Борьба с коррупцией
23 сентября 2018 г.
Депутат Резник. Откуда у хлопца испанская грусть?

Третьего мая испанский суд, спустя восемь лет после первых задержаний по делу так называемой тамбовско-малышевской группировки, выдал ордер на арест двенадцати граждан России. Среди тех, кто теперь, с точки зрения испанского правосудия, «должен быть задержан в любой точке земного шара», по меньшей мере трое высокопоставленных россиян. Это депутат Госдумы РФ Владислав Резник (с супругой), замглавы ФСКН Николай Аулов и бывший зампред СКР при прокуратуре Игорь Соболевский.

Хосе де ла Мата, судья, подписавший ордер, полагает, что следствие располагает «неоспоримыми уликами, подтверждающими глубокое проникновение фигурантов дела в государственные структуры их страны». Подозревается обвиняемые в преступлениях, характерных для любой преступной группировки: в убийствах, торговле оружием, подделке документов, вымогательстве, взяточничестве, контрабанде, обороте наркотиков, в заказных избиения и угрозах. Причем, по данным испанской прессы, следствие располагает вполне конкретными данными и убедительными доказательствами преступной деятельности каждого фигуранта списка. Так, испанские следователи уверены, что высокопоставленные силовики Аулов и Соболевский отвечали в банде за своевременное информирование руководства ОПГ о предполагаемых угрозах со стороны правоохранительных органов России. А член Генсовета партии «Единая Россия» Владислав Резник обеспечивал поддержку преступного бизнеса на высшем государственном уровне.

Испанские правоохранители уверены, что ОПГ, возглавляемая Геннадием Петровым, еще двадцать лет назад создала в Испании свою основную базу и использует эту страну в основном для отмывания средств, добытых преступным путем в России и в других странах. А также, как пишет испанская пресса, «группировка поддерживает крепкие связи с экономической, политической, юридической и полицейской властью в России»…

Вряд ли стоит сомневаться в том, что в ближайшее время испанское дело «тамбовцев» преподнесет еще немало сюрпризов. Испанские следователи наверняка располагают данными о том, кто из представителей политического руководства нашей страны являлся контрагентами тех, кого сегодня пытается арестовать испанский суд. Многие эксперты полагают, что по тому, как была организована деятельность Тамбовской ОПГ, можно судить, каким образом функционирует вся государственная машина России. По крайней мере, в экономической сфере.












  • Константин фон Эггерт: Фактически экстрадиция в Россию закрывает возможность для более-менее объективного расследования.

  • Газета.ru: Адвокаты Ковальчука в Германии обжаловали решение суда об экстрадиции, поскольку они не были уведомлены о выдаче подозреваемого российским властям.

  • Тимур Олевский: Поискали мы кокаинового Ковальчука. И благодаря офицеру безопасности Воробьеву нашли его в делегации МВД России. И это ещё не все, конечно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Экстрадиция наркобарона, или Дожить до рассвета
31 ИЮЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В начале этого года разразился громкий дипломатический скандал. На территории российской дипмиссии в Аргентине местные правоохранительные органы обнаружили весьма крупную партию наркотиков. 389 килограммов кокаина были аккуратно упакованы в двенадцать чемоданов и, по версии следствия, ждали своего часа для отправки в Европу. Причем, как полагает аргентинская полиция, в подвале российской дипмиссии наркотики пролежали довольно долго — с 2016 года. Разумеется, уголовное дело было заведено и в России. Причем российская сторона сразу начала заявлять, что все происходящее в Аргентине — совместная операция правоохранительных органов обеих стран.
Прямая речь
31 ИЮЛЯ 2018
Константин фон Эггерт: Фактически экстрадиция в Россию закрывает возможность для более-менее объективного расследования.
В СМИ
31 ИЮЛЯ 2018
Газета.ru: Адвокаты Ковальчука в Германии обжаловали решение суда об экстрадиции, поскольку они не были уведомлены о выдаче подозреваемого российским властям.
В блогах
31 ИЮЛЯ 2018
Тимур Олевский: Поискали мы кокаинового Ковальчука. И благодаря офицеру безопасности Воробьеву нашли его в делегации МВД России. И это ещё не все, конечно.
Для русских олигархов настали тяжелые времена
22 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник стало известно, что глава группы «Онэксим» Михаил Прохоров подал иск в один из московских судов о «защите чести и достоинства». Миллиардер взывает к отечественному правосудию, поскольку считает, что на его честь, а также на достоинство покусился оппозиционер Алексей Навальный, когда предположил, что покупка виллы в Тоскане у бывшего вице-премьера Хлопонина является закамуфлированной взяткой. Дескать, куплена она по завышенной в три раза цене. Важно отметить, что задолго до Навального на «странную» сделку обратили внимание журналисты BBC...
Прямая речь
22 МАЯ 2018
Андрей Колесников: Прохоров имеет какие-то моральные основания считать, что он не совсем враг протестного движения и «одной ногой» стоит на стороне прогресса.
В СМИ
22 МАЯ 2018
"Коммерсант": ...Для новой визы господину Абрамовичу нужно пройти более строгий тест, чтобы доказать, что его состояние было получено им легальным путем.
В блогах
22 МАЯ 2018
Михаил Липскеров: Дело дойдёт, что его и на Чукотку не пустят. Anna Antonova: Богатые тоже плачут...
Условие выживания диктатуры – развал нации
19 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду на заседании Басманного суда по делу о хищениях в рамках проекта «Седьмая студия» судья Артур Карпов, среди прочих ходатайств, зачитал и просьбу Минкульта, который на этих слушаниях представляла заместитель начальника отдела судебной работы в нормативно-правовом департаменте министерства Елена Зайцева. «Потерпевшая сторона» (кавычить это словосочетание требуют не только наши представления о добре и зле, но и здравый смысл) ходатайствовала о продлении меры пресечения обвиняемым Серебренникову, Итину, Апфельбаум и Малобродскому. К петиции ведомства, отвечающего за развитие культуры в России, присоединилось и следствие.
Прямая речь
19 АПРЕЛЯ 2018
Зоя Светова: Если бы было известно, кто конкретно заказал это дело, то можно было бы строить предположения о том, как оно дальше пойдёт, как можно повлиять на позицию следствия и суда.