка. Прокремлевские журналисты забились в истерике – вот она, наземная операция. Пиндосы без всякого спроса вот-вот ввалятся силами целой дивизии в нашу родную Сирию, которую мы бомбим уже четыре месяца. Потом американцы намекнули, что речи о полномасштабной военной операции вроде бы не идет. Если войска и будут использованы на земле, то в виде очень небольшого контингента, который будет задействован прежде всего для подготовки сил оппозиции и их всестороннего обеспечения.

Но потом масла в огонь подлил вице-президент США Джозеф Байден. Выступив по итогам переговоров с премьером Турции Ахметом Давутоглу, он заявил: «Мы готовы, если политическое решение в Сирии будет невозможно, найти военное решение». Лишь позже последовало разъяснение, что вице-президент имел в виду действия против ИГ, не против сил Асада. Наконец, британская The Times поведала, что Россия и США создают свои базы на сирийской территории менее чем в 50 километрах друг от друга. Речь идет о районах в непосредственной близости от турецкой границы, которые контролируются курдами. Но если стороны были бы намерены лишь продолжать авиационную поддержку формирований, воюющих с ИГ, необходимости в новых базах нет. У России уже есть база в Латакии, наличие которой позволяет покрывать всю сирийскую территорию. А у американцев – целая сеть отлично оборудованных баз в Турции. Таким образом, если же все эти сообщения о подготовке новых баз соответствуют действительности, то это означает: стороны готовятся к широкомасштабным десантным операциям на северо-западе Сирии. Только в этом случае следует оборудовать вертолетные площадки, копить необходимое количество боеприпасов и снаряжения. Получается, Москва и Вашингтон независимо друг от друга начали готовить военные операции в Сирии.

Причины очевидны. В условиях уже фактически начавшейся предвыборной гонки в США на президента Барака Обаму давят республиканцы, требующие «решительных действий», нового широкомасштабного вторжения на Ближний Восток. И администрация, которая вроде бы поначалу не планировала наземных операций, начала готовить американцев к возможности вторжения. Что до Москвы, то, несмотря на победные реляции российского военного ведомства, четырехмесячные бомбежки вовсе не привели к решающему перелому в боевых действиях. Перелому, который позволил бы заявить: миссия успешно завершена, режим стабилизирован, можно уходить. Как раз сейчас уместно вспомнить, как журналисты, утверждавшие, что они близки к военным кругам России, уверенно утверждали: российская военная операция должна завершиться в феврале. Ясно, что сообщения о той или другой деревне, отбитой у антиасадовской оппозиции (а вовсе не у террористов из ИГ) – вовсе не свидетельствуют о серьезных стратегических успехах.

Однако российских бомбежек оказалось достаточно, чтобы Асад стал говорить о том, что он вполне может продолжить возглавлять страну и по завершении переходного периода (который сам по себе может длиться бесконечно долго). При этом сам факт швейцарских переговоров между представителями режима Асада и неких оппозиционных группировок (их состав мучительно пытались согласовывать все последние дни главы внешнеполитических ведомств США и России) уже является успехом сирийского диктатора и поддерживающей его Москвы. Однако переговоры, даже если они начнутся, будут долгими и тягучими. Чего стоит заявление госсекретаря Джона Керри о том, что переговоры будут непрямыми. Иными словами, дипломаты-посредники будут бегать из комнаты, где сидят представители Асада, с предложениями в комнату, где расположатся оппозиционеры.

В этих условиях сторонам, увязшим в попытках урегулировать сирийский конфликт, нужен прорыв на земле. Что Москва, что Вашингтон могут решиться на резкие действия. Замечу, такие операции в принципе не имеют шансов на успех. Чтобы получать шанс на победу, необходимо создать группировку численностью в 150-200 тысяч военнослужащих, что невозможно. В противном случае «освободители» Сирии обрекают себя на эскалацию своего участия в чужой войне по «вьетнамскому» сценарию. С заранее предрешенным результатом. Но дорога к катастрофе как обычно мостится сиюминутными политическими расчетами. Москва влезла в Сирию, пытаясь выйти из международной изоляции, которая возникла из войны, развязанной на Украине. Вашингтон нехотя начал делать вид, что готовится к военной операции из-за внутриполитических соображений. Ситуация многократно усугубляется тем, что обе операции готовятся параллельно. Еще можно согласовать правила боевых вылетов в одном и том же воздушном пространстве. Но немыслимо вести наземную операцию без жесткой координации и сотрудничества. Это создает риск непосредственного столкновения. Демонстрируя друг другу решительность, стороны могут заиграться…


Фото: Mindaugas Kulbis/АР/TASS
















  • Алексей Малашенко: Прошедшие переговоры лишний раз доказывают, что в Сирии самое главное – крупная международная игра, а местные сирийские власти полностью зависят от международных игроков.

  • «Коммерсант»: Турецкий лидер ничего не сказал о действиях российских военных в Идлибе, традиционно обрушив весь свой гнев на власти Сирии...

  • Эль Мюрид: По всей видимости, подготовка к операции Турции на севере Сирии подошла к завершению, теперь требуются политические согласования. Война в Сирии - это цепь разменов и договоренностей. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Военно-воздушная дипломатия
29 АВГУСТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ну теперь мы наконец знаем, зачем четыре года назад Москва влезла в гражданскую войну в Сирии, ради чего погибли десятки наших военных и были истрачены миллиарды долларов. Думаете, ради борьбы с терроризмом? Чтобы выйти из международной изоляции, вызванной аннексией Крыма и войной на Донбассе? Для демонстрации амбиций великой державы? Все гораздо проще. Сирийская операция понадобилась, чтобы втюхать Турции отечественные вооружения. По крайней мере, именно к таким выводам приводят результаты скоротечного визита турецкого президента Эрдогана в Москву. Федеральные каналы не пожалели времени, демонстрируя совместное пребывание российского и турецкого лидеров на авиационном салоне МАКС-2019. 
Прямая речь
29 АВГУСТА 2019
Алексей Малашенко: Прошедшие переговоры лишний раз доказывают, что в Сирии самое главное – крупная международная игра, а местные сирийские власти полностью зависят от международных игроков.
В СМИ
29 АВГУСТА 2019
«Коммерсант»: Турецкий лидер ничего не сказал о действиях российских военных в Идлибе, традиционно обрушив весь свой гнев на власти Сирии...
В блогах
29 АВГУСТА 2019
Эль Мюрид: По всей видимости, подготовка к операции Турции на севере Сирии подошла к завершению, теперь требуются политические согласования. Война в Сирии - это цепь разменов и договоренностей. 
Передвижная выставка – вместо объяснений
18 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Всего полгода прошло после назначения Андрея Картаполова начальником Главного военно-политического управления Вооруженных сил (положение о самом управлении так и не появилось в открытом доступе). В высоких кабинетах еще спорят о штатном расписании и структуре нового управления. А оно тем временем начало фонтанировать военно-патриотическими инициативами. 23 февраля из столицы отправится эшелон, состоящий из 21 вагона и открытых платформ. Речь идет о передвижной выставке трофеев под названием «Сирийский перелом». Подведомственному населению решили показать конкретные результаты длящейся уже четыре года и обошедшейся в десятки, если не сотни миллиардов рублей военной операции в Сирии. 
Прямая речь
18 ФЕВРАЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: Милитаризация сознания, милитаризация образа жизни, милитаризация общества, «всё для фронта, всё для победы». 
В СМИ
18 ФЕВРАЛЯ 2019
«Красная звезда»:  Стартующая в День защитника Отечества передвижная выставка военных трофеев из Сирии побывает в десятках городов России.
В блогах
18 ФЕВРАЛЯ 2019
Лев Рубинштейн: Только не надо спрашивать, о переломе каких конкретно конечностей идет речь, все ли участники передвижной акции будут в гипсе и каким способом они будут передвигаться.
Минообороны играет в наперстки
24 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Интересно, последует ли сегодня команда из только что созданного ГлавПура изъять к чертовой матери из частей и соединений все двадцать с лишним тысяч экземпляров газеты «Красная звезда»? Или особо доверенные лица будут вырезать из третьей страницы карту, которая находится в прямом противоречии со свежей версией гибели российского самолета-разведчика Ил-20? Мы публикуем эту замечательную карту. Из нее следует, что четверка израильских F-16 начала 17 сентября атаку на объекты в Латакии в 22.00 -22.10. По российской версии, израильтяне предупредили об атаке за минуту до ее начала. То есть, надо понимать, где-то в районе десяти часов вечера. И вот, отражая эту атаку, через семь минут сирийские ПВО, целя в израильские самолеты, сбили российский самолет-разведчик Ил-20.
Прямая речь
24 СЕНТЯБРЯ 2018
Владимир Бейдер: Районы расположения российских войск израильтяне тщательно избегают. Иранцы поняли эту закономерность — и решили воспользоваться ею.