Путин как всеобщий «доктор Зло»

ТАСС

Британский премьер Дэвид Кэмерон заявил, что Владимир Путин и лидер террористической группировки «Исламское государство» Абу Бакр аль-Багдади были бы счастливы, если бы Британия покинула Евросоюз. В Кремле попытались иронизировать. Путинский толмач Песков заявил, в Кремле «уже привыкли к тому, что российский фактор является одним из устойчивых инструментов в электоральной кампании в США». Но «использование российского фактора или фактора президента Путина в теме Вrexit (этой аббревиатурой обозначают возможный выход Британии из ЕС)» было-де новым для российского руководства.

Справедливости ради замечу, что Кэмерон безусловно прав. Если Великобритания и в самом деле уйдет из Европейского союза после июньского референдума, в Кремле, конечно, будут ликовать. ЕС в этом случае покинет один из самых жестких путинских оппонентов, последовательный сторонник санкций в отношении Москвы. Но я сейчас о другом. Песков, отдадим ему должное, увидел действительно нарастающую на Западе тенденцию. Путин все чаще входит в стандартный набор злодеев, противников свободы и демократии, который время от времени используется в прессе и выступлениях политиков. Никого уже не удивляет, когда он в этом списке через запятую следует после лидера террористического «Исламского государства». Чем дальше, тем больше он становится этаким «доктором Зло», воплощением всего самого скверного, превращается в образ, который используется в пропагандистских целях.

С одной стороны, можно сказать, что Владимир Путин с подчиненными долго и последовательно за это боролись. Ведь еще сравнительно недавно российские начальники с кислыми рожами жаловались, что их позицию игнорируют, их мнение не замечают на международной арене. А теперь – совсем другое дело. Ну, кто после Крыма и Донбасса рискнет не обратить внимание на то, что говорит тов. Путин В.В. Представители самых разных профессий буквально с лупой в руках вчитываются в каждое его слово. Так же, как заокеанские советологи изучали когда-то брежневские «сиськи-масиськи».

Не так давно я слушал одного западного эксперта, который на полном серьезе говорил о российском ядерном потенциале так, как если бы договора СНВ не существовало вовсе – он вел речь о тысячах и тысячах боеголовок, как будто вернулся в начало 70-х годов прошлого века. На свой недоуменный вопрос относительно того, на чем такие подсчеты основываются, я получил ответ, что нет смысла учитывать договоры, если Россия их не соблюдает. И с этим не поспоришь.

Мы действительно подошли к переломному моменту в отношениях с окружающим миром. На Западе уже никто не дискутирует на тему, вынашивает или нет Россия агрессивные замыслы, все обсуждают, как именно она эти планы реализует. Отставные военные в открытых докладах (а действующие штабные работники – в закрытых) чертят стрелы на картах, указывая, как только что созданная 1-я гвардейская танковая армия будет брать Прибалтику. И вот уже один за другим появляются аналитические доклады — последний из них «Closing NATO’s Baltic Gap», — авторы которых настаивают, что у НАТО недостаточно сил, чтобы защитить Прибалтику в случае российского вторжения. Причем, повторю, никто уже не спорит, возможно такое вторжение или нет. Владимир Путин долго работал над тем, чтобы доказать свою непредсказуемость и безбашенность. Следует констатировать, он достиг здесь немалых успехов.

Только Запад не забился испуганно в норку, как ожидали в Кремле. Там точно по Бисмарку, так любимому Путиным, начали в оценке намерений Москвы исходить не из договоров, ею подписанных, а из возможностей России. Причем сейчас эти возможности очевидным образом завышаются. Так было во время первой «холодной войны», частью которой была гонка вооружений. Именно она, а не «Першинги» с «Томагавками» уничтожила СССР.

Ну, а пока что главный начальник может радоваться своей всемирной славе, обсуждая с индонезийским лидером перспективы закупок пальмового масла…


Фото Александра Мудрац/ТАСС













  • Владимир Сажин: Подготовка к саммиту в Сочи была очень мощной, и если не все, то многие из проблем, существующих между Москвой, Тегераном и Анкарой, были сглажены.

  • "Коммерсант": Трое победителей, а строго говоря, побеждающих, встретились в Сочи для послевоенного обустройства мира.

  • Размышления с обвинительным уклоном: Проблема в том, что все три государства - империи, пусть и ранее проигравшие, соответственно, с массой комплексов и фобий.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Путин примеряет сапоги Сталина
23 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Только самый ленивый из кремлевского пула не написал о том, что сочинские переговоры главного начальника России с начальниками Турции и Ирана походила на знаменитую ялтинскую конференцию Сталина, Черчилля и Рузвельта. И тут, и там собрались победители (это ничего, что два года назад турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик и на какой-то период Анкара стала главным врагом Москвы). И тут, и там цель переговоров — послевоенное устройство пусть не континента, а одной ближневосточной страны. Репортеры отмечают, что даже место проведения было выбрано с расчетом: построенный в 1950-е годы санаторий напоминал об интерьерах Ливадийского дворца.
Прямая речь
23 НОЯБРЯ 2017
Владимир Сажин: Подготовка к саммиту в Сочи была очень мощной, и если не все, то многие из проблем, существующих между Москвой, Тегераном и Анкарой, были сглажены.
В СМИ
23 НОЯБРЯ 2017
"Коммерсант": Трое победителей, а строго говоря, побеждающих, встретились в Сочи для послевоенного обустройства мира.
В блогах
23 НОЯБРЯ 2017
Размышления с обвинительным уклоном: Проблема в том, что все три государства - империи, пусть и ранее проигравшие, соответственно, с массой комплексов и фобий.
Первый среди… парий
2 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Владимир Путин совершил однодневный визит в Тегеран. Официальный повод – трехсторонняя встреча с иранским президентом Хасаном Рухани и главой Азербайджана Ильхамом Алиевым. По итогам этой встречи главный российский начальник сказал все положенные слова о расширении и углублении сотрудничества в сфере экономики. Было подчеркнуто намерение способствовать урегулированию в Сирии. Путин не забыл даже извиниться перед простыми тегеранцами, что его кортеж заставил их стоять в многочасовых пробках. Однако очевидно, что главный российский начальник прибыл в иранскую столицу не для вполне заурядных переговоров...
Прямая речь
2 НОЯБРЯ 2017
Владимир Сажин: Этот саммит трёх государств... прошел в очень сложное время и оказался как нельзя кстати...
В СМИ
2 НОЯБРЯ 2017
РБК: Встреча президентов Ирана, России и Азербайджана в Тегеране прошла на фоне обострения отношений Ирана с США и их союзниками.
В блогах
2 НОЯБРЯ 2017
bor_odin: Да! Иран, Азербайджан, Сирия... Россиия. Что объединяет эти страны, как думаете? alejorojas: Вот и улетел - в Тегеран. Оттуда - в Северную Корею. Далее - везде...
За какой надобностью России воевать с Америкой?
24 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Советский человек очень хорошо понимал, вернее, вдолбил себе в мозг, принял за аксиому, что войны нужны лишь империалистическим кругам. И даже не просто империалистическим кругам, а исключительно верхушке империалистических кругов — чтобы решить проблему укрепления политической власти, интенсифицировать эксплуатацию и отвлечь широкие массы от насущных жизненных проблем. Человеку труда война не нужна. Она, в общем-то, и честному бизнесу не нужна. И даже аристократии, сгоревшей в предыдущих войнах. От войны все вышеперечисленные лишь пострадали бы. Мир всяко лучше войны, тем более мир с Америкой. Что, как ни странно, понимали даже и советские руководители, не всегда, впрочем, следуя в русле этого понимания.
И монарх с монархом говорит…
9 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
К своему некруглому юбилею Владимир Путин получил замечательный подарок. В Москве побывал король Саудовской Аравии Сальман Бен Абдель Азиз аль Сауд. Дело не в самом визите, который, конечно, важен. И не в довольно туманных перспективах политического и экономического сотрудничества двух государств. Дело в том, что главный российский начальник, пребывающий в очевидной международной изоляции (западные лидеры общаются с ним лишь по необходимости — когда приходится устранять последствия внешнеполитических эскапад Кремля — и предпочитают при этом телефон), получил возможность вновь приобщиться к высокой дипломатии.