Терроризм
24 мая 2018 г.
Жириновский сказал правду. Кремлю выгодна дестабилизация Европы

ТАСС

Если попытаться одним словом описать реакцию представителей российской власти на теракты в Брюсселе, то, пожалуй, точнее эпитета, чем «саморазоблачительная», подобрать будет затруднительно. Убедиться в этом легко. Достаточно просто подряд прочесть высказывания нескольких наших политических и общественных деятелей по поводу страшной трагедии – депутатов, разных официальных лиц, придворных экспертов и журналистов. Тон задала представитель МИДа Мария Захарова. Она как бы установила планку, обозначила рамки, сразу известив всю эту разношерстную команду, как правильно и патриотично реагировать на взрывы в Брюсселе. «К сожалению, мы сегодня приходим к очень печальным итогам политики двойных стандартов в этой сфере. Нельзя делить террористов на хороших и плохих», — заявила г-жа Захарова. Вот, собственно говоря, этот пошловатый тезис о том, что Россия как великая держава тоже имеет право «назначать» террористами тех, кого считает нужным (например, сирийскую оппозицию), и лег в основу, стал стержневым в многочисленных выступлениях смекалистых, на лету схватывающих медийных персон российского телевидения. С той или иной приправой, под тем или иным соусом его предлагали аудитории все, от парламентариев Матвиенко и Миронова до патриарха Кирилла и журналиста Пушкова. Логику в транслируемом тезисе искать бессмысленно – ее там нет. Никто из нынешних публичных спикеров по этой проблеме не ответит вам на вопрос, какая связь между терактами в Брюсселе и нежеланием ведущих мировых держав включать Россию в общую антитеррористическую повестку. Будь наша страна в антитеррористической коалиции, она смогла бы предотвратить теракты в Брюсселе? Ну, сегодня, пожалуй, подобного рода утверждения тяжело будет продать даже тщательно подготовленной российской аудитории. Тем более что, развивая эту тему дальше, придется объяснять, что позиция Запада в первую очередь обусловлена тем обстоятельством, что Россия, проводя захватническую политику в отношении соседней Украины, сама стала экспортером международного терроризма. В контексте выводов разных международных институтов о причине гибели малазийского "Боинга" в небе над Донбассом такое утверждение вовсе не выглядит надуманным или необоснованным.

Но если не ограничиваться лишь прочтением высказываний наших ньюсмейкеров по поводу терактов в Бельгии, а просмотреть некоторые из этих выступлений в записи, то становится очевидным, что объединяет их не только общая, спущенная сверху идеологема. Проделайте тот же эксперимент, что и я, просмотрите несколько роликов, и вы, не сомневаюсь, увидите гораздо больше, чем попало в объективы телекамер. Каждый из этих людей потирал руки под столом. Злорадство – вот чувство, которым насквозь пронизаны все эти пустые разговоры про «общемировую солидарность» и необходимость «встать всем плечом к плечу перед лицом страшной террористической угрозой». И никому это чувство скрыть не удалось по одной простой причине – оно абсолютно искреннее.

ТАСС

Сегодня российская элита ощущает себя врагом западного мира, и является таким врагом. И в этом смысле реплика Жириновского оказалась самой прямой и честной из тех, что были высказаны в последние два дня по данной теме. Он сказал следующее: «Теракты будут идти по всей Европе! И нам это выгодно. Пусть подыхают и погибают. Пусть они к нам идут и просят нас…» Владимир Вольфович не заморачивается идеалами добра и гуманизма. То есть не лукавит, не притворяется, а рубит правду-матку. И подобную позицию трудно характеризовать как пошлую или лицемерную. Тут разлом гораздо более глубокий: Россия разошлась со всем цивилизованным миром в трактовке давным-давно установленных и согласованных правил. А если говорить еще шире, то — общечеловеческих ценностей. Именно поэтому Кремлю сейчас действительно выгодна дестабилизация Европы, поскольку слабая Европа скорее согласится с правилами игры, которые ей пытается навязать Владимир Путин.

Что же касается предположений различных украинских политиков по поводу непосредственной причастности Москвы к терактам в Брюсселе, то они сегодня, конечно, выглядят не слишком правдоподобными. Очевидно же, что режим Путина на излете, всевозможные ресурсы истощаются на глазах, и представить себе, что в этой ситуации Кремль пойдет на столь решительные действия, достаточно сложно. Похоже, в пороховницах пороха на прямую агрессию в отношении Запада, пусть и замаскированную под теракты, уже не осталось. Другое дело – поисточать яд и желчь, поглумиться в бессильном злорадстве. Хочется верить, что на большее они уже не способны.

Фото:1. Jean Marc Quinet\\Zuma\TASS
2. Станислав Красильников/ТАСС















  • Константин фон Эггерт: Непредсказуемость Москвы в данной ситуации, в точки зрения Великобритании, делает разговоры с ней по любой теме, хоть о Сирии, хоть о Северной Корее, крайне проблематичными.

  • "Коммерсант": В британском правительстве, по словам Терезы Мэй, не исключают, что российские власти могли «утратить контроль» над примененным нервно-паралитическим веществом.

  • Рыклин Александр: Мне еще кажется, что специального наказания заслуживают люди, придумавшие для нервно-паралитического боевого вещества название "Новичок"...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение «Новичка»
13 МАРТА 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ну вот и дождались. Не успел главный начальник страны привычно отмахнуться от подозрений в причастности Москвы к отравлению агента британской разведки Сергея Скрипаля и его дочери, как выяснилось, что на берегах Темзы уже разобрались. Британский премьер Тереза Мэй практически предъявила Москве ультиматум. В своей вчерашней речи в парламенте она заявила, что отравления были произведены веществом, «имеющим отношение к России». Глава английского правительства произнесла даже русское название нервно-паралитического газа — «Новичок». При этом она сообщила, что «есть только два возможных объяснения того, что произошло в Солсбери 4 марта.
Прямая речь
13 МАРТА 2018
Константин фон Эггерт: Непредсказуемость Москвы в данной ситуации, в точки зрения Великобритании, делает разговоры с ней по любой теме, хоть о Сирии, хоть о Северной Корее, крайне проблематичными.
В СМИ
13 МАРТА 2018
"Коммерсант": В британском правительстве, по словам Терезы Мэй, не исключают, что российские власти могли «утратить контроль» над примененным нервно-паралитическим веществом.
В блогах
13 МАРТА 2018
Рыклин Александр: Мне еще кажется, что специального наказания заслуживают люди, придумавшие для нервно-паралитического боевого вещества название "Новичок"...
По законам предвыборной войны
29 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На следующий день после взрыва в камере хранения в магазине «Перекресток» в Санкт-Петербурге президент Путин сообщил россиянам, что это был теракт и он уже дал спецслужбам команду «в плен никого не брать, ликвидировать бандитов на месте». Правда, главное управление Следственного комитета по Санкт-Петербургу возбудило уголовное дело не по статье 205 («Теракт»), а по статьям 30 и 105 ч. 2 УК РФ («Покушение на убийство двух и более лиц общественно опасным способом»). Президенту, конечно, виднее… Требование президента «не брать пленных» должно понравиться ядерному избирателю Путина, поскольку точно соответствует имиджу мачо, с которым он шел на свою первую президентскую кампанию в 2000 году. 
Прямая речь
29 ДЕКАБРЯ 2017
Андрей Солдатов: За дело взялся самый главный начальник, который расставил акценты. И теперь, когда он объяснил, чем нам это считать, скорее всего, дело будет формально переквалифицировано.
В СМИ
29 ДЕКАБРЯ 2017
Интрефакс: Путин: "Вы знаете, что вчера в Санкт-Петербурге бы совершен террористический акт. А совсем недавно ФСБ пресекла еще одну попытку теракта". 
В блогах
29 ДЕКАБРЯ 2017
Александр Москаль: в москве, путин идет на выборы. снова теракты, ск незнает чем этот взрыв считать, путин подтверждает теракт, ну а что вы хотели
ФСБ пугает Россию. И бояться не велит
15 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
ФСБ запретила пресс-службам МЧС и МВД комментировать массовые эвакуации, которые проходят в российских городах в связи с анонимными звонками о минировании зданий. Как сообщил источник газеты «Ведомости», чекисты, которые взяли на себя руководство расследованием, свой запрет мотивировали так: «Не нагнетать панику и не провоцировать других заниматься телефонным хулиганством». Тем временем волна телефонного терроризма в России нарастает и приняла характер эпидемии. С 10 по 14 сентября было несколько сотен анонимных звонков в более чем двух десятках городов России. Эвакуации подверглись свыше 150 тысяч человек из 480 объектов.
Прямая речь
15 СЕНТЯБРЯ 2017
Геннадий Гудков: Если ФСБ не произведёт задержаний в ближайшие дни, то можно будет уже с уверенностью говорить об учениях или обкатке ситуации для закручивания гаек.